Насколько нужно: Насколько или на сколько как правильно? – Насколько или на сколько — как правильно пишется слово

Насколько нужно: Насколько или на сколько как правильно? – Насколько или на сколько — как правильно пишется слово
Окт 03 2020
admin

Содержание

Насколько или на сколько — как правильно пишется слово

Данное слово в повседневной речи употребляется довольно часто, но его правописание вызывает определённые сложности.

Давайте с этим разберёмся.

Существует два варианта правописания анализируемого слова:

  • “насколько”, где слово пишется слитно,
  • “на сколько”, где слово пишется раздельно.

Как правильно пишется: “насколько” или “на сколько”?

Согласно орфографической норме русского языка оба варианта являются правильными. Давайте разберёмся в каком случае пишется первый вариант, а в каком – второй.

насколько

Когда пишем слитно?

Мы пишем слово слитно, если оно в предложении является наречием.

В данном случае мы руководствуемся следующим правилом:

“Пишутся слитно наречия, которые образованы от других наречий путем присоединения приставки”.

Наречие “насколько” образовано от местоименного наречия “сколько” с помощью приставки “на-“.

насколько – на (приставка) + сколько (наречие).

Как понять, что в предложении слово является наречием?

Если слово является наречием, то его можно заменить на следующие выражения:

  • в какой мере
  • в какой степени
  • до какой степени
  • как

на сколько

Когда мы пишем раздельно?

Мы пишем раздельно, если “на сколько” в предложении является вопросительным словом.

В данном случае “сколько” будет иметь зависимое слово.

Например:

  • На сколько сантиметров он выше? (“сантиметров” – это зависимое слово).
  • На сколько метров ниже? (“метров” – это зависимое слово).

Примеры для закрепления:

  • Насколько я знаю, он собирается уволиться.
  • На сколько сантиметров он выше папы?
  • Я знаю, насколько тебе больно уезжать.
Смотрите также:

«На сколько» или «насколько», как правильно пишется?

Слово «насколь­ко»,

явля­ю­ще­е­ся наре­чи­ем, пишет­ся слит­но. Местоимение в падеж­ной фор­ме «на сколь­ко» (частей) пишет­ся раз­дель­но.

В рус­ском язы­ке суще­ству­ют оба сло­ва: «на сколь­ко» и «насколь­ко». Узнаем, когда пишет­ся «наско́лько» слит­но, а когда «на сколь­ко» — раз­дель­но. Выбор слит­но­го или раз­дель­но­го напи­са­ния этих слов зави­сит от того, к какой части речи они при­над­ле­жат в опре­де­лен­ном кон­тек­сте.

Слитное написание слова «насколько»

Слово «насколь­ко» явля­ет­ся место­имен­ным наре­чи­ем, обра­зо­ван­ным от одно­ко­рен­но­го место­име­ния «сколь­ко» с помо­щью при­став­ки и суф­фик­са:

сколь­ко → наско́лько

Наречие «наско́лько» пишет­ся слит­но, напри­мер:

Наско́лько я был разо­ча­ро­ван ее отве­том, зна­ют толь­ко самые близ­кие люди.

Это слож­но­под­чи­нен­ное пред­ло­же­ние, в кото­ром упо­треб­ле­но союз­ное сло­во

«наско́лько» — место­имен­ное наре­чие, к кото­ро­му мож­но задать син­так­си­че­ский вопрос как к чле­ну пред­ло­же­ния:

я был разо­ча­ро­ван (в какой мере?) — насколь­ко

Это сло­во не изме­ня­ет­ся по паде­жам и чис­лам. В пред­ло­же­ни­ях, обра­ти­те вни­ма­ние, оно зави­сит от ска­зу­е­мо­го, выра­жен­но­го гла­го­лом, крат­ким при­ла­га­тель­ным или пре­ди­ка­тив­ным наре­чи­ем. Слово «наско́лько» явля­ет­ся обсто­я­тель­ством меры и сте­пе­ни, выра­жен­ным место­имен­ным наре­чи­ем.

Примеры предложений со словом «насколько»

Наско́лько све­жо в тени­стом лесу!

Наско́лько радост­но ста­ло всё вокруг от выгля­нув­ше­го из-за густых обла­ков ярко­го солн­ца!

Наско́лько живо­пис­на эта кар­ти­на?

Наско́лько было позд­но что-то пред­при­ни­мать, никто не знал.

Наско́лько это прав­да, я так и не узнаю.

Я не уве­ре­на, наско́лько полез­на эта яго­да для малы­ша.

Кто зна­ет, наско́лько дол­го уста­но­ви­лась мороз­ная пого­да?

Отсюда с горы мне отчёт­ли­во вид­но, наско́лько силь­но ветер треп­лет макуш­ки  дере­вьев.

Наско́лько это прав­до­по­доб­но, тебе решать.

Насколько или на сколько

Насколько или на сколько

Раздельное написание слова «на сколько»

А сей­час рас­смот­рим иной кон­текст:

На сколь­ко частей раз­де­лим ябло­ко?

Я не знаю, на сколь­ко частей нуж­но раз­де­лить ябло­ко.

В этих пред­ло­же­ни­ях упо­треб­ле­но вопро­си­тель­ное и отно­си­тель­ное место­име­ние в фор­ме вини­тель­но­го паде­жа:

раз­де­лим (на что?) на сколь­ко.

У место­име­ния есть зави­си­мое сло­во — суще­стви­тель­ное «частей», что кар­ди­наль­но отли­ча­ет его от похо­же­го по зву­ча­нию наре­чия «насколь­ко».

Правило

Местоимение с пред­ло­гом в фор­ме вини­тель­но­го паде­жа пишет­ся раз­дель­но.

Местоимение в падеж­ной фор­ме «на сколь­ко» высту­па­ет в роли вопро­си­тель­но­го сло­ва  или союз­но­го сло­ва в слож­но­под­чи­нен­ных пред­ло­же­ни­ях.

Чтобы усво­ить раз­дель­ное напи­са­ние место­име­ния с пред­ло­гом, про­чтем при­ме­ры пред­ло­же­ний.

Примеры предложений со словом «на сколько»

На сколь­ко недель охот­ник ушёл в тай­гу, Марфа не зна­ла.

На сколь­ко часов заря­дил этот осен­ний мел­кий нуд­ный дождь, как ты дума­ешь?

На сколь­ко дней мы пла­ни­ру­ем поехать к морю?

На сколь­ко блю­дец раз­ло­жим эту спе­лую зем­ля­ни­ку?

Вывод

Местоимение «на сколь­ко» пишет­ся раз­дель­но, а наре­чие «насколь­ко» пишет­ся слит­но. Различаем эти сло­ва в кон­тек­сте.

Скачать ста­тью: PDFНасколько или на сколькоНасколько или на сколько

«На сколько» или «насколько», как правильно пишется?

Слово «насколь­ко», явля­ю­ще­е­ся наре­чи­ем, пишет­ся слит­но. Местоимение в падеж­ной фор­ме «на сколь­ко» (частей) пишет­ся раз­дель­но.

В рус­ском язы­ке суще­ству­ют оба сло­ва: «на сколь­ко» и «насколь­ко». Узнаем, когда пишет­ся «наско́лько» слит­но, а когда «на сколь­ко» — раз­дель­но. Выбор слит­но­го или раз­дель­но­го напи­са­ния этих слов зави­сит от того, к какой части речи они при­над­ле­жат в опре­де­лен­ном кон­тек­сте.

Слитное написание слова «насколько»

Слово «насколь­ко» явля­ет­ся место­имен­ным наре­чи­ем, обра­зо­ван­ным от одно­ко­рен­но­го место­име­ния «сколь­ко» с помо­щью при­став­ки и суф­фик­са:

сколь­ко → наско́лько

Наречие «наско́лько» пишет­ся слит­но, напри­мер:

Наско́лько я был разо­ча­ро­ван ее отве­том, зна­ют толь­ко самые близ­кие люди.

Это слож­но­под­чи­нен­ное пред­ло­же­ние, в кото­ром упо­треб­ле­но союз­ное сло­во «наско́лько» — место­имен­ное наре­чие, к кото­ро­му мож­но задать син­так­си­че­ский вопрос как к чле­ну пред­ло­же­ния:

я был разо­ча­ро­ван (в какой мере?) — насколь­ко

Это сло­во не изме­ня­ет­ся по паде­жам и чис­лам. В пред­ло­же­ни­ях, обра­ти­те вни­ма­ние, оно зави­сит от ска­зу­е­мо­го, выра­жен­но­го гла­го­лом, крат­ким при­ла­га­тель­ным или пре­ди­ка­тив­ным наре­чи­ем. Слово «наско́лько» явля­ет­ся обсто­я­тель­ством меры и сте­пе­ни, выра­жен­ным место­имен­ным наре­чи­ем.

Примеры предложений со словом «насколько»

Наско́лько све­жо в тени­стом лесу!

Наско́лько радост­но ста­ло всё вокруг от выгля­нув­ше­го из-за густых обла­ков ярко­го солн­ца!

Наско́лько живо­пис­на эта кар­ти­на?

Наско́лько было позд­но что-то пред­при­ни­мать, никто не знал.

Наско́лько это прав­да, я так и не узнаю.

Я не уве­ре­на, наско́лько полез­на эта яго­да для малы­ша.

Кто зна­ет, наско́лько дол­го уста­но­ви­лась мороз­ная пого­да?

Отсюда с горы мне отчёт­ли­во вид­но, наско́лько силь­но ветер треп­лет макуш­ки  дере­вьев.

Наско́лько это прав­до­по­доб­но, тебе решать.

Насколько или на сколько

Насколько или на сколько

Раздельное написание слова «на сколько»

А сей­час рас­смот­рим иной кон­текст:

На сколь­ко частей раз­де­лим ябло­ко?

Я не знаю, на сколь­ко частей нуж­но раз­де­лить ябло­ко.

В этих пред­ло­же­ни­ях упо­треб­ле­но вопро­си­тель­ное и отно­си­тель­ное место­име­ние в фор­ме вини­тель­но­го паде­жа:

раз­де­лим (на что?) на сколь­ко.

У место­име­ния есть зави­си­мое сло­во — суще­стви­тель­ное «частей», что кар­ди­наль­но отли­ча­ет его от похо­же­го по зву­ча­нию наре­чия «насколь­ко».

Правило

Местоимение с пред­ло­гом в фор­ме вини­тель­но­го паде­жа пишет­ся раз­дель­но.

Местоимение в падеж­ной фор­ме «на сколь­ко» высту­па­ет в роли вопро­си­тель­но­го сло­ва  или союз­но­го сло­ва в слож­но­под­чи­нен­ных пред­ло­же­ни­ях.

Чтобы усво­ить раз­дель­ное напи­са­ние место­име­ния с пред­ло­гом, про­чтем при­ме­ры пред­ло­же­ний.

Примеры предложений со словом «на сколько»

На сколь­ко недель охот­ник ушёл в тай­гу, Марфа не зна­ла.

На сколь­ко часов заря­дил этот осен­ний мел­кий нуд­ный дождь, как ты дума­ешь?

На сколь­ко дней мы пла­ни­ру­ем поехать к морю?

На сколь­ко блю­дец раз­ло­жим эту спе­лую зем­ля­ни­ку?

Вывод

Местоимение «на сколь­ко» пишет­ся раз­дель­но, а наре­чие «насколь­ко» пишет­ся слит­но. Различаем эти сло­ва в кон­тек­сте.

Скачать ста­тью: PDFНасколько или на сколько
Насколько или на сколько

Насколько программисту нужно знать математику? Что думают в Яндексе

Почти в каждой школе в кабинете математики висит табличка с высказыванием Ломоносова: «Математику уже затем учить надо, что она ум в порядок приводит». Многим из тех, кто не понимает, что такое программирование, кажется, что писать код — это то же самое, что решать математические задачи, а все программисты — обязательно математики. Но как все обстоит на самом деле? Насколько помогает знание математики в решении практических задач?

Наконец-то мы добрались до одной из самых острых тем и задали нашим коллегам в Яндексе вопрос: «Нужно ли программисту знать математику?»

Под катом, как всегда, полная текстовая версия.

Михаил Парахин
Москва. Программирует 24 года. В Яндексе — 9 месяцев.

После окончания МИФИ начал работать в ЗАО НТЦ «Модуль». В 90-х это было почти единственное место в Москве, где занимались системами автоматического обучения. Потом ушел в компанию Parascript, которая фактически является монополистом в области распознавания рукописного и печатного текста. Долгие годы работал в США. Последние семь лет — в Microsoft, пять из которых возглавлял в Bing подразделение мультимедийных поисковых сервисов. Весной пришёл в Яндекс директором по поисковым технологиям.

Математику приходится знать. И обязательно надо знать хотя бы базовую часть в рамках первых двух курсов института. Мне как-то выпало в жизни узнать очень много статистики и, поскольку я системно занимался автоматическим обучением, пришлось много учить специализированной математики. В целом если ты не знаешь математики в рамках школьно-институтского курса, то жизнь программиста тебе не очень понравится.

Григорий bobuk Бакунов
Москва. Программирует 25 лет. В Яндексе — 10 лет.

Когда-то пришёл работать системным администратором, а сейчас — директор по распространению технологий.

Как ты думаешь, нужно ли водителю автомобиля знать, как он ездит? Мне кажется, что необходимо. Это реальная человеческая потребность. Нужно достаточно глубоко понимать, как работают даже такие банальные вещи, как системная библиотека. И, как ни странно, для этого до сих пор нужна математика. Есть определенный класс программистов, которым действительно это, наверное, не нужно. Можно привести простое сравнение. Есть люди, которые рисуют картины — их называют художники. Есть люди, которые красят заборы, — это маляры. Вот так же и с программистами: есть некоторый класс программистов, которые творят что-то высокое, а есть люди, которые красят заборы. И в конечном итоге их во многом отличает знание математики, умение тонко и детально понимать что же они все-таки пишут. Дальше выбор за человеком. Или ты начинаешь заниматься математикой, и тогда у тебя появляется шанс стать художником. Или красишь заборы — это тоже хорошая профессия.

Антон pg83 Самохвалов
Москва. Программирует 18 лет. В Яндексе — 9 лет.

Пришёл в Маркет программистом на C++. Работал над самыми разными задачами сервиса. Через несколько лет перешёл в поиск, где занялся надежностью и производительностью runtime поиска. Сейчас занимается системой сборки, которая позволит собирать всю нашу кодовую базу за несколько минут на большом распределенном кластере.

Вопрос в том, для чего ему знать математику? Для того чтобы объяснить компьютеру, что ему надо делать, математику знать не надо — надо знать язык и уметь им пользоваться. Но есть какие-то предметные области, где математику знать необходимо. Если бы я, например, писал Матрикснет или работал с ДНК, вполне возможно, что какую-то математику мне нужно было бы знать. Но вот в программировании — нет. Я не могу вспомнить, когда мои знания матанализа пригодились мне в написании кода. Но само знание математики заставляет людей писать лучший код. Все самые лучшие программисты, которых я знаю, обычно заканчивали какой-нибудь механико-математический факультет, а не ВМК. Видимо, обучение математике как-то так правильно вправляет мозг, что ты начинаешь лучше программировать.

Андрей styskin Стыскин
Москва. Программирует 18 лет. В Яндексе — 9 лет.

Пришёл в Яндекс разработчиком на Java в группу поиска Маркета. Занимался классификацией товарных текстов и извлечением фактов из товарных описаний. Так началось его увлечение поиском и машинным обучением. Вне работы Андрей делал различные IR-игрушки: генератор стихов на языковых моделях, робота для прокачки социальных сетей. Сейчас Андрей руководит отделом ранжирования, в котором работает команда почти из 200 человек.

Человеку нужно хорошо знать математику, чтобы быть программистом в Яндексе. Можно сказать, это часть нашего корпоративного духа. Если кто-то не может решить сложную задачку с собеседования, то его просто всерьез никто не будет воспринимать в Яндексе. По крайне мере в поиске точно так. Мне кажется, это самоидентификация, механизм, с помощью которого можно понять, что человек мыслит теми же категориями, говорит на том же языке, что и ты, поэтому ты сможешь работать с ним в команде. Я знаю много хороших разработчиков, которые не смогли бы в Яндексе выполнить ни один проект, но с аналогичными в других структурах справились бы прекрасно. Например, в Яндексе тоже делаются инфраструктурные проекты, которые могут делаться в том же Luxoft, но просто этих людей мы бы никогда не наняли.

Анатолий anatolix Орлов
Программирует 25 лет. В Яндексе — 9 лет.

Первые два года писал Маркет. Долгое время занимался поиском — в основном его производительностью, а потом и всем остальным. Сейчас занимается разными проектами в области скорости, архитектуры и т.д. Заместитель руководителя направления поисковых сервисов. Входит в 2% людей, которые заканчивают курсы на Coursera.

Математика — это большая область знаний, где есть части, которые в программировании нужны и не нужны. Если вопрос в том, существует ли что-то в математике, что нужно знать программисту, то да, конечно. А если он звучит как: «Есть ли что-то в математике, что программисту знать необязательно?» — то ответ будет тоже: «Да, такого много»… Например, дискретка очень нужна программисту, а матан за много лет мне в программировании ни разу не пригодился.

Степан Кольцов
Москва. Программирует 10 лет. В Яндексе — 7 лет.

Старший разработчик в службе разработки систем хранения и обработки данных. Стёпа из тех сотрудников Яндекса, которые уходили, но потом возвращались. Сейчас работает над системами мониторинга в поиске.

Зависит от того, чем человек занимается. Если он пишет что-то высокотехнологичное, то ему математику надо знать прям суперобязательно. Чем ближе человек, условно говоря, к поиску Яндекса, в котором у нас самые высокотехнологичные задачи, тем лучше нужно знать математику. Если он ближе к совсем прикладным задачам (например, пишет программы для банка, чтобы оптимизировать работу бухгалтерии), то математику, конечно, можно не знать. Мне очень нравится Яндекс тем, что у нас гораздо больше таких мест, где она все же нужна.

Андрей Мищенко
Москва. Программирует 24 года. В Яндексе — 9 лет.

Пришёл в Яндекс разработчиком на C++, долго был руководителем разработки Поиска по блогам и писал на Perl. Андрей — кандидат физико-математических наук. Сейчас работает с Андреем Гулиным над улучшением алгоритмов машинного обучения в поиске.

Смотря какие у программиста цели. Для решения некоторых задач нужно знать математику лучше, чем некоторые ученые, а для других она совершенно не нужна. Если ты занимаешься инфраструктурными, инженерными задачами, то тебе нужны совсем другие умения. Есть задачи, в которых гуманитарное образование тебе даже больше поможет, чем фундаментальное математическое. Особенно там, где ты больше всего работаешь с пользователями. Если ты разрабатываешь интерфейс, который должен быть удобен среднестатистическому пользователю, глубокое математическое образование будет тебе только мешать. Интерфейс будет очень стройнымм, но при этом совершенно неудобным. Ты должен уметь срезать углы, делать его не таким стройным и более гладким, чтобы он был более интуитивный.

Нужна математика в системном программировании на нижнем уровне, в каких-то хайтечных задачах. В том же машинное обучении, конечно, сплошная математика и статистика. Наверняка в криптографии тоже нужна очень глубокая математика. Таких областей хватает.

Александр sadovsky Садовский
Москва. В Яндексе — 10 лет.

Пришёл в Яндекс работать над проектами, связанными с поиском. Под его руководством были созданы поиск по блогам, Яндекс.XML, запущены новый алгоритм ранжирования и робот для оперативного индексирования свежей информации, создана служба асессоров и начато измерение качества поиска. Саша — автор множества публикаций в научных и популярных СМИ об алгоритмах поисковых систем и продвижении сайтов в интернете.

На мой взгляд, математика —  очень мощная штука, которая может облегчать решение многих задач в программировании. И пусть программист не знает её на уровне математиков, но базовые знания высшей математики у него должны быть, чтобы общаться с теми, кто ее понимает, и уметь воспринимать ту информацию, которую передает собственно математик. Когда я работал в лаборатории, у нас был человек, который очень хорошо разбирался в математике, алгоритмах, оптимизации и мог построить хорошую математическую модель. Но если программист всего этого не понимает и тупо программирует один в один, как ему рассказали, результат получается не очень. Хорошо, когда два человека находят точки пересечения. Математика позволяет прикидывать в голове эффективность алгоритмов, то, за какое время они будут выполняться, позволяет лучше описывать объекты реального мира. В нашей области без математики невозможно создать такие алгоритмы, как Матрикснет.

Артём breqwas Киреев
Программирует 12 лет. В Яндексе — 8 лет.

В Яндекс позвали за то, что парсил данные из Поиска по блогам. Позвали не только поругать, но и на работу. Много лет делал Поиск по блогам, в частности был основным разработчиком подсервиса Яндекс.Пульс. Сейчас разрабатывает Рекламную сеть, один из самых критичных в смысле отказоустойчивости сервисов.

Я математику не знаю вообще. Причем это очень странная ситуация, потому что все, кто сидят вокруг меня, знают ее очень хорошо. Так что когда они начинают говорить какие-то умные вещи или когда у них на столах валяются бумажки, исписанные страшным даже не знаю чем, мне становится очень совестно. Но вот я математики не знаю, и ничего. Совершенно ничего хорошего, но без математики есть много задач, в которых её, серьёзную Computer Science, алгоритмы и все такое знать необязательно. Есть много прикладных задач, в которых это не нужно.

Сергей svv Вавинов
Москва. Программирует 27 лет. В Яндексе — 6 лет.

Пришёл в Яндекс разработчиком в Яндекс.Видео. Был главным в разработке Музыки, потом — в службе медиасервисов. Сделал несколько проектов для Яндекс.Диска. Сейчас — руководитель группы технологий работы с большими данными. Одна из задач, над которой работает Сергей, — проекты Яндекса для ЦЕРНа.

Программисту знать математику нужно обязательно. Конечно, бывает разное программирование, разные проекты, в некоторых математики нужно больше, в некоторых — меньше, в некоторых нужна специальная какая-то математика. Но базовое образование, базовое понимание математики необходимо просто потому, что она выстраивает мозги. У человека развивается абстрактное мышление, он может лучше смотреть на задачу, разбивать ее на какие-то части, понимать, как подходить к ней, искать какие-то новые подходы к решению – это в любом программировании важно. Еще есть некоторые совершенно базовые вещи. Например, оценка сложности алгоритмов. Её нужно уметь проводить в любой ситуации — какую бы программу вы ни писали, вам надо уметь ее оценить. Причем заранее, до того, как вы напишите код, чтобы просто понимать, нужно этот алгоритм использовать или вообще взять какой-то другой, чтобы он был более эффективным.

Роман Кашицын
Нижний Новгород. Программирует — 11 лет. В Яндексе — год.

Как и многие наши коллеги в Нижнем Новгороде, окончил ННГУ им. Н.И. Лобачевского. До Яндекса разрабатывал системы страхования, информационной безопасности, управления медиасерверами. Работал над ПО в телекоммуникациях, автоматизированными рабочими местами, порталами. У нас участвует в модернизации бэкофиса справочника организаций.

Такие вопросы часто задают известным хорошим программистам. Я считаю, что математика полезна, но необязательна. Ее очень полезно знать, особенно, если ты пишешь, например, на Haskell. Многие известные программисты не имели профессионального образования в области математики и писали очень хорошие программы. Скорее, программирование — это даже иногда такая лингвистическая работа; многие программисты были лингвистами, например. Но, с другой стороны, математика иногда очень помогает. Особенно если писать какие-то приложения, связанные с графикой. Там без высоких математических абстракций очень плохо. Матрицы, преобразования, кватернионы и всякие такие штуки очень нужны.

Елена Бунина
Москва. В Яндексе — 7 лет.

Директор отделения computer science в Школе анализа данных, HR-директор Яндекса, профессор кафедры высшей алгебры механико-математического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, заместитель заведующего кафедрой «Анализ данных» МФТИ. Доктор физико-математических наук. Тема её докторской диссертации «Автоморфизмы и элементарная эквивалентность групп Шевалле и других производных структур».

С моей точки зрения, есть разные программисты: те, кто просто по заданным алгоритмам что-то кодирует и может обойтись без математики, и все те, кто занимается анализом больших данных и теми вещами, которые есть у нас в Яндексе, — им математика нужна. Причем разные аспекты. Иногда даже нельзя представить заранее, какая математика им понадобится. Но уж точно те, кто имеет дело с машинным обучением, должен знать математику, должны хорошо владеть алгоритмами, и для них очень важны знания статистики.

Алексей Волохович
Нижний Новгород. Программирует — 25 лет. В Яндексе — 8 месяцев.

Лёша — руководитель нижегородского офиса разработки Яндекса. Окончил Нижегородский технический университет им Р. Е. Алексеева. Сейчас преподаёт там дискретную математику. Кандидат технических наук. До Яндекса занимался разработкой и программным менеджментом мобильных устройств.

Программисту знать математику в принципе важно, потому что те задачи, которые он решает, очень часто связаны со знаниями основным математических понятий. Писать код не означает ставить какие-то буковки, использовать какие-то операторы, функции и т.д., которые описаны в KPI. Можно написать такой код, который потом не сможет взлететь или, если полетит, то после этого упадет так, что развалится все, что под ним находилось. Поэтому закладывать красивые решения в самом начале проектирования системы — это основа основ. Для того чтобы получить это красивое решение, ты должен иметь базовые фундаментальные знания, понимать, в чем красота, в чем не красота, как посмотреть что данное решение оптимально для конкретного круга задач, которые решает твое программное обеспечение.

Михаил mlevin Левин
Москва. Программирует 18 лет. В Яндексе — 5 лет.

Вы могли видеть лекцию Миши о том, как математика помогает Яндексу зарабатывать. Очень большая часть его деятельности — работа в наших академических программах. Он преподает в Школе анализа данных, участвует в создании программы обучения на факультете Computer Science Вышки и Яндекса. Дважды завоевывал медали на ACM ICPC в составе команды МГУ им. М.В. Ломоносова.

Если хочется заниматься интересной работой, то математику нужно знать довольно хорошо. Есть определенные разделы (такие, как алгоритмы), которые требуют довольно глубокого знания математики и в общем-то отчасти математикой и являются. Мы все-таки считаем, что алгоритмы на каком-то базовом уровне должны знать все уважающие себя разработчики, и в общем-то в Яндексе на собеседованиях, по-моему, всех спрашивают алгоритмические задачки. Дальше уже зависит от направления деятельности. Если человек разрабатывает что-то инфраструктурное, то он может углубляться уже в системные вещи. Там своя математика тоже есть, но я про нее не очень много понимаю. Функциональные языки — это вообще то, над чем человек, не знающий математику, ломает голову, а какие-нибудь алгебраисты просто схватывают все на лету. Ну, и понятно, новые области машинного обучения — это вообще сплошная математика и там, конечно, можно просто применять инструменты, ничего в них не понимая, но тогда риск сделать глобальную ошибку, из-за которой вообще ничего не получается, очень большой.

Андрей Гулин
Программирует 25 лет. В Яндексе — 9 лет.

Пришёл в Яндекс программистом на C++. Первой задачей было переделать формат инвертированного индекса, чтобы записать в него информацию о точной форме слова в документах (до этого хранилась только лемма). Один из главных создателей Матрикснета, нашей технологии машинного обучения. Сейчас руководит службой ранжирования. Если бы Кнут не написал свой трехтомник, эту работу стоило бы отдать Андрею. Сам Андрей на вопрос, чем он занимается в Яндексе, ответил: «Я работаю за компьютером и делаю всякие штуки, чтобы всем было хорошо».

Конечно, знать математику необходимо. Тут коллеги смеются, настолько несуразный вопрос вы задаете. Но не очень понятно, можно ли не знать математику с нашей системой общего образования. Уже в первом классе всех обучают складывать, и это навык, который необходим и которым мы пользуемся постоянно. Математика не исчерпывается, как мы знаем, арифметикой — в ней есть много разделов с большей или меньшей полезностью. Некоторые изучают дифференциальную геометрию. Другие — сложные разделы математики, которые редко бывают полезны. В то же время есть разделы математики, которые считаются нетривиальными. Например, теория вероятностей, и хотелось бы, чтобы её знало как можно больше людей. Потому что она примерно так же полезна, как и обычная арифметика. Первая дает всем возможность посчитать, сколько денег нужно заплатить за обед и хватит ли их до конца месяца, а вторая позволит нам посчитать гораздо более интересные вещи. Например, какие у нас шансы на то, что нам удастся устроиться на новое место работы с большей зарплатой, что не отменят визы и мы сможем уехать в отпуск в этом году. Для в общем-то насущных решений вполне себе можно применять теорию вероятностей в полном объеме. Соответственно знать математику необходимо, и вообще, как мы знаем, математика — царица наук. И одна из самых абстрактных наук, которая вообще бывает.

Машинное обучение — всего лишь другое название статистики. Если вы занимаетесь статистикой, но с применением компьютеров, то вы занимаетесь машинным обучением. Математику вам придется ее знать, и даже если вы ее не знаете, вы ее изучите. Единственное, что необходимо, — уметь изучать новые области. Без этого навыка говорить, что вы хотите заниматься чем-то новым в своей жизни, невозможно. Машинное обучение было новым недавно, поэтому все, кто им занимался, имели этот навык. Прямо сейчас изучать машинное обучение намного проще, чем это было 10 лет назад, потому что написали много книжек, есть много курсов. Соответственно, если вы хотите заниматься не машинным обучением, которым занимаются уже примерно все, а чем-то совершенно новым, нужно уметь изучать новые области и выбирать те области, которые действительно нужны.

Мнений по поводу математики и программирования в Яндексе, на самом деле, гораздо больше. Здесь мы постарались показать, что в принципе они разные. И даже когда кто-то в одной части Яндекса считает, что без глубоких математических знаний невозможно работать, в другой свои задачи решают и те, у кого их нет. А что думаете вы? Мешало ли вам когда-нибудь то, что вы прогуливали матан? Или же математика вам каждый день помогает?

Сколько нужно времени для хорошего секса — Рамблер/женский

Это вопрос чрезвычайно сложный и многогранный, не имеющий однозначного решения ни на бытовом, ни даже на медицинском уровне.

Он дробится как минимум еще на три вопроса:

1. Что, собственно, считать сексом: весь процесс от первого прикосновения до оргазма? Период фрикций? А если без фрикций, но с оргазмом — это секс?

2. Что считать нормальным сексом: секс, в результате которого оргазм получили оба? Секс, в котором оргазм достался хотя бы одному из партнеров? Секс, который, хоть и не завершился оргазмом, но был приятен? Только ли генитальный секс?

3. Лишь определив для себя ответы на первые два вопроса, можно понимать, как засекать время. И сколько его нужно?

Что считать сексом?

Строго говоря, в старых учебниках по сексологии половым актом считался период от пенетрации (проникновения) до мужской эякуляции.

Мужчине на достижение оргазма требуется от двух до восьми минут. За это время он успевает пройти все стадии полового акта — желание, возбуждение, плато, оргазм, расслабление. У женщины одно только возбуждение занимает от пятнадцати минут. Получается, что у мужчины секс успевает закончиться в то время, когда у женщины он даже и не начинался.

— Алла Деларье, сексотерапевт, секс-коуч, член Российской ассоциации сексологов

В современном мире такой вариант, конечно, уже никого не устраивает. Приличные мужчины об этом знают — и потому готовы тратить время и на долгие прелюдии, и осваивать техники отсрочки эякуляции… И вообще много на что готовы. Но иногда способны переборщить — и удлиненный секс может не обрадовать партнершу. Порой отсроченная эякуляция становится для нас еще большей проблемой, чем преждевременная. Во всяком случае, опросы в соцсетях это подтверждают:

Анна, 35 лет

У меня в юности был мальчик, который не мог (не хотел?) кончить по два-три часа. Мне было его жалко, казалось, что ему надо помочь, а сейчас бы я просто ушла на кухню читать книжку и пить кофе.

Ольга, 32 года

Я как мужчина: совершенно не способна продолжать после оргазма: потом уже, кроме боли, ничего не испытываю. Причем для достижения желаемого мне нужно минут пять. А мужу — десять. Потом мне приходится либо терпеть и страдать (что сводит на нет все удовольствие), либо делать минет (а это я тоже не очень люблю).

Но бывают и счастливые сюжеты:

Ирина, 37 лет

Благодаря долгоиграющему мужчине я узнала, что такое мультиоргазм. С первым мужем у меня просто не было на это шанса: он кончал минут за пять. Обычно мне и самой этого времени хватало. Если нет, он быстренько «доводил» меня руками. А с моим нынешним мужчиной при первом нашем сексе я, как обычно, получила свое удовольствие в отведенный срок, но он не остановился, а продолжил. Мое возбуждение упало не до конца — и тут же начало нарастать снова, и снова завершилось оргазмом! Потом еще… Это было потрясающе. Обычно мы занимаемся любовью часа полтора: я успеваю получить по три-четыре оргазма, пока он дойдет до финала.

Какой секс считать нормальным

Кстати, об оральном удовольствии… Это секс или не секс? Многие женщины способны к клиторальному оргазму, но не способны к вагинальному. То есть могут (и даже предпочитают) получить свой оргазм без пенетрации — как для них высчитывать продолжительность секса? И считать ли сексом, например, куннилингус? И имеет ли смысл в рамках нашей статьи высчитывать норму времени на минет? Он должен быть длиннее или короче генитального секса? Повторим, с чисто медицинской точки зрения, половым актом считается только генитальный секс с пенетрацией и эякуляцией. Но если вы занимаетесь любовью не для решения демографических проблем, а исключительно ради удовольствия, то сексом можно считать любое взаимодействие с партнером, которое приводит вас к оргазму: генитальный секс, оральный, анальный, взаимную мастурбацию.

Норма секса — вещь индивидуальная. Главное, чтобы при интиме было хорошо обоим. И тут не так важна длительность секса — три минуты или тридцать три, важен конечный положительный результат (оргазм) у всех сторон. У всех!

— Алла Деларье, сексотерапевт, секс-коуч, член Российской ассоциации сексологов

Казалось бы, самое очевидное и широко растиражированное решение — это удлиненная прелюдия.

В идеале надо, чтобы мужчина ласкал женщину, пока не доведет ее до писка возбуждения, а лишь потом «входил»… Но преждевременная эякуляция оказывается частым конфузом при такой тактике. Если мужчина склонен укладываться в спринтерские две-три минуты, то он рискует перевозбудиться, еще пока ласкает женщину — и кончит, не успев начать. Для нормального секса важна не его продолжительность сама по себе, а совпадение темпераментов и желаний. Какое вам утешение, если мужчина укладывается в свою среднестатистическую норму от двух до восьми минут, а вы не успеваете получить оргазм? И какая ему радость, если вы финишируете раньше, а все, что после вашего оргазма, будете считать насилием и принуждением?

Сколько времени все-таки нужно

Мы приблизительно определились: сексом считается любое действо, приводящее к оргазму обоих партнеров. Сколько нужно времени на такое мероприятие? Это зависит от многих обстоятельств: от возраста партнеров, их сексуальных темпераментов и, конечно, от стадии знакомства. Когда это ваше первое-второе-третье свидание, то естественно, что вы готовы посвящать сексу все время, какое есть в резерве. Вы ненасытны — и это нормально, это период взаимного познания. Как правило, уже на нем можно понять, насколько вы совпали в темпераментах. Возможно, кто-то раньше сойдет с дистанции и предложит: «А пошли лучше в кино?» Кто-то начнет обижаться на недостаток любви и внимания, которое на самом деле выражается в сокращении времени на секс… А может, вы будете пресыщаться синхронно и постепенно — значит, совпали.

В устойчивых парах на каждодневный (в сексологии он имеет название «рутинный») секс, как правило, выделяется три-пять минут. Его задача — просто снять напряжение и обозначить близость. Если же вы хотите поэкспериментировать, то, конечно, понадобится больше времени. Но оно в основном удлиняется за счет прелюдии.

— Алла Деларье, сексотерапевт, секс-коуч, член Российской ассоциации сексологов

Если началом секса считать объятие или одновременное запрыгивание в постель, то продолжительность его может быть от минимума, необходимого самой пылкой женщине (10-15 минут), до бесконечности. Если же засекать время только на период фрикций (или начала непрерывных оральных ласк), то среднестатистическая норма — две-восемь минут. Большинство и мужчин, и женщин при оральном сексе финишируют быстрее. Но это финал лишь для одного из партнеров. Если второй будет благодарить, то время, соответственно, удвоится. А вот фрикции дольше часа в сексологии нормой не считаются.

Cколько действительно нужно времени для того, чтобы стать профи или урок от одного скрипача

Кто-то считает, что для того, чтобы стать действительно профессионалом своего дела, нужно посвятить ему около 10 000 часов. Кто-то считает, что для этого вполне достаточно 4 часов в день, а а кто-то практикуется в течении всей жизни, отдавая делу более половины своего времени, и никогда не перестанет это делать, потому что совершенству нет предела.

Мы ломаем голову и разрываемся между желанием стать профи и другой частью нашей жизни, которая включает в себя отдых, радость, друзей и семью. Можно ли найти свой баланс и наслаждаться жизнью в полной мере, не испытывая при этом угрызений совести по поводу того, что одна из частей нашей жизни страдает? Существует ли золотая середина, или это просто легенда, выдуманная коучами для того, чтобы обещать клиентам достижения мечты и зарабатывать на этом деньги? А может быть все дело в том, что мы просто не знаем, как практиковаться правильно?


©photo

У Ноа Кагеймы, психолога и скрипача, ушло на поиски этой золотой середины 23 года.

Ноа учился играть на скрипке с двухлетнего возраста и на протяжении всей карьеры его мучал один вопрос — достаточно ли он практикуется для того, чтобы достичь пика своего мастерства? Он изучал статьи, в которых музыканты и другие люди искусства с мировым именем делились своим опытом.

Что говорят великие?

  • Рубинштейн в одном из своих интервью говорил, что считает 4 часа оптимальным количеством времени для занятий каждый день. Если вам нужно больше времени для того, чтобы достичь своего максимума, значит вы просто что-то делаете не так.
  • Леопольд Ауэр считал, что тренировать свои пальцы вы должны целый день. Если же вы будете тренировать свой ум, то сможете уложиться и в 1,5 часа.
  • Хейфец считал, что для достижения высокого уровня мастерства в среднем вполне достаточно и 3 часов в день. Он сам так делает и оставляет себе воскресенья для полного расслабления.
  • Ноа подумал о том, что его четырёх часов в день вполне достаточно, и расслабился. Но потом он услышал о работе доктора Андреса Эрикссона.

    А что говорят психологи?

    Исследование доктора Эрикссона легло в основу «правила 10 000 часов» и согласно которому для того, чтобы стать виртуозами, музыкантам требуется около 15-25 лет. Цифры довольно пугающие. Настолько, что мы пропускаем один очень важный фактор в уравнении.

    Есть особый вид практики, который называется «умышленной практикой», и именно он способствует достижению наилучшего результата. Кроме нее есть еще другие виды практики, о которых мы не слышали и от которых и зависит наша скорость продвижения к поставленной цели.

    Неосознанная практика

    Вы когда-нибудь наблюдали за репетицией музыкантов? Обычно они действуют по нескольким стандартным схемам.

    1. Метод сломанной записи. Это когда один и тот же особо сложный отрывок проигрывается до бесконечности, как заезженная пластинка. Тот же пассаж на фортепиано, точно такая же презентация — со стороны все это выглядит как практика, но самом деле все это лишь бессмысленного повторения.

    2. Метода автопилота. Это когда мы активируем свой автопилот и для выполнения задания не прикладываем особых усилий. Это как игра в гольф или проигрыш отрывка от начала и до конца.

    3. Смешанный метод. Это когда вы репетируете одну из композиций и проигрываете ее от начала и до конца снова и снова, а когда вам не нравится какой-то кусочек из нее, вы проигрываете его несколько раз и только после этого продолжаете дальше. В танце происходит то же самое: вы повторяете связку от начала и до конца и если какой-то отдельный элемент дается труднее, вы проходитесь по нему снова и снова и только потом повторяете связку до конца.

    Сама по себе подобная практика не так уж и плоха. Но с ней возникает три проблемы.

    Проблема №1. Это пустая трата времени. Почему? Потому что вы тратите часы на практику и в итоге никуда не продвигаетесь, так как повторяете одно и то же на автомате неосознанно. Более того, так вы можете сделать себе еще хуже, потому что в итоге закрепляете одни и те же ошибки. От которых, кстати, надо будет еще избавиться и позаимствовать это время из будущих часов практики.

    Проблема №2. Она делает нас менее уверенными. Когда проигрывается один и тот же кусок бесконечное количество раз с повторением и исправлением одних и тех же ошибок, к моменту выхода на сцену теряется уверенность. Композиция заучена на автомате и если мы ошибемся на каком-то другом кусочке, есть вероятность того, что выйти из ситуации красиво и правильно не получится. Так как включен автопилот, который не в состоянии предпринимать осознанных действий в случае непредвиденных обстоятельств.

    Я не скрипач, но в музыкальную школу год на гитару я ходила и до сих пор хорошо помню это ощущение автопилота. Когда пальцы сами перебирают струны без особого участия мозга. И когда через несколько лет ты снова берешь в руки инструмент, просыпается все тот же автопилот, но материал уже подзабыт и вспомнить целый кусок целиком сложно. А если бы я осознано тренировалась, то вспомнить мелодию и заново подобрать этот кусочек не составило бы особого труда.

    Проблема №3. Это ужасно скучно. Повторение одного и того же изо дня в день по несколько часов — это ужасно скучно! Именно потому, что родители и многие учителя не понимают этого, довольно большое количество детей заканчивают музыкальные школы чуть ли не со слезами на глазах и потом никогда больше не притрагиваются к этому инструменту (на радость соседям). А в общеобразовательных школах и университетах у студентов навсегда отбивается тяга к знаниям.

    Существует ли альтернатива для этого такого привычного и скучного метода практики?

    Осознанная практика

    Осознанная практика — это систематическая и высоко структурированная деятельность. Скажем так, это более научный подход для овладения новыми навыками или улучшения уже приобретенных, который дает нам возможность заменить бессмысленные пробы и ошибки на активное мышление и постоянный поиск и проверку новых гипотез.

    Это когда ты не на автомате проигрываешь отрывок снова и снова, а постепенно овладеваешь каждым кусочком по отдельности. Изучаешь его и ищешь идеальное звучание. И только после того, как все кусочки пазла совершенны, складываешь их вместе в целостную композицию.

    Это постоянный анализ, который позволяет докопаться до сути, а не бессмысленное зазубривание материала, которое выдается нами неосознанно и забывается через довольно короткий промежуток времени. Потому что для достижения совершенства нужно не просто знать наизусть определенные правила, формулы или ноты. Для этого мы должны понимать суть и разложить все на составляющие, сделать из сложного более простое и доступное для понимания. И найти более совершенный путь решения или вариант.

    Мало заучить наизусть таблицу Менделеева. Если ты понимаешь законы, по которым она была построена, любое отклонение в вопросе учителя от основной линии не собьет тебя с толку. Точно также понимание взаимосвязи рельефа с полезными ископаемыми и климатом поможет рассказать о стране на твердую четверку (11?) даже если ты не успел прочесть нужный параграф. Изучаем, анализируем, ищем альтернативные пути, раскладываем по кусочкам и улучшаем, а не повторяем бездумно снова и снова, пока пальцы сами не смогу повторить это в любое время, а слова зазубренного текста не будут отскакивать от зубов даже если нас разбудить посреди ночи — это все бесполезная трата времени и усилий.

    Как ускорить приобретение новых навыков?

    Ноа Кагейма вывел 5 принципов для ускорения процесса приобретения и улучшения новых навыков, которыми он с удовольствием поделился бы с младшей версией себя. Надеюсь, что они помогут вам достичь своего совершенства менее чем за 10 000 часов. А остальное время вы найдете на что потратить 😉

    1. Фокус — это главное. Оттачивайте свои навыки ровно столько времени, сколько можете оставаться сфокусированными на занятии Это может быть и 10-20 минут, так и 40-60 минут и более — все зависит от ваших личностных характеристик.

    2. Время решает все. Отслеживайте промежутки времени в течении которых у вас чувствуется прилив энергии, и старайтесь практиковаться именно в это время. Опять же, у всех оно может быть разным. Кто-то активен больше всего рано утром, кто-то — после обеда, а кто-то и вовсе ночная пташка. В это время вы наиболее продуктивны и потраченное время будет использовано с пользой. Какой толк от занятий, если вы не в состоянии сосредоточиться даже на самом простом действии?

    3. Не доверяйте вашей памяти. Не доверяйте своей памяти и записывайте свои основные цели, а также то, как прошла тренировка и что бы вы хотели добавить или изменить. Вы можете делать это как в специальных программах, так и в бумажном варианте. Главное ловить момент и записывать все в тот момент, когда вы находитесь на пике вашей продуктивности и четко видите, что именно нужно подкорректировать.

    Если вы будете записывать все идеи и корректировки, увидите, как много на самом деле всего приходит на ум и запомнить все моменты практически нереально. А зачем упускать то, что, возможно, поможет сделать все еще быстрей и идеальней?

    4. Умнее, а не усерднее. Иногда действительно продолжительность тренировки решает все. Но иногда бывают случаи, когда нужно идти немного другим путем. Как-то репетируя снова и снова один из отрывков, который сложнее всего давался, вместо успеха и продвижения вперед Ноа получил лишь боль в пальцах и ощущение отчаяния. Но он заставил себя остановиться и вместо того, чтобы продолжать терзать свои пальцы и инструмент, просто немного подумать над тем, что именно ему мешает довести дело до конца и, найдя причину, исправить ее другим, более гуманным и быстрым способом.

    Насколько я помню, прямая — не всегда самый простой и короткий путь между двумя точками. Это как раз тот случай, когда усердия и труда явно не будет достаточно.

    5. Модель решения проблем и нацеленность на результат. Довольно легко просто дрейфовать в море неопределенности и бессмысленной практики. Для достижения быстрого и лучшего результата нужно оставаться сфокусированным на цели.

    Модель решения проблем содержит в себе 6 ступеней:
    1. Определение задачи. Какого результата мы хотим добиться?
    2. Анализа проблемы. Почему именно не получается так, как хотелось бы?
    3. Выявления потенциальных решений. Что я могу сделать, чтоб все получилось так, как хочется?
    4. Тестирования возможных решений и выбор наиболее оптимального. Какие улучшения работают лучше всего?
    5. Реализация лучшего решения.
    6. Отслеживания результатов. Помогают ли внесенные правки достигнуть желаемого результата?

    Наша жизнь слишком коротка, чтобы тратить на достижение одной цели 15-25 лет бесценного времени, которое нельзя купить ни за какие деньги и достижения. Вы только задумайтесь о тех возможностях, которые открывает нам вдумчивая практика и о том времени, которое мы сможем сэкономить с ее помощью и потратить его на что-то другое, не менее важное.

    Сколько нужно двигаться, чтобы оставаться здоровыми

    Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) считает, что недостаточная физическая активность (физическая инертность) – четвертый по значимости фактор риска, на долю которого приходится 6% случаев смерти в мире. По оценкам ВОЗ, именно физическая инертность и гиподинамия – основная причина примерно 21-25% случаев рака молочной железы и толстой кишки, 27% случаев диабета и 30% случаев ишемической болезни сердца. Около 3,2 миллиона человек ежегодно умирают в результате недостаточной физической активности.

    В чем причины гиподинамии

    Технологии значительно облегчили жизнь современного человека: чтобы добраться до работы, можно использовать общественный транспорт или личный автомобиль; подняться на несколько этажей вверх помогают лифты и эскалаторы; любые товары можно заказать с доставкой на дом. Нет необходимости быть физически активными, чтобы обеспечить себе комфортную жизнь. По некоторым оценкам, сейчас люди двигаются в среднем на 96% меньше, чем 100 лет назад.

    Свой вклад в развитие гиподинамии вносят телевизоры, компьютеры и мобильные телефоны: и дети, и более старшее поколение предпочитают «сидеть в сети» или играть в компьютерные игры, вместо того чтобы выйти на улицу и прогуляться. Мышцы при этом не получают необходимой нагрузки, осанка нарушается, кровеносные сосуды нередко пережимаются. Единственный способ нейтрализовать вредные последствия современного образа жизни – регулярная физическая активность.

    Что такое физическая активность

    Физическая активность – это любое движение, которое задействует скелетные мышцы и требует затрат энергии. Речь идет не только о занятиях спортом – учитываются и работа по дому, и прогулки по дороге на работу и с работы, и подвижные игры с детьми. Даже поход по магазинам можно считать физической активностью.

    Чтобы быть физически активным, необязательно ходить в спортзал или покупать дорогие кроссовки. Всегда есть множество вариантов, не требующих особых финансовых или временных затрат: например, подниматься на свой этаж не на лифте, а по лестнице; выйти за несколько остановок до работы и дойти до нее пешком; вместо киновечера с детьми устроить семейную прогулку в ближайший парк.

    Сколько двигаются жители России

    Спорт в последние годы становится все более важной частью жизни россиян. Согласно результатам опроса «ВЦИОМ-Спутник», проведенного в начале 2018 года, 79% занимаются спортом, причем 25% делают это регулярно. Для сравнения: в 2015 году спорту уделяли время только 61%, из них регулярно – 16%. Доля физически активных граждан заметно выше среди 18-24-летних (92%) в сравнении с людьми пенсионного возраста (66%).

    Многие города сейчас активно поддерживают кампанию по стимулированию физической активности среди жителей и устанавливают специальные площадки со спортивным оборудованием. Даже если таких площадок нет, можно отправиться в ближайший парк и прогуляться в среднем или высоком темпе 20-30 минут. Организм получит необходимую аэробную нагрузку, а уровень кислорода в крови повысится.

    Сколько нужно двигаться?

    ВОЗ выделяет три возрастных категории, для каждой из которых предусмотрены свои нормы и рекомендации по физической активности.

    Детям и подросткам (5-17 лет) нужно активно двигаться не менее 60 минут ежедневно, причем большая часть этого времени должна отводиться на аэробные занятия: бег, прыжки, подвижные игры. Чем больше времени ребенок двигается, тем больше пользы это приносит его здоровью. Упражнениям по развитию скелетно-мышечных тканей (ЛФК, гимнастика, йога, спортивные кружки) нужно уделять внимание не менее трех раз в неделю. Основная задача в этой возрастной категории – сформировать правильное отношение к физической активности и приучить ребенка к движению с самого детства.

    Взрослые люди (18-64 года) должны посвящать физической активности средней интенсивности не менее 150 минут в неделю, высокой интенсивности – не менее 75 минут в неделю. Можно распределять это время на неделю – например, заниматься 30 минут пять раз в неделю. Больших перерывов делать не рекомендуется, а заниматься необходимо не менее 10 минут подряд. Это могут быть велосипедные или пешие прогулки, занятия спортом, активная работа по дому, подвижные игры с детьми и т.д. Основная задача – развитие дыхательной и сердечно-сосудистой систем, стимулирование обмена веществ, снижение риска неинфекционных заболеваний.

    Не менее двух раз в неделю необходимо заниматься силовыми упражнениями, поддерживающими основные группы мышц в тонусе. Если же есть проблемы с суставами, стоит уделять время упражнениям на равновесие – не реже трех раз в неделю.

    Пожилые люди (65+ лет) должны следовать тем же рекомендациям и обязательно включить в свой режим дня упражнения на равновесие – они помогут избежать падений, особенно опасных в пожилом возрасте. Уровень активности следует подбирать с учетом состояния здоровья. При этом стоит помнить: регулярная физическая активность не только влияет на общее состояние организма, но и помогает справиться с некоторыми заболеваниями. Например, активное движение способствует тренировке сосудов и, соответственно, снижению давления. Упражнения в сочетании с правильной диетой препятствуют развитию сахарного диабета II типа и снижают уровень сахара в крови – а значит, нужды в специальных лекарствах может не возникнуть вообще.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *