Реальная инфляция: Реальная инфляция в России перехлестнула 10% — Рамблер/новости – Инфляция в России: как ее рассчитать

Реальная инфляция: Реальная инфляция в России перехлестнула 10% — Рамблер/новости – Инфляция в России: как ее рассчитать
Ноя 26 2020
alexxlab

Содержание

Реальная инфляция в России перехлестнула 10% — Рамблер/новости

В России, вопреки оптимистичным заверениям чиновников, стремительно раскручивается инфляция. И граждане хорошо ощущают это на своих карманах. Такой вывод можно сделать из отчета международной аудиторско-консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PwC) «Последние тенденции на рынке розничной торговли и производства потребительских товаров» за второй квартал 2019 года. По замерам PwC, уровень наблюдаемой инфляции во втором квартале составил 10,4%. Это на 5,4% выше, чем официальные 5%, зафиксированные Банком России.

По данным PwC, потребители в РФ не видят улучшений в собственном финансовом положении. Если в первые три месяца 2019 года 52% россиян отмечали, что их финансовая ситуация остается на прежнем уровне, во втором квартале года так считают уже 54%. Количество тех, у кого финансовое положение улучшилось, и тех, у кого ухудшилось, снизилось на 1% по сравнению с первыми тремя месяцами 2019-го — до 12 и 33% соответственно.

Как отмечают аналитики PwC, потребители покупают меньше и выбирают более дешевые товары. Об этом, в частности, говорит тот факт, что доля промоакций в товарообороте российских ретейлеров превысила 51% в денежном выражении и 53% в натуральном. Кроме того, сети стали охотнее вводить промоакции в категории продуктов питания и напитков.

Эта картина разительно отличается от той, что рисуют нам власти. Так, в конце августа глава Минэкономики Максим Орешкин представил обновленный прогноз социально-экономического развития страны на 2019–2024 годы. Из него следует, что к концу 2019 года инфляция составит небывало низкие 3,8%, в 2020 году — 3,0%, в 2021–2024 годах — 4%. По мнению аналитиков, Росстат приглаживает статистику, исходя из политических целей. А формальная причина впечатляющих расхождений в оценках инфляции — в методике подсчета. Инфляцию наши чиновники берут из цифр бюджета — там она считается по оптовым ценам в промышленности. А потребительская инфляция рассчитывается по розничным ценам в торговле, и она значительно выше — розничные цены поднимаются быстрее, чем оптовые в промышленности.

Причем по разным социальным группам потребительская инфляция разная. И в России чем человек беднее, тем больше для него «инфляционный налог».

Специалисты уже отмечают, что число бедных в России растет, и очень существенно. И происходит это, в первую очередь, за счет проседания наиболее массового слоя россиян, которые в благополучные времена подтягивались к среднему классу.

После всех событий последних лет в России возникла парадоксальная ситуация: в число бедных попали и те, кто работает. Зарплаты у этих «новых бедных» низкие, и не поспевают за потребительской инфляции. Плюс, на эти зарплаты людям приходится содержать иждивенцев, плюс резко растут тарифы. В итоге сегодня в число бедных погрузилась примерно треть массового слоя, который раньше занимал позицию между средним классом и бедными — а это примерно 3 млн человек.

И надо понимать: ситуация в экономике складывается так, что тренд на обеднение населения будет только укрепляться.

— Официальные методики плохо описывают инфляцию для малообеспеченных, и даже среднеобеспеченных групп населения России, — считает заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ Владимир Римский. — Инфляция, напомню, определяется тем, что граждане покупают из товаров, и какими услугами пользуются. При этом, потребители элитных услуг получают преимущество — в их секторе больше объемы денег в обороте, и потребительская инфляция ниже.

Напротив, по моим оценкам, инфляция в группе среднеобеспеченных выше не только официальных 5% — она выше 10,4%, о которых говорит PricewaterhouseCoopers. Я бы сказал, для мало— и среднеобеспеченных граждан РФ инфляция сейчас составляет 15-20%. Причина в том, что у нас постоянно растут цены, и неуклонно сокращается привычное для людей потребление. Граждане экономят буквально на всем. В итоге, если говорить о средних показателях потребительской инфляции, оценки PwC ближе к истине, чем Росстата.

«СП»: — Будет ли инфляция раскручиваться дальше?

— По моим представлениям — да. Поскольку для того, чтобы инфляция снижалась, нужен все-таки экономический рост.

Если у людей растут доходы одновременно с ростом цен, инфляция нивелируется. В этом случае выходит, что нет ничего страшного: денег достаточно, чтобы оплачивать товары и услуги по более высоким расценкам. Но у нас картина прямо противоположная — зарплаты растут гораздо медленнее, чем цены.

Показательно, я считаю, что кабмин сейчас очень аккуратно повышает доходы бюджетникам. Просто потому, что как только такое повышение происходит — тут же поднимаются и цены. А они и без того немаленькие.

Получается, люди сейчас не могут повысить уровень своего потребления. А в борьбе с инфляцией, я считаю, это — самое главное.

В теории — при нормальной экономике — рост цен происходит потому, что внедряются новые технологии: деньги вкладываются в средства производства. Но потребитель при этом имеет достаточный уровень дохода, и не чувствует себя нормально. У нас такого и близко нет.

«СП»: — Как сильно влияет инфляция на рост бедности в России?

— У нас рост цен не компенсируется доходами, и чем дальше, тем больше разрыв. Люди это хорошо замечают. Во многих наших регионах цены на потребительские товары выше московских, а зарплаты ниже. Об этом открыто говорят люди в социологических исследованиях. Причем, как решать эту проблему — как выровнять эту ситуацию — никто в правительстве не знает.

Замечу, даже московский — невысокий, по сравнению с другими регионами — рост цен не решает проблему. В столице нужно больше пользоваться различными услугами и сервисами, и больше товаров покупать — просто потому, что вы живете в Москве.

Здесь, если вы получаете определенную должность, вы должны иметь еще и определенный статус, который подтверждает уровень вашего потребления. Вам важно демонстрировать, что вы можете купить себе новую машину, или купить квартиру, или арендовать квартиру, соответствующую вашему статусу.

А если вы не можете — значит, вы не соответствуете своей должности, и не соответствуете той социальной группе, в которой хотите закрепиться. В результате, вы — так или иначе — будете исключаться из этой группы.

В Москве, добавлю, и конкуренция достаточно сильная. Пусть в регионах мало работы, а в столице много — в Москве и выбор у работодателей намного больше. Так что человек, который по своему социальному статусу не удовлетворяет статусным критериям, банально не сможет найти работу.

Словом, смыслы инфляции, скажем, в Иркутской области и в Москве — это совершенно разные смыслы. Но тенденция у жителей этих регионов общая: им все время не хватает их доходов.

Сегодня даже люди высокообеспеченные, которые не попадают в социологические исследования, вынуждены жить скромнее. Об этом говорит некоторое сокращение продаж люксовых автомобилей, которое очень длительное время оставалось примерно на одном уровне.

Вывод из сказанного прост: расслоение населения в России будет и дальше продолжаться. И прежде всего, за счет опускания тех, кто находился в нижнем слое среднего класса, до уровня бедных. И за счет опускания тех, кто раньше относился к бедным — на уровень нищеты.

«СП»: — Что в такой ситуации должно делать государство?

— Помогать тем, кто оказался за чертой бедности — чтобы люди могли выживать. Хотя это придется делать за счет средств бюджета, которые могли бы пойти на развитие.

Новости мира: Дефицит бюджета США перевалил за триллион долларов

Инфляция в России: как ее рассчитать

Статистики заявляют, что инфляция в России в 2018 году составила 4,3%.

Сергей Антонов

любит статистику

Но верится с трудом: например, бензин за год подорожал почти на 10%. Мы разобрались, как рассчитывают инфляцию, что влияет на рост цен и можно ли верить Росстату.

Что такое инфляция

Когда денег у населения и на счетах компаний больше, чем товаров на прилавках и складах, начинает расти спрос и продавцы повышают цены. В результате деньги обесцениваются: на ту же сумму спустя некоторое время можно купить меньше товаров. Общий прирост цен — это и есть инфляция. В России этот показатель считает Росстат. На языке статистиков его называют индексом потребительских цен.

Фактически сейчас в стране существует два вида денег: наличные — купюры и монеты; а также безнал, который находится на счетах государства и банков. Все денежное обращение в России контролирует Центральный банк. Если там считают, что стране нужно больше денег, то Центробанк заказывает на Гознаке больше наличных и параллельно с этим снижает ключевую ставку — процент, под который государство кредитует коммерческие банки.

Бывает такое, что цены не растут, а падают. Этот процесс называется дефляцией. Но ничего хорошего в дефляции нет: производить товары становится невыгодно и экономика замедляется. Самый известный кризис, происходивший на фоне дефляции, — Великая депрессия в Америке тридцатых годов. Идеальная ситуация для экономического роста в стране — небольшая инфляция 1—2%.

Как нас касается инфляция

Как Росстат считает инфляцию

Для расчета инфляции статистики используют потребительскую корзину. В ее состав входит около семисот товаров и услуг: от хлеба, круп и овощей до бытовой техники и автомобилей. Ежемесячно статистики во всех регионах страны отслеживают цены на эти товары и услуги в магазинах, на рынках и напрямую у производителей, а потом выводят среднее значение по стране.

Методология расчета инфляции РосстатаDOCX, 307 КБ

Состав потребительской корзины статистики меняют ежегодно, изучая реальные расходы российских семей. В 2018 году 37,5% расходов россиян приходилось на продукты питания, 35,2% — на непродовольственные товары, 27,3% — на услуги. Внутри этих трех категорий распределяются траты на отдельные товары.

Список товаров для расчета инфляции, приказ РосстатаPDF, 738 КБ

Например, по данным статистиков, 9,3% расходов приходится на мясо, 9,9% — на коммунальные услуги, 1,5% — на образование. В состав корзины включены и крупные покупки: путешествия, стройматериалы, компьютеры.

Пересматривают состав корзины и ее структуру еще и потому, что на прилавках появляются новые товары, а на какие-то вещи россияне начинают тратить больше. Например, в 2006 году бензин занимал 2% в составе потребительской корзины, а в 2018 уже 4%. А цены на смартфоны 12 лет назад не учитывались вообще.

Кроме этой большой потребительской корзины Росстат отдельно считает изменение базового индекса потребительских цен. Это набор из 83 товаров, цены на которые меньше всего зависят от внезапных изменений экономической ситуации или сезона: например, мясные продукты, хлебобулочные изделия, коммунальные услуги, проезд в общественном транспорте. Изменение стоимости такой базовой потребительской корзины статистики используют при расчете еженедельной инфляции.

Есть и третья потребительская корзина — с минимальным набором товаров, в которую входят 33 продукта питания. Изменение цен на минимальный набор используют при расчете прожиточного минимума.

Что влияет на инфляцию

На рост цен влияет целый комплекс факторов, в том числе ситуация на мировых рынках и внутренняя политика государства. Вот некоторые из причин инфляции.

Погода — в плохой год аграрии соберут маленький урожай, и, как следствие, стоимость продуктов вырастет.

Большие военные расходы — все деньги уходят военным заводам, а предприятия, которые выпускают гражданскую продукцию, вынуждены снижать объемы.

Колебания курсов валют — из-за этого растут цены у производителей, закупающих сырье и оборудование за рубежом. Сырье дорожает — растут себестоимость и конечная цена товара.

Тарифы — в цене большинства товаров заложены расходы на транспортировку по железной дороге, платежи за тепло и электроэнергию. И железнодорожники, и энергетики обычно монополии. Как только они повышают тарифы, это сразу же сказывается на ценах на почти все товары.

Экономические прогнозы — в Центробанке даже используют специальный термин «инфляционные ожидания». И эти ожидания могут ускорять или замедлять инфляцию.

Например, если какой-то эксперт заявит на главном канале страны, что возможен резкий рост цен, то зрители побегут в магазины скупать товары впрок. На фоне ажиотажного спроса вырастут цены. Если производители будут ждать высокой инфляции, то они начнут заранее поднимать стоимость своих товаров. В итоге само ожидание роста цен станет причиной этого роста.

Государство регулирует инфляцию, ограничивая количество денег в экономике. Этим занимается Центробанк. Его главный инструмент — ключевая ставка. Если Центробанк снижает ключевую ставку, банки могут выдавать кредиты людям и предпринимателям под низкий процент, ведь им самим деньги обходятся дешево. Параллельно с этим ставки по вкладам падают — привлекать депозиты у граждан становится невыгодно, ведь проще занять у государства.

Какой зарплаты вы достойны сейчас с учетом инфляции?

В итоге количество денег в экономике растет: все берут дешевые кредиты, активно тратят накопления, так как класть их на депозиты нет смысла. Спрос растет, а вслед за ним и цены. Инфляция повышается.

Чтобы снизить инфляцию, Центробанк, наоборот, повышает ключевую ставку. Тогда банки занимают не у государства, а у населения, повышая ставки по вкладам. Люди перестают тратить и начинают копить. Проценты по кредитам растут. Денег в экономике становится меньше, инфляция снижается.

Почему кажется, что Росстат не прав

Среднестатистический потребитель, портрет которого рисует Росстат, собирая продуктовую корзину, — абстрактный персонаж. У каждой российской семьи своя уникальная корзина, которая не совпадает со статистической. Например, бедные люди большую часть доходов тратят на еду, в то время как продукты питания занимают всего 37,5% от официальной корзины.

Кроме того, показатель инфляции отличается в разных регионах. Например, в ноябре 2018 года в Брянской области цены, по данным Росстата, выросли на 0,9%, а в Ямало-Ненецком округе, наоборот, снизились на 0,2%. В целом же по стране стоимость продуктовой корзины увеличилась на 0,5%. Но не считать общероссийскую инфляцию нельзя: государству важно понимать, что происходит с экономикой в целом и получается ли регулировать цены в стране.

Что такое прожиточный минимум

Опросы ВЦИОМа показывают, что последние 14 лет больше половины россиян считают, что в стране очень высокая инфляция. Например, в марте 2018 года, по данным Центробанка, большинство населения считало, что инфляция в России составляет 9,2%. По официальной информации, этот показатель составлял 2,35%. В Центробанке считают, что так происходит из-за того, что мы просто привыкли жить в стране с высокой инфляцией.

Кто еще считает инфляцию в России

Кроме Росстата изменение цен в отечественных магазинах считают еще несколько организаций.

X5 Retail Group совместно с Росстатом рассчитывает индекс «Пятерочки», основываясь на ценах на продукты в своей торговой сети. Компания отслеживает цены только на 33 товара, входящих в минимальный набор Росстата. Индекс «Пятерочки» практически совпадает с официальной инфляцией.

Соотношение индекса «Пятерочки» и данных Росстата. Источник: X5 Retail GroupСоотношение индекса «Пятерочки» и данных Росстата. Источник: X5 Retail Group

Исследовательский холдинг «Ромир» ежемесячно публикует индекс-дефлятор. Социологи опрашивают около 40 тысяч человек в 220 городах России. В потребительскую корзину «Ромира» входит 156 товаров, а также услуги ЖКХ.

Индекс-дефлятор «Ромир» показывает, как ежемесячно меняются расходы среднестатистической российской семьи на потребительскую корзину

Чаще всего данные «Ромира» и Росстата расходятся: например, в сентябре 2018 месячная инфляция по Росстату составила 0,16%, а «Ромир» зафиксировал дефляцию в 0,33%.

Соотношение индекса «Пятерочки» и данных Росстата. Источник: X5 Retail Group

Ученые Массачусетского технологического института и Гарвардского университета в 2008 году запустили проект «Миллиард цен». Исследователи ежедневно собирают цены на товары в интернет-магазинах 70 стран, в том числе и в России, чтобы отслеживать инфляцию.

До 2016 года индекс инфляции «Миллиарда цен» публиковался в открытом доступе и совпадал с данными Росстата. Сейчас авторы проекта предоставляют информацию только за деньги.

Верить ли официальным данным

В 2017 году Центр макроэкономических исследований Сбербанка выпустил доклад, посвященный методам, которые использует Росстат для расчета инфляции. Авторы признали, что в целом статистики придерживаются международных стандартов, но есть и недостатки.

Статистика цен в России: лучше, чем принято думать, доклад ЦМИ Сбербанка

Например, Росстат не учитывает цены в сельской местности, рынок аренды жилья и не принимает во внимание скидки. Если бы статистики использовали данные, которые продавцы передают в налоговую при помощи кассовой техники, мониторинг цен был бы точнее. Но почти все альтернативные расчеты инфляции в России не сильно отличаются от официальных данных, поэтому в принципе данные Росстата отражают действительность.

Почему «официальная» инфляция в России отличается от «народной»: Госэкономика: Экономика: Lenta.ru

Низкая инфляция в последние годы стала абсолютной идеей фикс для Банка России и поддерживающего его политику кабмина. Многие экономисты даже считают, что ведя беспощадную борьбу с ростом цен, ЦБ подавил экономический рост в стране. Как бы то ни было, но определенные успехи достигнуты: в начале мая инфляция опустилась до целевого параметра — 4 процента в годовом исчислении. Да и по итогам прошлого года цены росли самыми низкими темпами со времен развала СССР. Проблема в том, что граждане не совсем уверены в достижениях денежно-кредитной политики.

Согласно данным последнего мониторинга РАНХиГС, россияне ожидают по итогам года инфляцию на уровне 10 процентов. В то же время субъективная (наблюдаемая) оценка роста цен составляет 15 процентов, то есть в 3-4 раза выше официальных показателей.

Материалы по теме

00:05 — 15 июня 2017

Эльвира Набиуллина

Почему граждане считают, что реальная (с их точки зрения) инфляция выше, чем декларируемая Росстатом в своих отчетах? Ответ на этот вопрос не так прост, как может показаться. Реальный рост цен практически всегда выше официального. К примеру, в 2011 году цены повысились на 15-20 процентов, тогда как инфляция Росстата балансировала ниже 10 процентов. Впоследствии этот разрыв то сокращался, то увеличивался.

А в 15-16 годах разница резко выросла. В начале 2016 года граждане наблюдали инфляцию почти в 20 процентов, тогда как данные Росстата указывали на 6-7 процентов. Если наложить графики «государственной» и «народной» инфляции, то увидим, что последняя выступает своего рода запаздывающим индикатором. Люди ориентируются на тот рост цен, который был раньше — полгода или год назад.

Это, правда, не единственное объяснение. Инфляция высчитывается в среднем, а для разных регионов или разных слоев населения цены могут расти по-разному. Возьмем, например, цены на минимально необходимую потребительскую корзину по продуктам питания. В мае ее стоимость увеличилась в годовом исчислении сразу на 9,4 процента, а по отношению к апрелю — на 4,2 процента. При этом для наименее обеспеченных граждан, чья доля в населении страны традиционно велика, именно продукты питания, причем не самые дорогие, играют ключевую роль в списке расходов. И естественно, в этом слое населения инфляция ощущается намного сильнее. Росстат в своей методологии вряд ли учитывает этот нюанс.

Эльвира Набиуллина

Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости

Кроме того, люди могут замечать товары, которые подорожали сильнее всего, и игнорировать то, что дешевеет или не растет в стоимости. При крупных покупках граждане редко ориентируются на то, какая цена, скажем, на автомобиль или компьютер была годом ранее, а то же продовольствие или жилищно-коммунальные услуги они отслеживают «в реальном времени».

Такое несоответствие — отнюдь не только российская проблема. В других странах с этим тоже сталкиваются. В США, где население вообще отличается высокой финансовой грамотностью, под критику официальной инфляции даже подведена солидная теоретическая основа. В американском сегменте сети весьма популярен сайт Shadowstats, где, в частности, отслеживается инфляция в стране по альтернативным методикам.

Автор сайта экономист Уолтер Уильямс (выступающий под псевдонимом Джон Уильямс) считает, что методология, которой руководствуются американские статистические органы с 1990 года, устарела и не отражает реального положения дел. У него инфляция получается на несколько процентных пунктов выше. Особенно Уильямс критикует применение так называемого «гедонистического индекса», который пересматривает цены на электронные и другие товары с учетом роста их производительности. Статистик-любитель считает этот индекс крайне непрозрачным, по его мнению, рассчитывать инфляцию для всей страны с такой поправкой недопустимо. Портал настолько популярен у американцев, что Бюро трудовой статистики США даже вступило с его владельцем в дискуссию, составив многостраничное обоснование своей правоты.

Эльвира Набиуллина

Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

Ведущие экономисты альтернативные точки зрения на инфляцию в целом отвергают, считая применяемые повсеместно (в том числе и в России) методологии точными и адекватными. Тем не менее «своя правда» у субъективных наблюдений простого человека тоже есть.

Материалы по теме

00:02 — 17 мая 2017

Максим Орешкин и Эльвира Набиуллина
Упали в цель

Банк России выполнил обещание по снижению инфляции

Люди действительно могут недостаточно хорошо анализировать информацию о ценах или не располагать ею в нужном объеме. Не исключены ошибки из-за эмоционального отношения к такому тонкому вопросу, как рост цен. Формально потребители не правы — но это совершенно не повод отметать их наблюдения как бессмысленные и беспочвенные. Ведь экономика управляется вовсе не какими-то невидимыми бесстрастными силами. Субъективные оценки и впечатления участников рынка (а это каждый из нас) столь же важны, сколь и объективные факторы вроде денежной массы или платежного баланса.

Инфляционные ожидания сами способны вызывать рост цен. Формируя свою политику, ЦБ вынужден ориентироваться не только на текущие показатели «официальной» инфляции, но и мониторить настроения населения. В этом, кстати, признавалась и Эльвира Набиуллина. Если люди считают, что все будет быстро дорожать, они постараются активнее тратить деньги, и продавцы поднимут цены. В результате получается классическая схема «самосбывающегося пророчества». И учитывая это внимание регуляторов к субъективным показателям, можно смело предположить, что в своей денежно-кредитной политике они будут максимально осторожными — как, собственно, и было вплоть до текущего дня.

Экономика. Запад вычислил: Реальная инфляция в России перехлестнула 10%. Новости экономики. Экономическое обозрение: мировая экономика, новости — Свободная Пресса

В России, вопреки оптимистичным заверениям чиновников, стремительно раскручивается инфляция. И граждане хорошо ощущают это на своих карманах. Такой вывод можно сделать из отчета международной аудиторско-консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers (PwC) «Последние тенденции на рынке розничной торговли и производства потребительских товаров» за второй квартал 2019 года.

По замерам PwC, уровень наблюдаемой инфляции во втором квартале составил 10,4%. Это на 5,4% выше, чем официальные 5%, зафиксированные Банком России.

По данным PwC, потребители в РФ не видят улучшений в собственном финансовом положении. Если в первые три месяца 2019 года 52% россиян отмечали, что их финансовая ситуация остается на прежнем уровне, во втором квартале года так считают уже 54%. Количество тех, у кого финансовое положение улучшилось, и тех, у кого ухудшилось, снизилось на 1% по сравнению с первыми тремя месяцами 2019-го — до 12 и 33% соответственно.

Как отмечают аналитики PwC, потребители покупают меньше и выбирают более дешевые товары. Об этом, в частности, говорит тот факт, что доля промоакций в товарообороте российских ретейлеров превысила 51% в денежном выражении и 53% в натуральном. Кроме того, сети стали охотнее вводить промоакции в категории продуктов питания и напитков.

Эта картина разительно отличается от той, что рисуют нам власти. Так, в конце августа глава Минэкономики Максим Орешкин представил обновленный прогноз социально-экономического развития страны на 2019−2024 годы. Из него следует, что к концу 2019 года инфляция составит небывало низкие 3,8%, в 2020 году — 3,0%, в 2021—2024 годах — 4%.

По мнению аналитиков, Росстат приглаживает статистику, исходя из политических целей. А формальная причина впечатляющих расхождений в оценках инфляции — в методике подсчета. Инфляцию наши чиновники берут из цифр бюджета — там она считается по оптовым ценам в промышленности. А потребительская инфляция рассчитывается по розничным ценам в торговле, и она значительно выше — розничные цены поднимаются быстрее, чем оптовые в промышленности.

Причем по разным социальным группам потребительская инфляция разная. И в России чем человек беднее, тем больше для него «инфляционный налог».

Специалисты уже отмечают, что число бедных в России растет, и очень существенно. И происходит это, в первую очередь, за счет проседания наиболее массового слоя россиян, которые в благополучные времена подтягивались к среднему классу.

После всех событий последних лет в России возникла парадоксальная ситуация: в число бедных попали и те, кто работает. Зарплаты у этих «новых бедных» низкие, и не поспевают за потребительской инфляции. Плюс, на эти зарплаты людям приходится содержать иждивенцев, плюс резко растут тарифы. В итоге сегодня в число бедных погрузилась примерно треть массового слоя, который раньше занимал позицию между средним классом и бедными — а это примерно 3 млн. человек.

И надо понимать: ситуация в экономике складывается так, что тренд на обеднение населения будет только укрепляться.

— Официальные методики плохо описывают инфляцию для малообеспеченных, и даже среднеобеспеченных групп населения России, — считает заведующий отделом социологии фонда ИНДЕМ Владимир Римский. — Инфляция, напомню, определяется тем, что граждане покупают из товаров, и какими услугами пользуются. При этом, потребители элитных услуг получают преимущество — в их секторе больше объемы денег в обороте, и потребительская инфляция ниже.

Напротив, по моим оценкам, инфляция в группе среднеобеспеченных выше не только официальных 5% — она выше 10,4%, о которых говорит PricewaterhouseCoopers. Я бы сказал, для мало- и среднеобеспеченных граждан РФ инфляция сейчас составляет 15−20%. Причина в том, что у нас постоянно растут цены, и неуклонно сокращается привычное для людей потребление. Граждане экономят буквально на всем. В итоге, если говорить о средних показателях потребительской инфляции, оценки PwC ближе к истине, чем Росстата.

«СП»: — Будет ли инфляция раскручиваться дальше?

— По моим представлениям — да. Поскольку для того, чтобы инфляция снижалась, нужен все-таки экономический рост.

Если у людей растут доходы одновременно с ростом цен, инфляция нивелируется. В этом случае выходит, что нет ничего страшного: денег достаточно, чтобы оплачивать товары и услуги по более высоким расценкам. Но у нас картина прямо противоположная — зарплаты растут гораздо медленнее, чем цены.

Показательно, я считаю, что кабмин сейчас очень аккуратно повышает доходы бюджетникам. Просто потому, что как только такое повышение происходит — тут же поднимаются и цены. А они и без того немаленькие.

Получается, люди сейчас не могут повысить уровень своего потребления. А в борьбе с инфляцией, я считаю, это — самое главное.

В теории — при нормальной экономике — рост цен происходит потому, что внедряются новые технологии: деньги вкладываются в средства производства. Но потребитель при этом имеет достаточный уровень дохода, и чувствует себя нормально. У нас такого и близко нет.

«СП»: — Как сильно влияет инфляция на рост бедности в России?

— У нас рост цен не компенсируется доходами, и чем дальше, тем больше разрыв. Люди это хорошо замечают. Во многих наших регионах цены на потребительские товары выше московских, а зарплаты ниже. Об этом открыто говорят люди в социологических исследованиях. Причем, как решать эту проблему — как выровнять эту ситуацию — никто в правительстве не знает.

Замечу, даже московский — невысокий, по сравнению с другими регионами — рост цен не решает проблему. В столице нужно больше пользоваться различными услугами и сервисами, и больше товаров покупать — просто потому, что вы живете в Москве.

Здесь, если вы получаете определенную должность, вы должны иметь еще и определенный статус, который подтверждает уровень вашего потребления. Вам важно демонстрировать, что вы можете купить себе новую машину, или купить квартиру, или арендовать квартиру, соответствующую вашему статусу.

А если вы не можете — значит, вы не соответствуете своей должности, и не соответствуете той социальной группе, в которой хотите закрепиться. В результате, вы — так или иначе — будете исключаться из этой группы.

В Москве, добавлю, и конкуренция достаточно сильная. Пусть в регионах мало работы, а в столице много — в Москве и выбор у работодателей намного больше. Так что человек, который по своему социальному статусу не удовлетворяет статусным критериям, банально не сможет найти работу.

Словом, смыслы инфляции, скажем, в Иркутской области и в Москве — это совершенно разные смыслы. Но тенденция у жителей этих регионов общая: им все время не хватает их доходов.

Сегодня даже люди высокообеспеченные, которые не попадают в социологические исследования, вынуждены жить скромнее. Об этом говорит некоторое сокращение продаж люксовых автомобилей, которое очень длительное время оставалось примерно на одном уровне.

Вывод из сказанного прост: расслоение населения в России будет и дальше продолжаться. И прежде всего, за счет опускания тех, кто находился в нижнем слое среднего класса, до уровня бедных. И за счет опускания тех, кто раньше относился к бедным — на уровень нищеты.

«СП»: — Что в такой ситуации должно делать государство?

— Помогать тем, кто оказался за чертой бедности — чтобы люди могли выживать. Хотя это придется делать за счет средств бюджета, которые могли бы пойти на развитие.

Новости мира: Дефицит бюджета США перевалил за триллион долларов

Инфляция в 4%. История о том, как нас обманули

Авторы: Степан Степанович Сулакшин — генеральный директор Центра научной политической мысли и идеологии, д.полит.н., д.физ.-мат.н., профессор; Людмила Игоревна Кравченко — эксперт Центра Cулакшина.

«Обманули дурачка на четыре кулачка». Детская смешилка, но почему именно на четыре? Не на три, не на пять? Сакральная какая-то цифра четыре, к которой «приблизилась» российская инфляция.

Удивительно, как в условиях экономического спада, который, несмотря на провозглашаемые президентом «небольшие сдвиги», сохраняется в российской экономике, уровень цен стабилизировался и достиг целевого ориентира. Удивляет это по двум причинам: ставка ЦБ остается, несмотря на это, по-прежнему высокой, а рост цен для населения на деле ощутим по-прежнему.


ЗАЧЕМ КРЕМЛЮ НИЗКАЯ ИНФЛЯЦИЯ?

По итогам 2016 года инфляция составила 5,4%. В этом году по всем ожиданиям должна выйти на уровень 4% и даже ниже, хотя за пять месяцев текущего года показатель инфляции составил 1,7%, а за год 4,4%.

Инфляция на уровне таргета — это предмет особой гордости президента, который каждое свое публичное выступление подкрепляет статистикой по инфляции. На ПМЭФ, например, он отметил, что «уже сегодня мы практически достигли целевых ориентиров по инфляции, ожидаем, что по итогам года она будет ниже целевой, то есть ниже четырёх процентов». Ради достижения целевого уровня по инфляции ЦБ отказался даже от своих конституционных обязанностей — поддержания устойчивого курса рубля. Не стал он заниматься и вопросом экономического роста, который напрямую определяется денежно-кредитной политикой. ЦБ посчитал, что главное направление — это борьба с инфляцией через удушение экономики. Образно можно сказать, что для борьбы с температурой достаточно либо устранить причины, вызвавшие ее, либо умертвить тело. Банк России выбрал вторую стратегию. Но почему статистическая борьба с инфляций столь важна для Кремля?

Причин этому несколько:

— Банк России подотчетен президенту. Спустя столько лет провала «пришла» пора говорить о результате, тем более, что президент вступает в предвыборную гонку;

— инфляция — один из параметров макроэкономики. Макроэкономические показатели влияют на решение иностранных инвесторов вкладываться или нет в российскую экономику;

— чем ниже инфляция, тем больше государство сможет сэкономить на индексации пенсий. Ведь есть же разница, индексировать их на 10% или на 4% ежегодно;

— реальные доходы граждан, заработная плата, то есть доходы, скорректированные на показатель инфляции, будут тем выше, чем инфляция ниже. Поэтому статистическая подгонка с инфляцией еще улучшает и другие показатели.

Конечно, справедливо бы было добавить в этот перечень и заботу о гражданах, чьи бюджеты чувствительны к росту цен. Но в случае путинской России этот тезис неуместен, поскольку борьба с инфляцией ведется не в поле, а на бумаге через статистические манипуляции. О доказательствах этого факта мы и поговорим.


РОСТ ЦЕН ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ

От чего в России зависит инфляция? Во всем мире она определяется курсом национальной валюты, издержками производителей, тарифами на перевозки и электроэнергетику, налогами с малого и среднего бизнеса, импортной инфляцией и инфляционными ожиданиями. Однако, оказалось, что в России она зависит не только и не столько от этих объективных параметров, сколько от хитростей подсчета, то есть методологии Росстата.

Параметр инфляции рассчитывается на основе трех групп параметров — продовольственные товары, непродовольственные товары и услуги населению. В расчет входит множество компонентов, каждый из которых имеет свой вес. Вот именно этот вес (!) и определяет, в какой степени на инфляцию влияют колебания цен на данные товары. Весовые коэффициенты же являются почвой для злоупотребления статистическими службами. Именно здесь рождается вранье. Рассмотрим основные способы подгонки инфляции.

1. Ежегодно доля каждого параметра меняется, скачет. При этом какой-либо логики в этих скачках нет, Росстат произвольно меняет доли. В расчете практически нет группы товаров, доля которых оставалась бы неизменной (рис. 1).

Рис. 1. Изменение доли товаров и услуг в структуре расчета ИПЦ

Изменения не являются устойчивым трендом на понижение или рост, они представляют собой хаотичное изменение курса тренда — то доля растет, то доля падает (рис. 2). Например, до 2014 года доля продовольствия в индексе цен снижалась, затем снова стала расти. Все это иллюстрация искусственной подгонки параметров для целей Росстата.

Рис. 2. Доля продовольственных товаров, непродовольственных товаров и услуг в структуре ИПЦ

2. Примечательно в этой связи то, что Росстат с 2014 года начинает увеличивать долю продовольствия, снижая долю товаров, которые были затронуты девальвацией. Пищевая промышленность и сельское хозяйство — наименее импортозависимые отрасли, хотя и по ним доля импорта компонентов (семена, оборудование и др.) оставалась высокой. Колебания курса рубля в наименьшей степени отразились на росте их цен, хотя по ним скачок по официальным данным составил 15%. В то же время рост цен на товары импортного происхождения происходил пропорционально девальвации.

3. В расчете индекса цен есть категории товаров, доля которых завышена. Например, меха и изделия из меха покупает далеко не каждая семья, их доля составляет 0.5 п.п. Аналогичная доля приходится на яйца, которые закупает каждая семья, следовательно, этот параметр для расчета инфляции должен быть важнее, поскольку отражает уже реальное потребление, а не мифическое. Это же можно сказать и о росте доли затрат на покупку легковых автомобилей, которые точно не являются товаром, ежегодно потребляемым всеми домашними хозяйствами. А его доля росла, в период пика доходя до 7,55%, но с 2016 года начала снижаться (рис. 3). Правда в оправдание Росстата можно привести данные по структуре расходов, в которых затраты на покупку автомобилей были еще больше. Но это средний показатель, составленный на основе усреднения затрат разных групп населения.

Рис. 3. Доля легковых автомобилей в ИПЦ (по данным Росстата)

4. Не соотносится доля товаров в ИПЦ и с потребительскими настроениями россиян. Иными словами, если Росстат меняет постоянно доли, то они должны были бы отражать изменения в спросе граждан, но этого не происходит. Структура потребительских расходов оторвана от методологии расчета индекса потребительских цен.

Например, оборот сети ресторанов в 2016 году снизился на 3%, что говорит о том, что общественное питание упало в потребительской корзине граждан. Но в индексе инфляции напротив рост с 2,58 п.п. до 2,64 п.п. (2016). С первого взгляда процентные пункты — это мелочь, но в действительности при расчете итогового индекса свою лепту вносит каждый процентный пункт. Аналогичное расхождение в потребительских настроениях и расчетных параметров ИПЦ можно увидеть и на других примерах (рис. 4).

Рис. 4. Доля в структуре потребительских расходов и в структуре ИПЦ для разных категорий товаров и услуг

5. Еще одна особенность — высокая доля товаров и услуг, которые потребляются каждым домашним хозяйством не ежегодно. В то же время доля товаров первой необходимости, которые покупает каждое домашнее хозяйство, занижена. Например, в десятку самых главных затрат вошли легковые автомобили, алкогольные напитки (Табл. 1). Хотя значительно более частые затраты — это услуги общественного транспорта, услуги связи, медикаменты.

Таблица 1. Параметры с наибольшей долей в структуре ИПЦ, 2016 г.

Подобные «хитрости» Росстата позволяют с легкостью манипулировать итоговым значением потребительских цен, что как видим и делается.


ИНФЛЯЦИЯ И СТАВКА

Поскольку Банк России проводит денежно-кредитную политику, исходя из уровня инфляции, ставка ЦБ во многом определяется ожидаемым уровнем инфляции (рис. 5).

Рис. 5. Ставка и инфляция в России, по данным ЦБ, Росстата

Ставка определяется по формуле «инфляция+». Механизм соотношения инфляции и ставки прост: как только ЦБ видит, что инфляция сокращается, он смягчает денежно-кредитную политику через снижение ставки, и наоборот.

Длительное время Банк удерживал отношение ставки к инфляции в определенном коридоре. Можно говорить о существовании некоего ориентира этого показателя на уровне 1,1–1,5. На рис. 6. показано, что ЦБ старался не выходить за границы коридора. Ставка Банка России была в основном на уровне инфляции. Однако в то же время были и нарушения этого тренда, когда ставка оказывалась ниже и когда ставка существенно превышала инфляцию. Чем это можно объяснить?

Рис. 6. Отношение средневзвешенной ставки на конец года к инфляции

В периоды, когда инфляция была выше ставки, ЦБ ориентировался на экономический рост, стимулируемый смягчением денежно-кредитной политики. Так было в 2007—2008 гг., за которыми последовал кризис, вызванный изменением стоимости нефти. ЦБ тогда на год увеличил ставку, но в 2010 году она снова оказалась ниже инфляции. В 2013 году ЦБ принимает решение ориентироваться не на учетную, а на ключевую ставку, которая была на три п.п. ниже учетной. Тогда мы снова видим эффект низкого коэффициента.

То есть можно говорить, что в определенные исторические промежутки времени Банк России стимулировал экономику за счет удешевления кредита. Исходя из этого в последующие годы Банк должен был держать это соотношение близкое к 1:1. Однако, вместо этого возник прецедент, который раньше за срок Путина не наблюдался. А именно, параметр инфляции вдруг резко пошел вниз без объективных на то причин, а Банк России ставку изменяет совершенно незначительно. В 2016 году уровень инфляции стал почти в два раза ниже ставки, в этом году отношение еще больше. А сам коэффициент вырос с 0,98 (2015 г.) до 1,96 (2016 г.). По исходной логике ЦБ должен был бы снизить ставку до 5–7%, но никак не останавливаться на уровне 9,25%. Но этого он делать не стал. О чем это говорит? О том, что реальный уровень инфляции намного выше, чем нам сообщают статисты и чиновники.

По всей видимости он в границах 8–13%. В таблице 2 показано, какой должна была бы быть ставка, если бы инфляция достигла объявленного значения, а также какой в действительности должна быть инфляция при текущем уровне ставки.

Таблица 2. «Истинные» значения инфляции

Отношение ставки к инфляции показало, что в 2016 и 2017 году инфляция определялась не политикой ЦБ, а работой Росстата, который подгонял методику расчета таким образом, чтобы президенту на стол наконец-то легли отчеты с заветными целевыми показателями по инфляции. Реальная инфляция находится в границах 8–10%. Именно поэтому Банк России не спешит возвращать ставку к досанкционному 2013 году, когда она составляла 5,5%. Вообще-то это называется вранье.


ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ И ИНФЛЯЦИЯ

Прав ли ЦБ, что в основу денежно-кредитной политики закладывает инфляцию, а не экономический рост? На этот счет существует две точки зрения — официальная, она же либеральная, и позиция аналитического сообщества. Согласно первой смягчение денежно-кредитной политики провоцирует инфляцию. Только обуздав инфляцию, можно пускать деньги в оборот. В более примитивном варианте это вылилось в то, что чем меньше денег в обороте, тем ниже инфляция. Однако мировой опыт показал, что в границах определенного уровня денежной массы существуют свои пределы инфляции (рис. 7). Для России при М2 ниже 50% от ВВП такой потолок по инфляции равен 6–8%. Да к тому же при таком уровне М2 не происходит стимулирования экономического роста. Иными словами, власть выбирает пресловутую стабильность вместо роста экономики.

Рис. 7. Зависимость Инфляции и темпов роста от денежной массы (по данным Всемирного Банка, расчет ЦНПМИ)

Вторая точка зрения, которую во властных кругах озвучивает практически один человек — Глазьев, состоит в том, что деньги должны работать на экономику. Это не означает включить печатный станок и наводнить страну бумажками.

Восстановление денежно-кредитного оборота до уровня западных стран должно происходить через Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд, что позволит направить средства именно в экономику, а не на разгон инфляции. Но, к сожалению, подобную точку зрения отрицает либеральная элита, апеллируя, как показал ПМЭФ, к недостатку практического опыта у инициаторов роста денежной массы. Мировая статистика 200 стран, математические регрессионные и детерминированные модели для них не аргумент.

«Нас обманули» — вспоминаются слова президента. Они в равной степени уместны по отношению к российскому народу, которому сообщают, что в экономике наметился подъем, что инфляция достигла рекордно низкой отметки. Инфляция на уровне менее 4%, которую обещает президент, станет красивым довеском в его предвыборную корзину достижений путинской эпохи. Вот только она ровно такой же мыльный пузырь, как и все прочие экономические «победы» президента.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

Инфляция или росстатовские чудеса

ПМЭФ-2017 — форум президента

Государственный внебюджетный инвестиционно-кредитный фонд



Вернуться на главную

*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть»

какая она на самом деле

Инфляция-2019: какая она на самом делеУровень реальной инфляции в текущем году — той, которая зависит от подъема цен на товары, а не от каких-то теоретических показателей — намного обогнал официальные цифры. Согласно отдельным источникам, жизнь в стране подорожала на 16%, хотя это значение сильно колеблется на разных российских территориях. Специалисты же говорят об инфляции на уровне 4,3%, что не превышает прогнозные цифры.

Текущий уровень инфляции в России

Инфляция-2019: какая она на самом деле

Как ощущают инфляцию россияне

В основном соотечественники не пользуются сложными расчетами инфляционного уровня — они просто видят, что могут купить все меньше товаров на свои доходы. В этом году покупательская способность населения быстро сходит на нет. Дорожают продукты на рынке и в супермаркетах, все больше становятся счета за коммуналку. 

Инфляция-2019: какая она на самом делеХотя уровень потребления у всех разный, однако большинство россиян, ежедневно совершая покупки, видят, что цены в нынешнем году поднялись на 10–18% от цифр прошлого года. Однако что касается продуктов, покупательская способность сограждан не уменьшилась или уменьшилась слабо. В противоположность этому от промтоваров население отказывается или выбирает более бюджетный вариант при малейшей возможности.

Что говорят эксперты 

В соответствии с анализом экспертов, отслеживающих инфляционные явления в стране, в нынешнем году они превысили 16%. Хотя существуют мнения отдельных экспертов, исчисляющих подъем цен только на 7–10%. Однако и те, что другие цифры намного выше данных официальной статистики.

Неодинаковые оценки инфляции даются на разных территориях России. В отдаленных регионах или там, где нет крупных производственных предприятий, товары и услуги не создаются в нужном населению числе, люди наиболее сильно ощущают повышение цен.  Однако объективно уровень инфляции выше в городских мегаполисах, включая Москву. Правда, там и зарплаты растут быстрее, поэтому подъем цен не бьет по населению так, как в глубинке.

Инфляция-2019: какая она на самом делеИнтересно, что согласно цифрам официальной статистики, цены на товары и коммунальные тарифы за истекшие десять лет практически удвоились. Получается, что инфляция за период 120 месяцев достигла без малого 91%.

Какой уровень инфляции прогнозировали на 2019 год

Восьмое место наша страна занимает по уровню инфляции среди всех остальных государств — таковы официальные данные на 2019 год. Но следует отметить, что в статистический расчет инфляции включены лишь некоторые товары и услуги, поэтому получающиеся цифры всегда вызывают непонимание граждан.

Прогноз инфляции на нынешний год, по словам чиновников, формировался в начале этого периода — исходя из стабильности нацвалюты и уровней экономических показателей страны. И до сих пор, по данным на октябрь, стоимость товаров сохраняется в запланированном диапазоне и не превышает 4%.

Ранее был выдан инфляционный прогноз на текущий год — речь шла о цифре в 4,3%. На ее основе проведены индексации бюджетных зарплат, осуществлено большинство выплат пособий и иных льгот в качестве господдержки.

Чудеса Росстата: почему реальная инфляция выше официальной

По словам главы МЭР Максима Орешкина, к июлю показатель будет ниже 2%

Говорят, инфляция в России уверенно идет на спад. По крайней мере так утверждают чиновники. Если верить их словам, то цены с начала 2018 года стабильно снижаются. По последним данным Росстата, в марте месячная инфляция составила 0,29%, а годовая — 2,35%. Но и это не предел. Как прогнозирует министр экономического развития Максим Орешкин, в конце июня показатель вовсе будет ниже 2%. Тем временем россияне, соотнося свои расходы и заявления чиновников, находятся в недоумении: то ли они не в те магазины ходят, то ли не те товары покупают. На самом же деле, как поясняют эксперты, секрет низкой «официальной» инфляции кроется в методологии ее расчета.

Низкая инфляция — идея фикс Банка России и финансово-экономического блока правительства. Последние годы чиновники ведут беспощадную борьбу с взлетающими вверх ценниками, при этом жертвуя экономическим ростом. Но как бы то ни было, определенные успехи все же достигнуты. По итогам прошлого года инфляция составила 2,5%, что стало минимальным значением в истории современной России. Таким образом, ЦБ и правительству удалось раньше срока достичь целевого уровня в 4%.

Справедливости ради необходимо отметить, что тенденция продолжилась и в 2018 году. Как свидетельствуют данные Росстата, в марте годовая инфляция составила 2,35%. Однако россияне в ее снижение не верят. О каких бы низких показателях ни рапортовали власти, рост цен население отчетливо ощущает на своих кошельках. Согласно опросу ИнФОМ, инфляционные ожидания россиян достигают 8,5%.

Почему же «официальная» инфляция столь существенно отличается от «народной»? Одной из причин эксперты называют шкалу оценок, которой пользуется Росстат. По словам старшего аналитика «Альпари» Анны Бодровой, методология госстатистики устарела и требует обновлений. Дело в том, что инфляция рассчитывается в среднем. А учитывая, что регионы нашей необъятной родины развиваются неодинаково, так же, как отличаются доходы разных слоев населения, то, соответственно, цены для них растут по-разному. Возьмем, например, цены на продукты питания ежедневного потребления, такие как куриное яйцо и мясо птицы, подсолнечное масло, продукты молочной группы и так далее. Согласно официальным данным, их стоимость в годовом исчислении показывает небольшой рост. Однако для наименее обеспеченных граждан, чья доля в населении страны традиционно велика, именно цены на эти не самые дорогие продукты играют ключевую роль в их списке расходов. Поэтому неудивительно, что в этом слое населения инфляция ощущается намного сильнее.

Как правило, наши граждане замечают, как растут цены на мелкие товары, которые они приобретают постоянно. При крупных же покупках, будь то машина или компьютер, они редко заостряют внимание на цене, которая была, допустим, год назад. А вот стоимость продовольственных товаров или же тарифы на жилищно-коммунальные услуги россияне отслеживают «в реальном времени» и с пристрастием.

Столь щепетильно относиться к ценникам на полках магазинов россиян вынуждают их худеющие день ото дня кошельки. Как известно, располагаемые денежные доходы населения падают уже четвертый год подряд. И здесь уже никакая низкая инфляция не спасет.

Тем временем глава Минэкономразвития (МЭР) Максим Орешкин прогнозирует дальнейшее снижение инфляции. По его словам, в конце июня показатель опустится ниже 2%. Об этом, безусловно, нам поспешит сообщить Росстат, который, к слову, уже как полгода находится под контролем МЭР. И если раньше его данные по росту цен всегда отличались от реальных, то сейчас, по всей видимости, они будут еще более оптимистичными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *