Стоит ли бояться коллекторов: Рекомендации, как разговаривать с коллекторами, стоит ли их бояться – Как вести себя с «выбивальщиками долгов» и стоит ли их бояться

Стоит ли бояться коллекторов: Рекомендации, как разговаривать с коллекторами, стоит ли их бояться – Как вести себя с «выбивальщиками долгов» и стоит ли их бояться
Апр 03 2020
admin

Стоит ли бояться коллекторов? — ТРИ шурупа

Не так давно один из популярных блогеров назвал XXI век «столетием должников». В той статье речь шла, конечно, о кредитах и бесконечных кредитных долгах. Однако практика показывает, что одними банками эта история не ограничивается.  На сегодняшний день практически каждый второй россиянин должен кому-то денег. Кто-то взял займ на строительство, кто-то не платит алименты, а кто-то просто одолжил «у друга».

 

Не удивительно, что в такой ситуации все популярнее становится профессия коллектора – человека, который помогает клиенту вернуть долг. Об этих людях слышали многие, однако специфика их работы по-прежнему остается тайной. Попробуйте спросить своих знакомых, как они представляют себе работу коллектора. Уверен, большинство вспомнят телефонные звонки по ночам, а некоторые и вовсе поделятся байками о пытках и угрозах. На деле все куда прозаичнее и спокойнее. Коллектор, как правило, добивается возвращения долгов в рамках действующего законодательства.

 

Для того чтобы выяснить все подробности их деятельности, мы решили встретиться с настоящими профессионалами этого дела – президентом Ассоциации корпоративного коллекторства

Дмитрием Жданухиным и генеральным директором Долгового дома «Русина» Русланом Гиндуллиным.

 

 

Корр. ТШ: Начну с того вопроса, на который вам приходится отвечать довольно часто. Кто такие коллекторы и стоит ли их бояться?

 

Д. Жданухин: На самом деле, коллекторство – это инструмент, и он может работать не только на банки, как многие думают. Этот инструмент работает и на благо простых граждан. Люди, самые обычные жители России, обращаются к нам за помощью не реже крупных корпораций. Например, с проблемой алиментов. К сожалению, в нашей стране многие мужчины предпочитают сбежать от родительской ответственности: меняют адреса, скрывают доходы. Мы работаем и с такими долгами.

 

При взыскании алиментов мы используем разные пути: привлекаем внимание общественности, поднимаем вопросы. Почему менеджер при официальной маленькой зарплате ездит на дорогом автомобиле? Отправляем сигнал в налоговую службу. Если не срабатывает такой вариант, то ищем другие, обходные пути. Например, предупреждаем все тех же инспекторов, что вынесем вопрос в публичную плоскость. Тогда все увидят, что эти товарищи не выполняют некоторые свои обязательства, а им такая «слава» не нужна.

Еще раз подчеркну, коллекторство – это инструмент, как инструментом является, например, физическая сила. Ее ведь можно по-разному использовать. Тем же молотком можно гвозди забивать, а можно и что-то плохое делать. Мы этот инструмент используем во благо.

 

 

Р. Гиндуллин: Начальным этапом  работы с  долгами по алиментам является взаимодействие с приставами. Зачастую дела по взысканию алиментов находятся в подвешенном состоянии, их надо «завести». Долги по алиментам накапливаются, по некоторым исчисляются сотнями тысяч, а по официальным бумагам должник может выплачивать только по несколько тысяч в месяц. По таким делам можно применять  и методы т.н. VIP-коллекторства, когда задолженность имеют крупные бизнесмены или другие «важные» персоны. Здесь коллекторы могут даже «надавить» на совесть – обратиться к партнерам должника с вопросом «как Вы или Ваша компания можете работать с человеком, который не  платит алименты родным детям?»

 

Продолжим разговор о делах гражданских. По каким еще направлениям простой, так сказать, частной деятельности работают коллекторы в России?

 

Д.Ж.: В последние годы получает развитие потребительское коллекторство. Например, взыскание с компаний средств потребителей. Вот, скажем, один человек купил перед кризисом коттедж. Дом не достроили и сказали «забирайте», деньги не вернули. И вот теперь коллекторы пытаются взыскать  их во внесудебном порядке, а там долг в несколько миллионов.

 

Есть еще и зарплатное коллекторство, когда мы помогаем вернуть задолженности по оплате труда. Здесь мы берем те долги, которые не могут взыскать юристы. Например, когда организации начинают переписывать имущество на родственников, менять таблички. В России, кстати, огромное количество компаний, которые оставляют после себя только долги. 

 

К каким отраслям экономики относится основной поток обращений по долгам?  

 

Р. Г.: В основном, это строительство, отношения между заказчиками, подрядчиками и субподрядчиками.   Для примера можно привести работы по восстановлению ТЦ «Европа» после пожара 2011 года. Порядка 10 субподрядчиков не могут получить средства за выполненные работы. Также тяжелая ситуация и с некоторыми другими крупными стройками  в Уфе. 

 

Есть ли алгоритм,  особенности в Вашей деятельности, которые  могут Вас отличать от обычных юристов, работающих в корпоративной сфере?

 

Р.Г.: Алгоритм нашей работы довольно прост – точечное и/или публичное информационное воздействие, преподнесение определенным образом обработанной информации заинтересованным лицам. Особенностью являются долговые проблемы, которые трудно разрешить юридическими методами, когда в организациях происходят смена учредителей, руководителей и  региона.  Здесь мы можем привести в качестве примера  организацию, имеющую отношение к  группе компаний «Уралсофт». По нашему мнению, компанию перевели на номинальное физическое лицо с целью ухода от ответственности перед кредиторами.

 

 

Работаете только в своем регионе или в других тоже? Затрагиваете иностранные предприятия?

 

Д.Ж.: В нашей  работе практически нет границ в территориальном плане, особенно на постсоветском пространстве, например, в Украине, где имеются и должники и взыскатели, т.е. нас могут нанять и иностранные компании. 

 

Р.Г.: Мы также работаем с зарубежными компаниями, в основном с теми, которые  имеют представительства  в России. Сейчас ведем взыскание в Уфе для украинской компании. Последние события в Украине никак не повлияли на процесс.

 

Намечаются ли в ближайшее время в Уфе публичные мероприятия, связанные с Вашей деятельностью?

 

Р.Г.: мы уже упоминали ситуацию с ТЦ «Европа». Сейчас к нам обратились несколько  пострадавших организаций. Планируем провести консолидацию, объединение остальных компаний и организовать конференцию в середине апреля. Наши оппоненты обещали прийти и отстаивать свою позицию, думаю, что должно получиться  довольно интересно.