Что происходит с банками: Банковским вкладам пришел конец. На чем теперь зарабатывать россиянам – «В России останется всего несколько банков»

Что происходит с банками: Банковским вкладам пришел конец. На чем теперь зарабатывать россиянам – «В России останется всего несколько банков»
Сен 25 2020
admin

Что происходит с банковским сектором. 4 карточки – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Интервью с топ-менеджерами ведущих российских и иностранных банков, представителями регулятора, рейтинговых агентств и консалтинговых компаний показали, что в настоящее время нет факторов, способных молниеносно изменить расклад сил в российской банковской системе. В связи с этим она будет развиваться, исходя из текущих трендов. О том, что это за тренды, рассказали исследователям Вышки 15 экспертов.

Усиление госконтроля

Большинство экспертов считают, что ключевым событием в банковской системе России последних лет стала национализация крупнейших частных банков — «Открытие», «Промсвязьбанк», «БИНБАНК», «Траст», «МИнБ», «АТБ» и другие.

Универсальные банки, которые полностью принадлежат ЦБ или Росимуществу, сейчас наиболее конкурентоспособные. Речь идет о Сбербанке, ВТБ, Россельхозбанке. В то время как те кредитные организации, блокирующий пакет акций которых в руках госкомпаний, — например, Газпромбанк — демонстрируют более низкую рентабельность капитала.

Между тем, эксперты отмечают, что к улучшению конкурентной среды в банковском секторе может привести сотрудничество банков с финтех-компаниями. На Западе такие практики уже успешно распространяются. Так, американская финтех-компания Kabbage совместно с канадским Scotiabank занимается оптимизацией онлайн-кредитования, а с компаниями ING, MasterCard и банком Santander — повышением доступности капитала малому бизнесу.

Продолжение зачистки

На октябрь 2019 года в России функционируют 454 кредитные организации. К 2024 году, по мнению экспертов, их число не превысит 150. ЦБ будет продолжать работу по проверке качества и источников капитала банков и лишать лицензий те кредитные организации, которые предоставляют фальсифицированную отчетность.

Несмотря на то, что ни один из опрошенных экспертов не отметил положительного влияния такой зачистки на темпы экономического роста, большинство согласны, что она не несет и негативных последствий: сектор нуждается в дальнейшем избавлении от слабых банков.

Цифровизация бизнеса

Новые технологии — искусственный интеллект, мобильный банкинг и Интернет вещей — снижают операционные затраты и повышают скорость исполнения задач, включая принятие управленческих решений. Так, использование технологий big data позволяет узнать больше о потребительском поведении клиентов и быстрее реагировать на случаи мошенничества, а также снизить риски. Однако из-за ресурсных ограничений банки стараются снять наиболее рентабельные «сливки» с цифровой революции. Прежде всего, они развивают клиентские приложения, а не внутренние процессы, которые могли бы лучше оптимизировать издержки.

Не все эксперты верят, что инновационные введения увеличат прибыльность банков. Есть те, кто считают, что сами по себе технологии не гарантируют рентабельности: затраты на их введение могут оказаться больше, чем их эффект на доходы и/или издержки, а результат зависит от характера их использования банками. Например, эффективность клиентских приложений зависит от благосостояния потребителей и спроса на те или иные услуги.

Вместо рынка — Центробанк

В 2013 году Центральному банку России была присвоена функция мегарегулятора, то есть даны полномочия осуществлять регулирование и надзор за всеми участниками финансового сектора, а также инфраструктурными организациями финансового рынка (например, биржевыми и клиринговыми компаниями, осуществляющими безналичные расчеты). Кроме того, за последние годы он стал собственником большего количества финансовых организаций, что нехарактерно для международной практики. Доля государства в активах российской банковской системы достигает почти 70% (включая 10,6% активов, находящихся в процессе финансового оздоровления), что характерно для развивающихся рынков (например, Индия — 67,47%; Бразилия — 46,7%). Напротив, по данным Всемирного банка, доля государства в банковских активах среди европейских стран не превышает 40% (Германия), а в среднем она значительно ниже — всего 15,3% (Еврозона).

Эксперты считают, что устойчивость институтов и системы — естественное желание регулятора — заняли место цели, а не инструмента. Тогда как в классическом понимании, банки должны приносить прибыль, а надзор и регулирование — это ограничения, накладываемые обществом для того, чтобы прибыль извлекалась с разумным риском. 

Сочетание функций регулирования и надзора, с одной стороны, и владения капиталами коммерческих организаций с другой стороны — это сильная власть. Роль мегарегулятора настолько велика, что такие факторы, как курс рубля и темпы инфляции, оказывают меньший эффект на банковский сектор, чем действия ЦБ.

IQ

Авторы исследования:

Солодков Василий, профессор Банковского института
Сухов Михаил, профессор Банковского института
Краюшкина Жаклин, стажер-исследователь ИСИЭЗ
Чичканов Николай, научный сотрудник ИСИЭЗ
Манжулин Игорь, аналитик Управляющей компании БКС
Белоусова Вероника, ведущий научный сотрудник ИСИЭЗ

Автор текста: Тарасова Алёна Юрьевна, 5 декабря, 2019 г.


Подпишись на IQ.HSE

Что происходит с банковской системой России :: Экономика :: Дни.ру

Это интервью с бывшим сотрудником Управления банковского надзора Центробанка Константином Симоновым наша редакция публикует в связи с активно идущей дискуссией вокруг действий Центробанка по расчистке банковского сектора. Нам показалось интересным услышать здравый, но в то же время не заинтересованный впрямую голос с «той стороны». 

Сейчас действия Центральный Банк России активно обсуждаются общественностью. По этой причине нам захотелось пообщаться с человеком, который, с одной стороны – длительное время находился внутри системы, знает ее. Но, с другой – не заинтересован непосредственно в происходящем.

Константин Игоревич Симонов – ветеран еще советского Минфина, отработавший в нем почти всю трудовую биографию, начиная с 1967 года. После передачи функций руководства банковской системой страны от структур бывшего Союза к структурам России, он перешел на работу в Центральный банк России и, по достижении пенсионного возраста, вышел в отставку.

– Константин Игоревич, как Вы, в целом, оцениваете происходящее? Многие считают, что ЦБ сейчас занимает деструктивную позицию, разрушает, по сути дела, банковский рынок.

– Мое мнение может оказаться непопулярным и ангажированным, но я хочу отметить, что происходящее сейчас в банковском секторе – всего лишь закономерный результат процессов, которые стали видны невооруженным глазом еще в 1990-е годы. На пике количественного развития банковской системы в стране было зарегистрировано свыше двух с половиной тысяч банковских учреждений. Просто вдумайтесь в эту цифру. Не заводов, не обувных мастерских. Банков.

Простой арифметической операцией деления мы можем легко обнаружить, что один банк у нас приходился приблизительно на 56 тысяч населения страны. Много это или мало? Это безобразно много, на самом-то деле. Ведь банки живут на проценты от основного экономического оборота. Так что радикальное снижение числа банков в стране было неизбежно.

– Но этот процесс шел естественным путем. Зачем его было искусственно подстегивать? Ведь число банков и так сокращалось год от года.


– Утверждение о естественности процесса сокращения банковской системы достаточно лукавое. Ведь в абсолютном большинстве случаев речь шла о том, что именно регулятор вмешивался и прекращал деятельность банковского учреждения, которое вышло в своей деятельности или за утвержденные регулятором нормативы или за рамки закона.

– Но все же? Чем был плох тот процесс, который шел все эти годы? Зачем понадобилось его резко ускорять?

– Мне не хотелось бы, чтобы у читателей сложилось впечатление о том, что резкие шаги, предпринятые Центробанком, являлись спонтанными. Подготовка к очищению российской банковской системы шла много лет, просто не все задачи удавалось решать достаточно быстро. Да и, не будем лукавить, были политические решения, которые не позволяли всерьез работать с игроками выше определенного уровня. Фактически, для них работал принцип, который американцы называют «to big to fail». Слишком большой игрок не должен упасть, чтобы не пострадали другие участники рынка.

Тем не менее, вопрос о частичной национализации российской банковской системы встал еще в 1990-е годы. Мало кто помнит, что дискуссия об этом шла еще тогда, и, в частности, структура современного плана банковских счетов имела в этом смысле вполне определенную функциональность. Предполагалось, что она позволит Центробанку, при необходимости, быстро взять на обслуживание клиентов некоторых из национализируемых банков, не меняя номера их расчетных счетов, ограничившись только сменой БИК. Но, в итоге, мы не пошли по этому пути.

– То есть сейчас речь все-таки идет о национализации банковской системы?

– Конечно, нет. Позиции с тех пор существенно изменились. Даже после кризиса 1998 года было очевидно, что государство не сможет самостоятельно развивать современную, рыночную экономику, что из определенных секторов рынка оно просто обязано уйти. Это понимание возникло, нужно сказать, по результатам кризиса. Когда стало очевидно, что государство неэффективно в части обслуживания частных финансов. Вызванный тогда в качестве «пожарника» Кириенко блестяще спустил пар, исправляя чужие ошибочные решения. Но это был антикризисный менеджмент. А каждодневной работой с частными деньгами государство заниматься не должно. Рационально держать такие институты как Сбербанк или ВТБ, которые способны подстраховать частника, но, все-таки, рыночной работой должны заниматься частные организации.

– А как же это согласуется с текущей политикой Центробанка? Ведь государственные банки плодятся как грибы после теплого дождя? Открытие, Промсвязьбанк, БИН еще вчера были частными, а сейчас государство забрало их под свою крышу?

– Это временный процесс. И связан он вот с чем. Банки должны быть частными. Но они не должны быть, – я позволю себе употребить еще один специальный термин – кэптивными. Простыми словами – банк не должен карманом своего владельца. Ситуация, когда происходит льготное финансирование бизнеса акционера банка за счет средств других его клиентов, конечно, неприемлема. Ведь тут возникает конфликт интересов между двумя ролями – акционера и клиента банка. Когда в такой роли выступает один и тот же человек, это искажает результат оценки рисков.

Фото: pixabay.com

Абсолютно все те случаи на которые Вы ссылаетесь – это частные банки, которые имели подобный конфликт интересов со своими акционерами и получили проблемы по факту неправильного учета рисков при выделении кредитов. Сами эти банковские учреждения – вполне устойчивые, некриминальные, с хорошей структурой бизнеса. Если Центробанк приведет их бизнес-процессы в порядок – они смогут и будут нормально работать. Уверен, что через некоторое время они будут снова приватизированы. Скорее всего – путем продажи их акций на открытом рынке, так, чтобы они попали в руки, в основном, институциональным инвесторам.

– Даже Промсвязьбанк?

У меня здесь нет инсайда. Я предложил бы ориентироваться на публичные источники. Возвращаясь к участию государства в банковской системы, хочу отметить, что, на самом то деле, еще с начала президентства Путина была проделана большая работа по разгосударствлению банковской системы. Государство вышло из капитала очень большого количества банков, где оно обладало миноритарной долей. Ведь было как? Каждое министерство, каждая региональная администрация норовили войти в капитал какой-то приближенной коммерческой банковской структуры и держать счета именно там. Государственные деньги прокручивались, фактически, выполняя роль этакого источника фондирования.

Мы эту систему заменили, постепенно нормальной, цивилизованной. А из частных банков вышли. Была проделана громадная работа. Фактически в определенный момент вообще шла речь о том, что у государства останется только два банка. Сбербанк – грубо говоря, для пенсионеров и бюджетников и в качестве института развития – объединенный банк на основе ВЭБа и Внешторгбанка. Этот проект очень активно продвигал в свое время  руководитель Банка России Геращенко. К сожалению, его идея не получила должного развития и не была доведена до конца, хотя вопрос о такой реструктуризации участия государства  в банках был поднят еще во времена премьерства Примакова.

– Это звучит немного неожиданно, считается, что Примаков был сторонником огосударствления экономики.

– У Центробанка всегда была вполне самостоятельная позиция, с этим проектом мы выходили напрямую на Государственную Думу. Виктор Владимирович его достаточно активно продвигал. И, в конце концов, после ухода Ельцина ушел и Примаков. А позиция ЦБ в части правильной реорганизации банковской системы осталась. Под руководством Геращенко были, как я уже сказал, начаты процессы выхода государства из статуса миноритария в частных банках и вот этот процесс сокращения числа крупных госбанков, объединения ВЭБ и ВТБ. Он не был доведен до конца по объективным причинам, связанным с юридическим статусом госдолга СССР. Но позиция была.

– Но сменилось руководство ЦБ, возможно позиция изменилась?

– Менялись тактические подходы, менялась стилистика работы, она становилась более современной. Но общая линия, я уверен, осталась преемственной. Текущая ситуация кажущегося резкого прихода государства в банковские структуры – временная. Она связана в первую очередь с необходимостью резкого наведения порядка с выводом средств за границу.

Вы сами все тут видите, что сейчас творится на Западе с российскими капиталами. Не секрет, что очень большое количество небольших банков, работали практически только на эту задачу. Вспомните, что я говорил про соотношение числа банков и населения. А ведь среди многих закрытых банков были такие, у которых число клиентов равнялось тысячам или десяткам тысяч. Нормально такой банк работать не может, у него экономика не складывается. Он может только «крутить схемы». Вот зачистка этих схемщиков – это и есть основная задача Эльвиры Набиуллиной.

– Вы предсказываете новую приватизацию госбанков?

– Я считаю, что вообще неправильно называть госбанками санируемые структуры, такие как «Открытие». Эти организации, куда государство было вынуждено войти – по своей природе частные. В ближайшее время мы увидим, как государство будет выходить из их капитала. Но это нельзя будет назвать новой приватизацией.

– Сколько банков останется в России в итоге?

– Я не могу делать такие предсказания с полной уверенностью. Но мое личное мнение – что не более двухсот, а может быть и несколько меньше.

– И государство будет в них присутствовать?

– Уверен, что руководство страны проявит мудрость в этом вопросе. Вряд ли больше, чем до начала структурной реформы банковской системы, инициированной Эльвирой Сахипзадовной. Как бы то ни было, моя позиция сейчас достаточно отстраненная. Я гляжу на действия своих бывших коллег и не нахожу их выходящими за рамки разумного и грамотного управления. Ситуация в стране тяжелая, давление, в том числе экономическое, в виде санкций на Россию нарастает. Нужно наводить порядок и они это делают.

Отзывы о ВТБ: «Что происходит с банком?»

Решили мы с женой рефинансировать её кредит, попутно решив некоторые финансовые трудности. Так как офис банка находится от нас очень далеко, подали онлайн заявку через сайт ВТБ. Ну просто узнать, есть ли какие либо шансы на кредит. Заявка благополучно была принята и через некоторое время на телефон и почту пришло одобрение с приглашением посетить ближайший офис. Чтобы прояснить ситуацию с доступностью отделения, скажу, что нам приходится ездить по ПЯТЬ часов на поезде в одну сторону.

В общем, на посещение банка нужно планировать минимум СУТКИ свободного времени. Заявку через сайт подали 09.12.2019 года. В офис поехали 16.12.2019 года, где нам подтвердили, что действительно, решение по заявке положительное. Вот тут и начинаются приключения. Сначала у жены обнаружилось неожиданное «задвоение счёта», которое никто не смог объяснить, из-за чего вначале от него необходимо избавиться. Сотрудница банка подала заявку на «схлопывание» счетов. Понятно, что ничего в тот день не получилось. Уже минус день, пришлось садиться в поезд и возвращаться домой. Нам было обещано, что как только решится проблема, сообщат звонком и можно будет приехать.

Звонка ждали 4 дня. Поехали снова в банк 20.12.2019 года, где нам подтвердили, что проблема решена, заявка по-прежнему одобрена и можно получить кредит. Здесь начинается второй этап «приключений»: при попытке перечислить деньги на счёт у оператора система выдаёт ошибку и НИЧЕГО НЕ ПРОИСХОДИТ. Нас попросили подождать, чтобы решить проблему оперативно. Мы честно прождали до самого закрытия офиса, уже перед окончанием рабочего дня жена зашла узнать хоть что-то. Знаете что ей сказали? «К сожалению, в данный момент банк не может выдать вам кредит, ваша заявка отклонена» КАК? Как её могли отклонить после неоднократного одобрения? Ладно, поехали дальше. Сотрудница банка посоветовала по приезду домой ещё раз подать заявку через сайт и, в случае одобрения, приехать опять. Третий раз терять сутки на поездку в банк? Мы не гордые, мы съездим.

26.12.2019 года через форму на сайте подали новую заявку. Ну вы же уже догадались? ОДОБРЕНА!!!!!! Сегодня, 27.12.2019 года я остался присматривать за детьми, а жена взяла с собой сестру и поехала снова в банк. ВУАЛЯ, опять отказ!!! Даже как-то ожидаемый, естественно без объяснения причин. Ну мы же предусмотрели такой вариант, поэтому сестра жены попыталась оформить кредит уже на себя. ДА — ДА, вы правильно догадались. Нет не отказали, просто снова система банка выдала такую же ошибку, как и моей жене! И как я узнал, это минимум третий человек, с которым это происходит. Знаете, даже уже не смешно. С учётом того, что и жена, и я являемся зарплатными клиентами банка ВТБ уже начинаешь как-то переживать за собственные деньги, а ну как тоже «ошибка системы» случиться?

Затмение. Что происходит с банками Италии | Мнения

В декабре 2015 года правительство Италии решило спасти четыре небольших региональных банка, что привело к списанию долгов кредиторов, одним из которых был местный пенсионер, вложивший в облигации все свои сбережения — €110 000. Узнав о потере денег, он совершил самоубийство, что вызвало широкий резонанс в обществе. Повторение сценария санации с более крупными банками может иметь гораздо более сильный негативный эффект. По данным МВФ, на текущий момент рядовые граждане Италии являются владельцами банковских облигаций более чем на €230 млрд, это 30% от выпущенных бумаг.

Чрезмерно закредитованное правительство Италии (соотношение долга к ВВП превысило 140%, что является вторым крупнейшим значением после показателя Греции — 212%) пытается получить разрешение от европейских властей на оказание помощи банкам напрямую из бюджета, чтобы защитить своих граждан от списаний, а это является грубым нарушением правил ЕЦБ.

Нежелание европейского регулятора пойти навстречу итальянцам может вызвать стремительный рост антиевропейских настроений в обществе, что подольет масла в огонь набирающему обороты процессу дезинтеграции в Европе после референдума в Великобритании. Эксперты утверждают, что списание средств кредиторов необходимо в случае с итальянскими банками, так как постоянная поддержка финансового сектора страны стимулирует неэффективность системы. Пока кредиторы не ощутят на себе риски инвестирования средств, менеджеры будут продолжать совершать управленческие ошибки, что повысит финансовую уязвимость государства.

Доля просроченных кредитов в Италии перевалила за 17%, это выше, чем в Португалии и Испании.

Существующие проблемы финансового сектора недостаточно корректно отражены в котировках гос­облигаций Италии. В настоящее время доходность по 10-летним суверенным бондам в евро не превышает 1,25% годовых. Для сравнения: доходность новых 10-летних долларовых бондов «Россия 26» составляет около 4% годовых.

В то же самое время акции итальянских банков сейчас торгуются на своих минимальных значениях, что дает оптимистам, ожидающим докапитализацию банков со стороны властей, возможность вложиться в их бумаги. Акции наиболее проблемного банка Италии Banca Monte dei Paschi di Siena за год упали более чем на 85% и в конце июля стоили менее 28 евроцентов за бумагу. Акции Unicredit за год потеряли более 70% капитализации, акции Intesa Sanpaolo — почти 50% своей стоимости.

На фоне продолжающейся политики стимулирования экономической активности Европы со стороны ЕЦБ банковские акции могут представлять интерес для долгосрочных инвесторов.

Банковская истерия. Что происходит с банками Рязани

События последних недель, а в особенности — дней, рождают у россиян панику времен 90-х годов. Есть из-за чего переживать: первым «звоночком» стал курс рубля, который бьет «рекорды» день ото дня, а вторым — повышение Центробанком ключевой ставки с 10,5 до 17%.

Из этой проблемы вытекает новая: рязанцы активно обсуждают то, что банки города прекратили выдачу кредитов и обмен валюты. При этом горожанам пока никаких уведомлений о повышении ставок по текущим кредитам не поступало.

— Как только началась заварушка с Украиной, стали выдавать кредиты все хуже и хуже, а с начала лета почти никому не дают — только тем, у кого волосатые руки есть, где надо, – прокомментировал YA62.ru бухгалтер, работающий с рядом рязанских фирм.

На вопрос, изменятся ли ставки по кредитам и депозитам после повышения ключевой ставки Банка России, в «Прио-Внешторгбанке» ответили честным и кратким: «да, изменятся». При этом подчеркнули, что существенных изменений спроса на покупку и продажу валюты со стороны жителей региона относительно ноября-декабря текущего года не наблюдается.

Специалисты отметили, что произошло перераспределение спроса в отдельных операционных кассах в различных районах города Рязани. В «Прио-Внешторгбанке» заверили о наличии необходимого объема наличной валюты. Кроме того, в связи с последними изменениями курса банк не планирует закупать трехзначные табло. Также пресс-секретарь организации опроверг слухи о возможном перебое в работе карт MasterCard.

«Как только началась заварушка с Украиной, стали выдавать кредиты все хуже и хуже, а с начала лета почти никому не дают — только тем, у кого волосатые руки есть, где надо».

В одном из отделений Сбербанка нашему корреспонденту сообщили, что кредиты выдаются, но не всем, так как «много заявок». В «Газпромбанке» также уверили, что ссуды частным лицам дают, однако возможен рост ставок «в связи с экономической ситуацией». Операторы отметили, что валюту поменять можно. Стоит отметить, что у двери в обменник необычно длинных очередей корреспондентом YA62.ru замечено не было. Также спокойно дела с кредитами и валютой обстоят и в «Промсвязьбанке».

«Россельхозбанк» осуществляет выдачу кредитов по всем заключенным договорам в обычном режиме. В то же время, в связи со значительным увеличением ключевой ставки «Россельхозбанк» актуализирует условия кредитных продуктов банка», — отметили в организации. При этом добавили, что проблем с валютой нет.

Выбивается из общей картины «Ринвестбанк», где приостановлена продажа евро и доллара. С другой стороны, представитель организации сообщил, что сейчас повышаются ставки по вкладам физических лиц на несколько пунктов. По кредитам же такой рост не планируется, и ссуды выдаются по плану.

Итак, по заверениям представителей рязанских банков, «в Багдаде все спокойно», а паника в решении финансовых проблем явно не помощник. Портал YA62.ru продолжает внимательно отслеживать ситуацию на рязанском банковском рынке.

Не поддавалась панике Ксения Колпакова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *