Прибалтийские банки: Банки Латвии: рейтинг банков Прибалтики – Прачечная на замке. Как российские деньги и прибалтийские банки потеряли друг друга | Финансы и инвестиции

Прибалтийские банки: Банки Латвии: рейтинг банков Прибалтики – Прачечная на замке. Как российские деньги и прибалтийские банки потеряли друг друга | Финансы и инвестиции
Окт 23 2020
alexxlab

Содержание

Прачечная на замке. Как российские деньги и прибалтийские банки потеряли друг друга | Финансы и инвестиции

Цюрих на Даугаве

К моменту вступления Латвии в Евросоюз в 2004 году латвийские банки и отделения скандинавских конгломератов зарекомендовали себя как дружелюбная гавань для российских денег. Они легко открывали счета россиянам, часто даже без внесения первоначальной суммы, принимали депозиты, оказывали брокерские услуги, а некоторые даже выдавали им ипотечные кредиты в местной валюте.

После кризиса 2008 года, больно ударившего по экономике Латвии, любовь местных банков к российским капиталам стала еще крепче. В 2012 году, по оценке Bloomberg, в банковской системе Латвии доля вкладов нерезидентов приблизилась к 50%, составив $10 млрд, в Швейцарии доля депозитов иностранцев тогда составляла 42%. Вот только клиентами латвийских банков в основном становились россияне, которые не могли открыть счета в Швейцарии и других более престижных юрисдикциях, рассказывает старший специалист финансового департамента UFG Wealth Management Светлана Лавренюк.

Среди состоятельных россиян были популярны банки ABLV, Rietumu, Citadele Banka, Expobank и Norvik Banka. Их привлекало лояльное отношение к происхождению средств, невысокая стоимость услуг и приемлемый уровень требований к документальному обоснованию транзакций, объясняет Лавренюк. За клиентом закреплялся персональный менеджер, с которым можно было оперативно обсудить все вопросы по обслуживанию счета.

Все изменилось, как только США и Евросоюз объявили крестовый поход против отмывания средств и уклонения от уплаты налогов. В июне 2014 года Латвия подписала соглашение об обмене налоговой информацией с США в рамках закона «О налогообложении иностранных счетов» (Foreign Account Tax Compliance Act, FATCA). Позже пришлось присоединиться к аналогичному соглашению об автоматическом обмене информацией в рамках ОЭСР. После этого проблемы посыпались на латвийские банки, как из рога изобилия. Комиссия рынков финансов и капитала (КРФК) — финансовый регулятор, который подчиняется Минфину Латвии, то и дело наказывала банки за нарушение закона о предотвращении отмывания средств и финансирования терроризма, а также за слабую проверку клиентов.

В марте 2016 года КРФК оштрафовала Baltic International Bank на €1,1 млн, а в июле 2017-го — Norvik Bankа и Rietumu на €1,3 млн и €1,56 млн соответственно. Два последних банка также обвинялись в слабой системе контроля транзакций, что позволяло использовать их для обхода санкций США в отношении Северной Кореи. Штрафы на общую сумму €640 000 летом 2017 года получили еще три банка. На этом фоне депозиты нерезидентов в латвийских банках к началу 2017 года сократились до 43%, составив €9,2 млрд, что на €800 млн меньше показателя 2012 года.

Залп по ABLV

Основанный в 1993 году ABLV на протяжении всей своей истории избегал неприятностей. Претензии регулятора в части транзакций с Северной Кореей его не коснулись, и это могло спровоцировать атаку американского Минфина, рассуждает Бернис: «Возможно, когда власти США увидели, что их предписания игнорируются на местах, они решили нанести смертельный удар».

Уничтожения ABLV могли желать люди из высших финансовых кругов страны, считает Бернис. Например, экс-глава Банка Латвии Илмар Римшевич, который сейчас под следствием в связи с подозрениями в «торговле влиянием». «Я прекратил общение с бывшим руководителем ЦБ в начале 2015 года, так как общение с ним, с моей точки зрения, становилось этически неприемлемым. Я не хотел обострять ситуацию и начал его игнорировать», — говорит банкир.

Getty Images

Ликвидация ABLV пока не завершена. В марте 2018 года банк перечислил в Фонд гарантирования вкладов €480 млн для выплат по застрахованным депозитам. Из 22 000 клиентов банка уже более половины получили гарантированные суммы в размере €100 000. Выплаты свыше гарантированной суммы пока не начались, поскольку ликвидационная команда решила проверить происхождение этих средств.

Под брендом ABLV работали также семь фондов облигаций и четыре фонда акций, которые занимались инвестициями на международных площадках. Их совокупный портфель составлял примерно €120 млн. Фонды были доступны для всех клиентов банка, но сейчас эти средства заблокированы европейским расчетным депозитарием Euroclear, его представители жалуются, что не могут идентифицировать инвесторов, рассказывает банкир, близкий к ABLV.

Бернис рассказал, что не теряет присутствия духа и сейчас создает в Латвии инвестиционную компанию. По словам собеседника Forbes на рынке инвестиционных услуг, участниками будущего фонда станут лояльные клиенты ABLV. «Фонд попытается выкупить часть активов банка в рамках ликвидации и продолжить ими управлять. У банка достаточно хорошие активы, и дыр в капитале обнаружено не было», — поясняет он. Сочувствующих участников «собралось уже примерно на €300 млн».

Конец сказки

Разгром ABLV чреват большими проблемами для Латвии: из-за него местные банки могут попасть в черный список FATF — международной группы по борьбе с отмыванием денег, заявил в конце декабря посол Латвии в США Андрис Тейкманис. «То, что вашу кредитную карту не примут в Германии, будет наименьшим из зол. Сократится наш экспорт, потому что будут осложнены транзакции по оплате поставок. Это очень сильно повлияет на всю нашу экономику», — очертил масштаб проблем Тейкманис.

Эта угроза мобилизовала латвийские власти на борьбу с российскими деньгами. Местные «патриоты» в правительстве задались вопросом, почему в банковской системе столько русских денег и не является ли это риском для стабильности, способным привести к кризису наподобие греческого, рассказывает генеральный директор компании «Третий Рим» Андрей Ляхов.

В феврале 2018-го Минфин Латвии поставил перед собой цель сократить объем вкладов иностранцев в банках до 20%. И на начало октября 2018 года объем депозитов нерезидентов снизился с €8,1 млрд до €3,2 млрд, или с 40% до 20,5%. Из них 10% составляют вклады из ЕС, 5% — депозиты клиентов из стран СНГ и 5% — из прочих стран. Тем не менее в Латвии работает 15 банков и пять филиалов иностранных игроков, 11 из них преимущественно с нерезидентами, следует из комментария латвийского регулятора для Forbes.

Сократить присутствие иностранных денег в банковской системе латвийским властям помог закон против фиктивных компаний, вступивший в силу 9 мая 2018 года. Он запрещает банкам обслуживать счета юрлиц, которые не имеют признаков реальной деятельности. Закон привел к повальному отказу банков Латвии работать с нерезидентами. Быстрее всех от иностранных клиентов в первые девять месяцев 2018 года избавлялись Expobank (–82%), Danske Bank (–58%) и банк Rietumu (–55%). Процесс избавления от иностранцев больше касался компаний, а не физлиц, средства которых сократились лишь на 2,5%.

По словам одного из латвийских банкиров, сложнее всего пришлось Rietumu, этот банк блокировал некоторые счета или же предлагал клиентам переводить средства в срочные депозиты на три года, дабы избежать проблем с ликвидностью. Некоторые клиенты обращались в суд.

Транзакции иностранных клиентов в латвийских банках сократились по сравнению с 2017 годом в два раза — менее чем до €10 млрд. Сильнее всего сократились переводы в долларах, в 2018 году их почти не было. Один из латвийских банкиров пояснил в разговоре с Forbes, что операции в американской валюте стали дорогими, долгими и требуют тщательных проверок. Некоторые банки сосредоточились на внутреннем рынке, некоторые сделали фокус на премиальный сегмент, некоторые делают разворот в сторону финтеха. «В Латвии, конечно, есть политическая установка «чем меньше русских денег в системе, тем лучше». Но прямого запрета на работу с российскими клиентами нет», — рассказывает глава Signet Bank Роберт Иделсон.

Датский уголок

Из всех балтийских столиц Таллин построил, пожалуй, самый впечатляющий деловой центр. Компактный квартал сверкающих небоскребов, которые, впрочем, ниже шпиля церкви Святого Олафа в старом городе, запоминается башней скандинавского банка SEB, похожей на огромный парус. Она ясно дает понять, куда дует денежный ветер. По данным Эстонской банковской ассоциации, порядка 90% активов банковской системы контролируется скандинавскими банками. Рынок в основном поделен между шведскими группами Swedbank и SEB, а также латвийским Luminor Bank. На долю крупнейшего национального игрока LHV Bank приходится лишь 7% активов банковского сектора.

Getty Images

Господство скандинавов на эстонском рынке и стремление Эстонии попасть в ряды североевропейских государств сформировали в стране более консервативную финансовую отрасль, чем в соседней Латвии. «В отличие от латвийских банков в Эстонии кредитные организации практически не работают с нерезидентами-физлицами. Они привлекали в основном средства компаний. У эстонских банков всегда были более строгие комплаенс-процедуры и в целом более прозрачный бизнес», — объясняет партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

По данным Банка Эстонии, вклады нерезидентов в банковском секторе страны в 2017 году составляли лишь 8,5% (хотя еще в 2012 году их было примерно 21%). Но именно в Эстонии прогремел один из крупнейших в истории скандалов в связи с отмыванием иностранных денег.

В 2018 году эстонское отделение датского банка Danske Bank стало фигурантом сразу нескольких расследований по подозрению в легализации и выводе средств из России и стран СНГ. Первый тревожный звонок прозвучал в феврале, когда датская газета Berlingske, британская The Guardian и Центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) рассказали о докладе, который передал руководству Danske Bank в Копенгагене осведомитель из эстонского офиса в 2013 году. В этой записке говорилось, что банк заблокировал счета 21 юрлица, по которым проходили подозрительные транзакции, похожие на отмывание денег.

Danske Bank к 2015 году прекратил обслуживание нерезидентов в Эстонии, а также отстранил от работы нескольких сотрудников, ответственных за риск-менеджмент и комплаенс. Этому способствовали не столько выявленные серые схемы, сколько многочисленные предупреждения со стороны финансовой инспекции страны. В самом надзорном ведомстве подтвердили эту информацию. «В 2014 году было очевидно, что в эстонском отделении Danske Bank механизмы риск-контроля не работали должным образом. Мы поручили банку исправить их, но он предпочел сократить рискованный бизнес с нерезидентами и внести некоторые изменения в менеджмент банка в 2015 году», — говорится в комментарии финансовой инспекции.

И 25 мая 2018 года финансовая разведка полиции Эстонии опубликовала доклад о легализации более €13 млрд через эстонские банки в 2011–2016 годах. По данным полиции, большая часть этих средств была выведена из России, Молдавии и Азербайджана. Конкретные банки не были названы, но выводы доклада пересекались с февральскими публикациями о серых схемах в Danske Bank.

Далее проблемы только нарастали. В сентябре были обнародованы шокирующие итоги расследования консалтинговой компании Promotory Financial: в 2013 году иностранные клиенты осуществили через эстонское отделение Danske Bank около 80 000 транзакций на общую сумму $30 млрд. В основном это были деньги из России и стран СНГ. Как пояснил Financial Times источник в компании-аудиторе, не все эти операции относятся к подозрительным, но сумма «поразительна для небольшого отделения банка».

Главным сюрпризом стали результаты внутреннего расследования Danske Bank. В 2012–2017 годах организация провела 9,5 млн операций для 15 000 нерезидентов на сумму более €200 млрд. Примерно 23% всех иностранных средств поступали в банк из России. Danske Bank назвал сомнительным транзакции 6200 клиентов, в отмывании русских денег заподозрил 177 нерезидентов.

После этого генеральный директор Danske Bank Томас Борген подал в отставку, хотя его вины в нарушении антиотмывочного законодательства не было выявлено. А в декабре были задержаны 10 сотрудников эстонского филиала Danske Bank, работающие в отделении Private Banking. Полиция не назвала имена подозреваемых, но отметила, что среди них нет бывшего главы эстонского отделения банка Айвара Рехе. К расследованию подключился и Росфинмониторинг. Собеседники Forbes в российском ведомстве и в финансовой инспекции Эстонии рассказали, что надзорные органы обеих стран готовят совместное заявление об участии структур из России в схемах Danske Bank.

К разгрому «прачечной» приложил руку вездесущий Минфин США, утверждают источник Forbes, близкий к эстонскому филиалу Danske Bank, и собеседник, занимающийся международным управлением капитала. По их словам, летом в Эстонию нанесли визит сотрудники Управления по контролю иностранных активов (OFAC) вместе с помощником министра финансов США по борьбе с терроризмом Маршаллом Биллингсли. На встрече также присутствовали люди из руководства Danske Bank. «Аналогичная встреча господина Биллингсли с представителями кипрских банков в мае этого года привела к ужесточению процедур проверки нерезидентов. Теперь россиянам не менее сложно открыть счет там, чем в любой другой стране Евросоюза», — отметил один из собеседников Forbes.

По мнению банкира, близкого к Danske Bank, кредитная организация начала внутреннее расследование, скорее всего, под давлением OFAC. «Финансовые власти подозревают некоторые американские банки, в частности JPMorgan Chase и Bank Of America Merrill Lynch, в участии в некоторых серых схемах эстонского Danske Bank. Так что у американцев есть личный интерес в этом деле», — поясняет он. Ситуация в Danske Bank приведет к дальнейшему снижению доли нерезидентов в эстонских банках.

«Проблема эстонского рынка в маленькой емкости. В стране с населением чуть больше 1 млн человек трудно зарабатывать на кредитах и привлекать средства на депозиты, рост бизнеса здесь ограничен, — рассуждает банкир. — Иностранных клиентов-юрлиц в банках хоть и немного, но они обеспечивали хороший транзакционный доход. А сейчас банкам, видимо, нужно менять бизнес-модели».

Транзитный счет

Из трех балтийских стран только Литва не погорела на обслуживании иностранных клиентов, доля вкладов нерезидентов в банковской системе страны составляет лишь 2,7%. Объем трансграничных платежей за 2008–2015 годы оказался одним из наименьших в Евросоюзе — всего 1,3% от ВВП. В начале 2000-х годов Литва, как и страны-соседки, обслуживала российских клиентов. С ними работал Snoras Bank Владимира Антонова, обанкротившийся в 2011 году. Но привычка к русским деньгам в Литве так и не сформировалась.

Президент Singapore Castle Family Office Эльдияр Муратов отмечает, что еще полтора года назад его клиенты хранили деньги в литовских филиалах Nordea, Danske Bank и DNB. Средний размер депозита составлял примерно $3,5 млн. Но сейчас все, кто мог, уже перевели свои активы в Сингапур. «Релокацию инициировали сами клиенты, которым надоело постоянно получать «письма счастья» с новым списком документов, необходимых банку для проверки легитимности происхождения средств и для подтверждения многих других операций», — поясняет финансист.

Литовские банкиры не раз подчеркивали, что их подходы к ведению бизнеса отличаются от латвийских и эстонских. После событий 2018 года их еще больше ужесточили. «В сентябре 2018 года я был в Литве, где обсуждал с банковскими юристами один финтех-проект, — вспоминает партнер юридической фирмы «Вестсайд» Сергей Водолагин. — В ходе переговоров литовские юристы прямо говорили, что сам факт российского происхождения проекта влечет дополнительные риски». Любой «русский след» будет воспринят литовскими банками как негативный фактор и привлечет их внимание. Банки хотят убедиться, что российские деньги, во-первых, имеют законное происхождение, и, во-вторых, никак не относятся к компаниям и физлицам, попавшим под санкции, говорит Водолагин. И вопрос об открытии счета для россиянина может решаться в Литве месяцами.

Латвийские и эстонские банки уже начали брать пример с Литвы. «Нашему клиенту для того, чтобы открыть в латвийском банке счет на €2 млн для операции по покупке недвижимости, пришлось предоставить 23 документа, — жалуется Андрей Ляхов из «Третьего Рима». — Если же вы соберете все бумаги, это еще не означает, что вы станете клиентом банка — вам могут отказать без объяснения причин».

Председатель правления EuroCollegia Игорь Стуканов замечает, что процедуры проверок в балтийских банках ужесточились в отношении всех неграждан ЕС, а не только россиян. «Я думаю, через 3–5 лет подобная система будет работать повсюду: нет привязки к конкретной стране — нет банковского счета в ней. Видимо, предчувствуя это, многие клиенты рассматривают возможности получить второй паспорт или используют инвестиционные программы для оформления ВНЖ», — прогнозирует Стуканов.

Один из вопросов — куда россияне перевели деньги из недружелюбных Латвии и Эстонии. По словам Стуканова, состоятельные клиенты переключись на страны, где финансовое регулирование еще не перестроилось под новые реалии: в Сербию и Черногорию, Казахстан, Армению, Белоруссию и Грузию. Но и там в недалеком будущем возможны аналогичные проблемы: к примеру, 10 декабря Центробанк Черногории наложил 45-дневный мораторий на все платежи Invest Bank Montenegro и Atlas Banka.

Партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов считает, что ничего критичного в текущей ситуации нет: капиталы всегда найдут нейтральные юрисдикции. Это лишь вопрос «транспортного плеча» и сопутствующих накладных расходов. «Сейчас азиатские страны-офшоры готовы принять значительные денежные массы и создать максимально комфортные условия. Среди россиян популярны, например, Сейшельские острова и Гонконг. Потепление отношений России с Китаем также способствует этому тренду», — говорит Горбунов.

— При участии Катрины Ильинской.

Банки Латвии, банки Литвы, банки Эстонии | Оффшоры и международное право

Латвийские банки, (а позже к ним присоединились) литовские банки и эстонские банки, были, пожалуй, пионерами оффшорного рынка стран СНГ. Они и сейчас являются достаточно популярными. Традиционно предприниматели из стран СНГ, владеющие зарубежными компаниями, отрывают счета в странах Прибалтики: чаще в банках Латвии, на втором месте — банки Эстонии, реже – банки Литвы. На сегодняшний день на территории Латвии работают около 20 банков, большинство из них имеют длительный опыт работы с клиентами из стран России и СНГ, которые открывают счета на иностранные компании. Среди популярных банков Латвии можно назвать ABLV Bank, Rietumu Banka, Norvik Banka, Citadele banka. Среди эстонских банков можно выделить Danske Bank.>>> Многие прибалтийские банки имеют свои официальные представительства в России. Банки Литвы, как и банки Латвии, а также и банки Эстонии достаточно лояльны к нерезидентам: они работают с клиентами из разных стран, при этом значительную часть таких клиентов составляют клиенты стран СНГ. Прибалтийские банки, как правило, занимаются одновременно расчётами и управлением инвестициями, отдавая предпочтение все-таки расчетным счетам. При этом требования по минимальным остаткам и первоначальному взносу в большинстве банков Эстонии, банков Литвы и латвийских банках отсутствуют. Дополнительным плюсом является тот факт, что персонал прибалтийских банков владеет русским языком. Кроме того, процедуры compliance и due diligence в банках Латвии, а также банках Эстонии и банках Литвы достаточно стандартны (особенно после вступления стран Балтики в Европейский Союз), как и требования по необходимому комплекту документов для открытия счета. В процессе сотрудничества с банками Латвии, банками Литвы и эстонскими банками сложилась практика оперативной и быстрой работы по исполнению платежей, с ипользованием защищенного и удобного интернет банкинга и достаточно умеренными тарифами. 

Банки, которые открывают счета в настоящее время

Латвия 3 банка

Двигайте таблицу

Банки, отношения с которыми прекращены \ приостановлены

Латвия 5 банков

Двигайте таблицу

Литва 1 банк

Двигайте таблицу

Название банка Стоимость открытия счета, $ Мировой рейтинг Рейтинг по стране  
 
AB bankas SNORAS Нет данных Нет данных http://www.snoras.com/en

Эстония 1 банк

Двигайте таблицу

Название банка Стоимость открытия счета, $ Мировой рейтинг Рейтинг по стране  
 
Danske Bank A/S Нет данных Нет данных http://www.danskebank.ee/

Банки, которые не хотят афишировать свое присутствие

Латвия 1 банк

Двигайте таблицу

Прибалтика «сдает» свой банковский сектор

Последние банковские скандалы в Прибалтике обрастают новыми подробностями. Недавно выяснилось, что отмывать деньги через счета в литовских подразделениях Swedbank мог бывший президент Украины Виктор Янукович. Речь идет о довольно скромных суммах (всего несколько миллионов долларов), но кому-то, видимо, очень нужно подливать масло в огонь, ведь на кону стоит последняя крупная добыча в Прибалтийском регионе банковский сектор.

Скандалы с отмыванием денег вспыхивают во всех трех странах Балтии. По имиджу прозрачного электронного государства в Эстонии больно ударило расследование крупнейшего коммерческого банка Дании Danske Bank, которое показало, что через его эстонское отделение легализовались баснословные суммы (сначала говорилось о махинациях на 30 миллиардов долларов, позже эта сумма выросла до 234 миллиардов).

В Латвии международный скандал похоронил крупнейший национальный банк ABLV, в коррупции и вымогательстве подозревали недавно восстановленного в должности президента Банка Латвии Илмара Римшевича. О глубине кризиса говорит хотя бы тот факт, что стране грозят санкции за невыполнение рекомендаций надзорного органа Евросоюза по борьбе с отмыванием денег (Moneyval).

Литва от товарищей по региону пока отстает, но и здесь к расследованию отмывания денег присоединились Центробанк и Служба расследования финансовых преступлений (СРФП). Складывается впечатление, что Прибалтийские республики соперничают друг с другом за звание главной европейской «прачечной».

Но, по мнению экономиста, исполнительного директора Балтийского форума Александра Васильева, этот тот случай, когда пресса формирует наше представление о реальности: «Я думаю, что ситуация в банковской сфере Литвы, Латвии и Эстонии не настолько бедственная, как ее представляют в СМИ. Существуют определенные рейтинги банковской деятельности, которые показывают, что по надежности, по возможностям работы с иностранными клиентами банки Прибалтийских республик находятся выше банков ряда западноевропейских стран».

По мнению эксперта, нужно обратить внимание на то, что до недавнего времени Прибалтика являлась одним из серьезных мировых финансовых центров: только через одни банки Латвии проходило до 1% денежного долларового оборота. Более 12 миллиардов евро приходилось на долю активов зарубежных вкладчиков (фантастические деньги для такого небольшого государства, как Латвия). «В отличие от ряда промышленных отраслей, банковский сектор здесь действительно процветал», — уверен Васильев.

Возможно, этим отчасти и объясняется масштаб коррупционных скандалов. Чем больше денег проходит через банковские учреждения Прибалтийских республик, тем больше махинаций.

Другую причину можно сформулировать одним словом: конкуренты. Они, как известно, не дремлют и всегда готовы нанести удар.

Сомнительные операции с нерезидентами, если покопаться, наверняка можно найти в любом банке. Вопрос только в том, где их находят, а где нет. О каких пишут СМИ, а о каких молчат. «Подтверждается старая истина, что любой банк, как и муху, можно прихлопнуть газетой», — отмечает директор Балтийского форума.

Засилье скандинавских банковских учреждений в Прибалтике обсуждается давно. И под раздачу попали именно они: шведский Swedbank и датский Danske Bank. По мнению Александра Васильева, это тоже не случайно: «Видимо, их роль и место на постсоветском пространстве (в частности, в Прибалтике, где они занимают доминирующее положение) кого-то не устраивает. Им будут продолжать противодействовать».

В этих условиях ключевой вопрос следует сформулировать так: готово ли руководство того или иного государства отстаивать интересы своих банкиров?

«События прошлого года продемонстрировали, что руководители Латвии, к примеру, не просто не готовы защищать свою банковскую сферу от посягательств извне — они не делают это даже в том случае, когда обвинения носят неподтвержденный характер, — отмечает эксперт. — Это говорит о том, что правительство страны не является в полной мере самостоятельным в принятии решений и ориентируется на мнения представителей ведущих западных держав».

Под событиями прошлого года, конечно, подразумевается эпопея с ликвидацией одного из крупнейших латвийских банков, уличенных в отмывании денег: ABLV Bank. Целесообразность этого решения, мягко говоря, можно поставить под сомнение. Процесс ликвидации инициировали по указке из Вашингтона, в правительстве Латвии лишних вопросов не задавали.

«После уничтожения, возможно, крупнейшего банка с национальным капиталом можно было ожидать наступления и на другие банки, которые заняли в этом регионе ведущее положение, — говорит Александр Васильев. — И это не феномен стран Балтии, а скорее феномен развернувшегося противостояния между крупнейшими финансовыми учреждениями Америки, Британии, стран ЕС».

Прибалтика в этой борьбе изначально рассматривалась как слабое звено. А Латвия, дав слабину во время скандала с ABLV, послала сигнал всем «хищникам»: ее можно брать голыми руками. Сопротивляться она не будет.

Да что там сопротивляться! Новое правительство само идет в авангарде борьбы с «грязными» банками. Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш недавно заявил, что «прежнего косметического ремонта в финансовом секторе недостаточно, необходим капитальный ремонт».

Чем закончится последняя история, связанная с деятельностью Swedbank в Прибалтике? Если сам банк проявит волю к защите своих интересов и если Швеция, вес которой несопоставим с весом Литвы, Латвии и Эстонии, встанет на защиту своего банка, то у него неплохие перспективы.

Но может получиться и по-другому: Swedbank пойдет на попятную. Как и Danske Bank, который принял стратегическое решение покинуть Прибалтику.

В любом случае, по международному имиджу Литвы, Латвии и Эстонии уже нанесен серьезный удар. Шведский банк Svenska Handelsbanken AB сегодня пытается привлечь клиентов, заявляя, что он практически не ведет бизнес в странах Балтии. Это много говорит о том, как недавние скандалы повлияли на восприятие Прибалтики за рубежом.

Подписывайтесь на Балтологию в Telegram и присоединяйтесь к нам в Facebook!

Какие банки в Латвии еще работают с нерезидентами

Какие банки в Латвии еще работают с нерезидентами

 

Латвийские банки уже третий месяц находятся под пристальным вниманием со стороны международного сообщества из-за подозрений в участии в отмывании денежных средств из России и некоторых других стран СНГ. Крах популярного банка ABLV стал пиком кризиса латвийских банков, однако, это не первый случай проблем в Латвии со счетами нерезидентов.

Пожалуй, наиболее печально известный латвийский банк, работавший с нерезидентами, это Trasta Komercbanka, у которого отозвали лицензию в марте 2016 года за нарушения законодательства о противодействии отмыванию денежных средств. Латвийское отделение эстонский банк Versobank принудительно приостановило работу в 2016 году из-за отсутствия физического представительства в Латвии, но в 2017 году возобновил свою работу.

Латвийские банк, позволяющие открывать счета нерезидентам, обычно не очень большие банки и уступают в размере активов основным розничным банкам, но доля депозитов нерезидентов колебалась довольно резко на протяжении многих лет, иногда даже перевешивая внутренние депозиты.

В 2015 году общая сумма депозитов нерезидентов увеличился на 954 млн. евро или на 8,3%, достигнув 12,4 млрд. евро, но затем после внедрения расширенных мер по борьбе с отмыванием денег из-за других факторов объемы иностранных депозитов в латвийских банках снизились почти на треть (-3,3 млрд. евро). К концу 2016 года депозиты резидентов в латвийских банках составили 12,2 млрд. евро (57%), а депозиты нерезидентов — 9,2 млрд. евро.

В правительстве Латвии всерьез задумались о снижении доли нерезидентов в банковском бизнесе, к примеру в консультативный совет при премьер-министре не войдут банки, обслуживающие нерезидентов, пригласят только четыре иностранных банка: Swedbank, SEB, Citadele и Luminor, на долю которых приходится 90% рынка. Так как вероятность поступления плохих новостей от других латвийских банков в ближайшее время достаточно высока, то мы приводим полный перечень оставшихся латвийских банков, работающих с нерезидентами:

Банк (по размеру активов, в порядке убывания)

Активы, по состоянию на декабрь 2017г.

Комментарий

Rietumu Bank

3,1 млрд. евро

Банк находится во владении трех основных предпринимателей: Леонида Эстеркина, Аркадия Сухаренко и ирландского финансиста Дермота Десмонда. Офисы банка расположены в России, Румынии, Украине, Белоруссии и в Казахстане. В июле 2017 года банк был оштрафован французским судом на 80 млн. евро за участие в схемам по уклонению от налогообложения французскими гражданами с помощью французской компании France Offshore. В этом же месяце Риетуму получил популярный для латвийских нерезидентных банков штраф за несоблюдение санкций против Северной Кореи, на этот раз на сумму 1,5 млн. евро. Несмотря на существенные штрафы, Риетуму имеет высокую репутацию на рынке счетов для оффшорных компаний.

Norvik Bank

857 млн. евро

В последнее время банк на виду в связи с тем, что основной акционер Норвик банка Григорий Гусельников обвинил главу ЦБ Латвии в вымогательстве взятки. В июле 2017 года банк был оштрафован на 1,3 млн. евро за нарушения режима санкций против Северной Кореи, а в марте 2016 года получил предупреждение за нарушение закона о кредитной деятельности. Стоит отметить, что в наблюдательный совет банка входит бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Расмуссен.

BlueOrange Bank

681 млн. евро

Бывший Baltikums Bank. Принадлежит семьям Александра и Сергея Пешковых, Олега Чепульского и Андрея Кочеткова В июне 2017 банк был оштрафован на 35 тыс. евро за связь с программой вооружения в Северной Корее. Предполагалось, что банк выступил одним из основных банков, задействованных в т.н. схеме Russian Laundromat, наряду с ABLV, Trasta bank и другими латвийскими банками. Baltikums также был замешан в скандале с выплатами правительства Азербайджана в пользу итальянского политика.

Reģionālā investīciju banka

395 млн. евро

Банк с украинскими корнями в лице основных акционеров Юрия Родина и Марка Беккера, контролирующими  банк через головной Пивденный банк, расположенный также на Украине. Банк не раз был участником расследований различных транзитных схем. В июне 2017 РИБ Банк получил предупреждение за нарушение режима санкций в отношении КНДР на сумму 570 тыс. евро, а ранее в июле 2014 — штраф в 70 тыс. евро за недостаточные меры в противодействии отмывания денежных средств.

Baltic International Bank

320 млн. евро

BIB возглавляет известный предприниматель Валерий Белоконь, совладелец английского футбольного клуба Блекпул. Наблюдательный совет банка состоит из бывшего руководителя антитеррористического центра ЦРУ Джозефа Кофера Блэка и немецкого дипломата Ганса Фридриха фон Плотца. Банк не раз был участником крупных скандалов в банковском секторе Латвии: в марте 2016 года банк был оштрафован на 1,1 млн. евро за повторные нарушения законодательства AML. Также BIB упоминался в деле Магнитского как один из транзитных звеньев и не раз участвовал в судебных спорах с властями Киргизии.

Meridian Trade Bank

294 млн. евро

Бывший SMP Bank, находящийся во владении российского СМП банка, одного из 30 крупнейших банков России. Офис банка расположен напротив здания правительства в Риге. Имеет офисы в Москве, Каунасе и Вильнюсе. В ноябре 2017 был оштрафован на 889 тыс. евро за невыполнение требований по уровню управления кредитными рисками.

Rigensis bank

289 млн. евро

Rigensis Bank был основан с нуля в июне 2011 года тремя российскими предпринимателями: Игорем Цыплаковым, Алексеем Гудайтисом и Дмитрием Соколовым при поддержку российской группы ИСТ, специализирующейся на железнодорожных перевозках, добыче золота и руды. Группа также владеет российским Инбанком. Единственный из латвийских нерезидентных банков, который ни разу не получал штрафы регулятора за какие-либо нарушения.

PrivatBank Latvia

258 млн. евро

Бывший Paritate bank. С 2007 года банк принадлежит украинскому национализированному PrivatBank, который, однако, уже несколько месяцев пытается продать свою долю в латвийском отделении. В декабре 2015 PrivatBank Latvia был оштрафован на 2 млн. евро с принудительной сменой совета правления банка после обвинений в участии в выводе денег из молдавских банков в 2012-2013 годах. В июне 2017 не обошлось без традиционного штрафа за нарушение санкционного режима против Северной Кореи — банк был оштрафован на 35 тыс. евро.

LPB

235 млн. евро

Бывший Latvijas pasta banka (латвийский почтовый банк). Контролируется крупным латвийским импортером — компанией Моно, чьи акционеры входят в состав правления банка. В июле 2016 банк получил штраф в 305 тыс. евро за бездействие при массовых платежах в рамках вывода одного миллиарда евро из трех молдавских банков Banca de Economii, Unibank и Banca Socială.

Expobank

227 млн. евро

Еще один латвийский банк, переживший ребрендинг: с LTB bank на Expobank. Банком владеет известный российский предприниматель Игорь Ким, купивший Экспобанк Россия у английского Barclays, запустив впоследствии латвийский филиал. Сейчас офисы банка находятся еще и в Люксембурге, Чехии и на Кипре. Банк дважды был уличен в нарушении законодательства AML: в ноябре 2014 было получено предупреждение, в то время как за повторное нарушение в ноябре 2015 банк получил уже денежный штраф на 105 тыс. евро.

Signet Bank

175 млн. евро

Бывший Bank M2M Europe и Latvijas biznesa banka. СЕО банка Роберт Иделсон был одним из руководителей в структуре Parex bank, а акционером банка был известный российский предприниматель Андрей Вдовин, сменивший в прошлом году постоянное место жительства на Германию. В ноябре 2015 банк был оштрафован на 55 тыс евро за недостаточный уровень процедур проверки своих клиентов.

В итоге в Латвии остается 11 банков, работающих с нерезидентами, чьи общие активы составляют 6,8 млрд. евро. Для сравнения латвийские банки, неработающие с нерезидентами и вступившие в консультативный совет при премьер-министре, обладают активами на общую сумму 14,6 млрд. евро: Swedbank — 5,1 млрд. евро, SEB — 3,7 млрд. евро, Luminor — 3,2 млрд. евро и Citadele — 2,6 млрд. евро.

Прачечная на замке. Как российские деньги и прибалтийские банки потеряли друг друга&nbsp

Акционер второго по величине латвийского банка ABLV Эрнест Бернис навсегда запомнил 23 февраля 2018 года: в тот день Европейский центробанк вызвал его на телеконференцию и предписал ликвидировать банк из-за отсутствия средств на выполнение всех обязательств. Вкладчики вывели из ABLV около €600 млн всего за неделю после публикации разгромного доклада подотчетной Минфину США Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) о причастности ABLV к отмыванию денег, взяткам, выводе активов. «Мы планировали вывести ABLV на Рижскую фондовую биржу, но вместо этого решили согласиться на ликвидацию банка, — вспоминает в интервью Forbes Эрнест Бернис. — Так был перечеркнут весь наш труд за 25 лет». Он уверен, что американцы атаковали его банк в наказание за обслуживание россиян: в начале 2018 года около 30% вкладчиков банка и владельцев расчетных счетов были из России. Латвия распахнула двери для иностранных капиталов в 2000-е годы. «Мы ближе, чем Швейцария!» — этим слоганом Латвия приглашала деньги из СНГ. Эстония сосредоточилась на клиентах-юрлицах. Несколько ручейков из текущей со стороны России денежной реки перепало и литовским банкам. Но Швейцарии или, на худой конец, Гонконга из них так и не получилось. Балтийское финансовое чудо, по заключению международных налоговых органов, оказалось банальной прачечной. Цюрих на Даугаве К моменту вступления Латвии в Евросоюз в 2004 году латвийские банки и отделения скандинавских конгломератов зарекомендовали себя как дружелюбная гавань для российских денег. Они легко открывали счета россиянам, часто даже без внесения первоначальной суммы, принимали депозиты, оказывали брокерские услуги, а некоторые даже выдавали им ипотечные кредиты в местной валюте.

После кризиса 2008 года, больно ударившего по экономике Латвии, любовь местных банков к российским капиталам стала еще крепче. В 2012 году, по оценке Bloomberg, в банковской системе Латвии доля вкладов нерезидентов приблизилась к 50%, составив $10 млрд, в Швейцарии доля депозитов иностранцев тогда составляла 42%. Вот только клиентами латвийских банков в основном становились россияне, которые не могли открыть счета в Швейцарии и других более престижных юрисдикциях, рассказывает старший специалист финансового департамента UFG Wealth Management Светлана Лавренюк.

Среди состоятельных россиян были популярны банки ABLV, Rietumu, Citadele Banka, Expobank и Norvik Banka. Их привлекало лояльное отношение к происхождению средств, невысокая стоимость услуг и приемлемый уровень требований к документальному обоснованию транзакций, объясняет Лавренюк. За клиентом закреплялся персональный менеджер, с которым можно было оперативно обсудить все вопросы по обслуживанию счета. Все изменилось, как только США и Евросоюз объявили крестовый поход против отмывания средств и уклонения от уплаты налогов. В июне 2014 года Латвия подписала соглашение об обмене налоговой информацией с США в рамках закона «О налогообложении иностранных счетов» (Foreign Account Tax Compliance Act, FATCA). Позже пришлось присоединиться к аналогичному соглашению об автоматическом обмене информацией в рамках ОЭСР. После этого проблемы посыпались на латвийские банки как из рога изобилия. Комиссия рынков финансов и капитала (КРФК) — финансовый регулятор, который подчиняется Минфину Латвии, то и дело наказывала банки за нарушение закона о предотвращении отмывания средств и финансирования терроризма, а также за слабую проверку клиентов. В марте 2016 года КРФК оштрафовала Baltic International Bank на €1,1 млн, а в июле 2017-го — Norvik Bankа и Rietumu на €1,3 млн и €1,56 млн соответственно. Два последних банка также обвинялись в слабой системе контроля транзакций, что позволяло использовать их для обхода санкций США в отношении Северной Кореи. Штрафы на общую сумму €640 000 летом 2017 года получили еще три банка. На этом фоне депозиты нерезидентов в латвийских банках к началу 2017 года сократились до 43%, составив €9,2 млрд, что на €800 млн меньше показателя 2012 года.

Залп по ABLV

Основанный в 1993 году ABLV на протяжении всей своей истории избегал неприятностей. Претензии регулятора в части транзакций с Северной Кореей его не коснулись, и это могло спровоцировать атаку американского Минфина, рассуждает Бернис: «Возможно, когда власти США увидели, что их предписания игнорируются на местах, они решили нанести смертельный удар».

Уничтожения ABLV могли желать люди из высших финансовых кругов страны, считает Бернис. Например, экс-глава Банка Латвии Илмар Римшевич, который сейчас под следствием в связи с подозрениями в «торговле влиянием». «Я прекратил общение с бывшим руководителем ЦБ в начале 2015 года, так как общение с ним, с моей точки зрения, становилось этически неприемлемым. Я не хотел обострять ситуацию и начал его игнорировать», — говорит банкир.

Ликвидация ABLV пока не завершена. В марте 2018 года банк перечислил в Фонд гарантирования вкладов €480 млн для выплат по застрахованным депозитам. Из 22 000 клиентов банка уже более половины получили гарантированные суммы в размере €100 000. Выплаты свыше гарантированной суммы пока не начались, поскольку ликвидационная команда решила проверить происхождение этих средств.

Под брендом ABLV работали также семь фондов облигаций и четыре фонда акций, которые занимались инвестициями на международных площадках. Их совокупный портфель составлял примерно €120 млн Фонды были доступны для всех клиентов банка, но сейчас эти средства заблокированы европейским расчетным депозитарием Euroclear, его представители жалуются, что не могут идентифицировать инвесторов, рассказывает банкир, близкий к ABLV.

Бернис рассказал, что не теряет присутствия духа и сейчас создает в Латвии инвестиционную компанию. По словам собеседника Forbes на рынке инвестиционных услуг, участниками будущего фонда станут лояльные клиенты ABLV. «Фонд попытается выкупить часть активов банка в рамках ликвидации и продолжить ими управлять. У банка достаточно хорошие активы, и дыры в капитале обнаружено не было», — поясняет он. Сочувствующих участников «собралось уже примерно на €300 млн».

Конец сказки

Разгром ABLV чреват большими проблемами для Латвии: из-за него местные банки могут попасть в черный список FATF — международной группы по борьбе с отмыванием денег, заявил в конце декабря посол Латвии в США Андрис Тейкманис. «То, что вашу кредитную карту не примут в Германии, будет наименьшим из зол. Сократится наш экспорт, потому что будут осложнены транзакции по оплате поставок. Это очень сильно повлияет на всю нашу экономику», — очертил масштаб проблем Тейкманис.

Эта угроза мобилизовала латвийские власти на борьбу с российскими деньгами. Местные «патриоты» в правительстве задались вопросом, почему в банковской системе столько русских денег и не является ли это риском для стабильности, способным привести к кризису наподобие греческого, рассказывает генеральный директор компании «Третий Рим» Андрей Ляхов.

В феврале 2018-го Минфин Латвии поставил перед собой цель сократить объем вкладов иностранцев в банках до 20%. И на начало октября 2018 года объем депозитов нерезидентов снизился с €8,1 млрд до €3,2 млрд, или с 40% до 20,5%. Из них 10% составляют вклады из ЕС, 5% — депозиты клиентов из стран СНГ и 5% — из прочих стран. Тем не менее в Латвии работает 15 банков и пять филиалов иностранных игроков, 11 из них преимущественно с нерезидентами, следует из комментария латвийского регулятора для Forbes.

Сократить присутствие иностранных денег в банковской системе латвийским властям помог закон против фиктивных компаний, вступивший в силу 9 мая 2018 года. Он запрещает банкам обслуживать счета юрлиц, которые не имеют признаков реальной деятельности. Закон привел к повальному отказу банков Латвии работать с нерезидентами. Быстрее всех от иностранных клиентов в первые девять месяцев 2018 года избавлялись Expobank (–82%), Danske Bank (–58%) и банк Rietumu (–55%). Процесс избавления от иностранцев больше касался компаний, а не физлиц, средства которых сократились лишь на 2,5%.

По словам одного из латвийских банкиров, сложнее всего пришлось Rietumu, этот банк блокировал некоторые счета или же предлагал клиентам переводить средства в срочные депозиты на три года, дабы избежать проблем с ликвидностью. Некоторые клиенты обращались в суд.

Транзакции иностранных клиентов в латвийских банках сократились по сравнению с 2017 годом в два раза — менее чем до €10 млрд Сильнее всего сократились переводы в долларах, в 2018 году их почти не было. Один из латвийских банкиров пояснил в разговоре с Forbes, что операции в американской валюте стали дорогими, долгими и требуют тщательных проверок. Некоторые банки сосредоточились на внутреннем рынке, некоторые сделали фокус на премиальный сегмент, некоторые делают разворот в сторону финтеха. «В Латвии, конечно, есть политическая установка „чем меньше русских денег в системе, тем лучше“. Но прямого запрета на работу с российскими клиентами нет», — рассказывает глава Signet Bank Роберт Иделсон.

Датский уголок

Из всех балтийских столиц Таллин построил, пожалуй, самый впечатляющий деловой центр. Компактный квартал сверкающих небоскребов, которые, впрочем, ниже шпиля церкви Святого Олафа в старом городе, запоминается башней скандинавского банка SEB, похожей на огромный парус. Она ясно дает понять, куда дует денежный ветер. По данным Эстонской банковской ассоциации, порядка 90% активов банковской системы контролируется скандинавскими банками. Рынок в основном поделен между шведскими группами Swedbank и SEB, а также латвийским Luminor Bank. На долю крупнейшего национального игрока LHV Bank приходится лишь 7% активов банковского сектора.

Господство скандинавов на эстонском рынке и стремление Эстонии попасть в ряды североевропейских государств сформировали в стране более консервативную финансовую отрасль, чем в соседней Латвии. «В отличие от латвийских банков в Эстонии кредитные организации практически не работают с нерезидентами-физлицами. Они привлекали в основном средства компаний. У эстонских банков всегда были более строгие комплаенс-процедуры и в целом более прозрачный бизнес», — объясняет партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

По данным Банка Эстонии, вклады нерезидентов в банковском секторе страны в 2017 году составляли лишь 8,5% (хотя еще в 2012 году их было примерно 21%). Но именно в Эстонии прогремел один из крупнейших в истории скандалов в связи с отмыванием иностранных денег.

В 2018 году эстонское отделение датского банка Danske Bank стало фигурантом сразу нескольких расследований по подозрению в легализации и выводе средств из России и стран СНГ. Первый тревожный звонок прозвучал в феврале, когда датская газета Berlingske, британская The Guardian и Центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) рассказали о докладе, который передал руководству Danske Bank в Копенгагене осведомитель из эстонского офиса в 2013 году. В этой записке говорилось, что банк заблокировал счета 21 юрлица, по которым проходили подозрительные транзакции, похожие на отмывание денег.

Danske Bank к 2015 году прекратил обслуживание нерезидентов в Эстонии, а также отстранил от работы нескольких сотрудников, ответственных за риск-менеджмент и комплаенс. Этому способствовали не столько выявленные серые схемы, сколько многочисленные предупреждения со стороны финансовой инспекции страны. В самом надзорном ведомстве подтвердили эту информацию. «В 2014 году было очевидно, что в эстонском отделении Danske Bank механизмы риск-контроля не работали должным образом. Мы поручили банку исправить их, но он предпочел сократить рискованный бизнес с нерезидентами и внести некоторые изменения в менеджмент банка в 2015 году», — говорится в комментарии финансовой инспекции.

И 25 мая 2018 года финансовая разведка полиции Эстонии опубликовала доклад о легализации более €13 млрд через эстонские банки в 2011–2016 годах. По данным полиции, большая часть этих средств была выведена из России, Молдавии и Азербайджана. Конкретные банки не были названы, но выводы доклада пересекались с февральскими публикациями о серых схемах в Danske Bank.

Далее проблемы только нарастали. В сентябре были обнародованы шокирующие итоги расследования консалтинговой компании Promotory Financial: в 2013 году иностранные клиенты осуществили через эстонское отделение Danske Bank около 80 000 транзакций на общую сумму $30 млрд В основном это были деньги из России и стран СНГ. Как пояснил Financial Times источник в компании-аудиторе, не все эти операции относятся к подозрительным, но сумма «поразительна для небольшого отделения банка».

Главным сюрпризом стали результаты внутреннего расследования Danske Bank. В 2012–2017 годах организация провела 9,5 млн операций для 15 000 нерезидентов на сумму более €200 млрд Примерно 23% всех иностранных средств поступали в банк из России. Danske Bank назвал сомнительным транзакции 6200 клиентов, в отмывании русских денег заподозрил 177 нерезидентов.

После этого генеральный директор Danske Bank Томас Борген подал в отставку, хотя его вины в нарушении антиотмывочного законодательства не было выявлено. А в декабре были задержаны 10 сотрудников эстонского филиала Danske Bank, работающие в отделении Private Banking. Полиция не назвала имена подозреваемых, но отметила, что среди них нет бывшего главы эстонского отделения банка Айвара Рехе. К расследованию подключился и Росфинмониторинг. Собеседники Forbes в российском ведомстве и в финансовой инспекции Эстонии рассказали, что надзорные органы обеих стран готовят совместное заявление об участии структур из России в схемах Danske Bank. К разгрому «прачечной» приложил руку вездесущий Минфин США, утверждают источник Forbes, близкий к эстонскому филиалу Danske Bank, и собеседник, занимающийся международным управлением капитала. По их словам, летом в Эстонию нанесли визит сотрудники Управления по контролю иностранных активов (OFAC) вместе с помощником министра финансов США по борьбе с терроризмом Маршаллом Биллингсли. На встрече также присутствовали люди из руководства Danske Bank. «Аналогичная встреча господина Биллингсли с представителями кипрских банков в мае этого года привела к ужесточению процедур проверки нерезидентов. Теперь россиянам не менее сложно открыть счет там, чем в любой другой стране Евросоюза», — отметил о

Прачечная закрывается: почему латвийские банки разлюбили российских клиентов | Бизнес

Банки подстраивались под россиян, например, вводили сервисы на русском языке. Те отвечали взаимностью и использовали прибалтийские банки для обслуживания офшорных компаний. С Латвией, по расчетам Forbes, связана 2941 офшорная компания из «панамского архива» Mossack Fonseca, с Эстонией – 881 компания, с Литвой – всего 33. Источник Forbes в одном из прибалтийских банков утверждает, что практически каждый местный банк вдобавок к классическим банковским услугам предлагал и нестандартные — например, банки занимались непрофильным бизнесом по продаже офшорных компаний. 

На плохом счету

Но длительный этап теплых отношений латвийских банков и российских клиентов подошел к концу. Несколько российских бизнесменов рассказали Forbes о том, что столкнулись с массовыми отказами в открытии и обслуживании счетов в банках Латвии (письмо с отказом, полученным от банка Citadele, есть у Forbes). 

«Латвийские банки отказываются или ограничивают себя от работы с компаниями, зарегистрированными в классических офшорных юрисдикциях», — говорит Мария Джус. По ее словам, банки отказываются от работы с некоторыми клиентами, вводят требования к поддержанию минимального остатка на счетах для компаний из ряда офшорных юрисдикций, появляются ограничения на работу с долларами для офшоров. 

«Сейчас открывать счета клиентам-нерезидентам в латвийских банках стало сложнее, — подтверждает Александр Захаров, партнер Paragon Advice Group. — Почти невозможно открыть счет удаленно. В Латвии ужесточены требования по проверке бенефициаров. Клиенты из бывшего СССР для латвийских банкиров — теперь это зона риска».

Источник Forbes, знакомый с происходящим в Латвии, говорит, что есть две причины трудностей: во-первых, идет борьба с российскими деньгами любого происхождения, а во-вторых, видны попытки выжать деньги нерезидентов – в том числе офшорные – из банков ЕС.

«Ожидания довольно безрадостные. Как раньше подорвали рынок недвижимости в Латвии, увеличив стоимость недвижимости, которую необходимо приобрести для получения вида на жительство, так сейчас подорвут и банковскую систему», — считает источник.

Еще одна трудность для банков — это усложнение администрирования счетов клиентов. Латвия с 1 января этого года ввела правила по автоматическому обмену налоговой информацией (AEOI), которые подразумевают определение резидентства клиента. Согласно AEOI, банки обязаны проводить анализ счетов клиентов и подавать отчеты в Службу государственных доходов Латвии, которая передаст данные в налоговые службы других стран (ЕС, России и др.). С 1 января 2017 года система начнет передавать отчеты по всем счетам от $1 млн или открытым до 2016 года. О введении AEOI латвийские банки активно оповещают своих клиентов с весны, рассылая им соответствующие письма (копия одного из писем есть у Forbes).

Источник Forbes говорит, что большинство местных банков поставили своих клиентов перед выбором: либо представить доказательство уплаты налогов в стране, где клиент является налоговым резидентом и заполнять анкеты, в которых необходимо было объяснить происхождение денег — либо закрывать счета. «Причем для нерезидентов даже заполнение анкеты не было гарантией того, что банк будет с этим клиентом работать, — утверждает источник. — Банкиры еще в апреле говорили: «Если вы живете в Латвии, работаете здесь, инвестируете или ваш бизнес связан с местными компаниями, мы оставим вам счета». В итоге никому ничего не оставили, все счета закрыли».

Опрошенные Forbes прибалтийские банкиры утверждают, что не вводили прямого запрета на открытие счетов для россиян. По словам Роберта Иделсона, председателя правления банка M2M Europe, в Латвии нет законодательного запрета на работу с офшорами. «Скорее всего, некоторые банки просто закрутили гайки в части процедур комплайнс: отказы связаны с тем, что банкиры не понимают происхождения денег и сути клиентских операций», — полагает Иделсон.

Представитель банка Citadele сообщил, что банк придерживаются принципа «нулевой толерантности к репутационным рискам», что неизбежно приводит к определенному количеству отказов в работе. В банке утверждают, что число счетов, открытых россиянам, несоизмеримо больше, чем отказов. Об отсутствии селективного подхода к российским клиентам сообщили в банке Rietumu. В КРФК заявили, что статистика пока не позволяет судить о сокращении объема услуг, предоставляемых латвийскими банками нерезидентам, но возросшие требования к клиентам могли привести к росту отказов в открытии счета.

Какие варианты теперь есть у российских клиентов латвийских банков? По словам Джус, они могут попробовать изменить юрисдикцию своих офшорных компаний, которая будет удовлетворять требованиям банков, например, на английские и шотландские партнерства или Гонконг. Алексей Голубович, управляющий директор Arbat Capital, полагает, что вследствие всех нынешних ужесточений по всей Европе произойдет перемещение средств рядовых клиентов-бизнесменов в менее зависимые от европейских регуляторов юрисдикции: «Куда уйдут эти деньги? Сегодня многие рекомендуют переводить средства в банки Кипра, Дубая, США, Сингапура и Монако».

Отмывочный рай

Почему прибалтийские банкиры стали так осторожны? Сделав ставку на обслуживание нерезидентов, многие из них увеличили доходы от транзакцонного бизнеса, но взамен местная банковская система оказалась втянута в множество скандалов, связанных с сомнительными операциями, — от дела юриста Hermitage Capital Сергея Магницкого до переводов средств между фирмами Сергея Ролдугина, крестного отца дочери Владимира Путина.

Прибалтийские банкиры не входили в элиту европейского банковского сектора и нередко были замешаны в сомнительных схемах. «В Латвии довольно много кредитных учреждений для такой небольшой экономики — очевидно, что часть их банковского сектора связана с обслуживанием нерезидентов в качестве «транзитных» банков», — говорит Антон Ганс, партнер управляющей компании Zenith Capital Management (расположена в Эстонии). По его словам, некоторые западные банки отказываются работать с банкирами из Риги. «У наших клиентов было несколько инцидентов с латышскими банками — западные банки отказывались переводить деньги на счета или принимать документы от них», — рассказывает Ганс. О специфичных клиентах прибалтийских банков говорит и Александр Захаров. По его словам, в латвийских банках открывали счета те, кому их не открывали даже на Кипре. 

Латвийский регулятор (КРФК) до определенного момента потворствовал росту любого банковского бизнеса и серьезно не наказывал банки за отмывочные схемы.

Так, например, в операциях по делу Магнитского замешаны шесть латвийских банков: через их счета прошли $63 млн из $230 млн, похищенных из российского бюджета в 2007 году. Один из банков (его наименование не раскрывалось) был оштрафован всего лишь на €140 000. Латвийский телеканал TV3 сообщал, что средства шли через Baltic international Bank (BIB), Trasta kommercbanka, Rietumu Banka, Aizkraukles Banka (ныне — ABLV Bank), Baltic Trust Bank (стал частью местного GE Money Bank) и Privatbank.

Неприятным открытием для прибалтийской банковской системы в прошлом году стало то, что местные банки оказались замешаны в «молдавской схеме». После чего в Латвию посыпались запросы от правоохранительных органов других государств. Так, в 2014 году из трех молдавских банков был выведен $1 млрд. Нанятое молдавским правительством детективное агентство Kroll выяснило: деньги выводили на счета офшорных фирм, открытых в латвийских банках Aizkraukles banka, Latvijas Pasta banka и Privatbank. Еще один местный банк Trasta kommercbanka оказался участником схемы, с помощью которой за четыре года из России было выведено до $46 млрд. В прошлом году по подозрению в организации этой схемы в Москве правохранительными органами был задержан теневой банкир Александр Григорьев. Тот же Trasta Kommercbanka оказался связан с выводом $535 млн из украинского Дельта Банка Николая Лагуна.

Большая чистка

На фоне вступления Латвии в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) в октябре 2015 года эксперты организации опубликовали отчет, в котором раскритиковали систему банковского надзора в стране. Затем на ту же проблему латышам указали в США. «Несмотря на то, что страна маленькая, через вашу финансовую систему проходит 1% всех долларовых операций в мире. Это сотни и сотни миллионов. Вы должны быть в состоянии контролировать этот поток», — заявил замминистра финансов США по борьбе с финасированием терроризма Дэниел Глассер (его цитату приводит издание Re:Baltica). Риски запрета на долларовые операции и являются основным мотиватором для перемен в банках Прибалтики, говорит Александр Захаров.

Угроза далеко не фантомна. В 2005 году Комиссия по ценным бумагам США (SEC) обвинила в отмывании денег два латвийских банка.

Минфин США рекомендовал американским банкам закрыть для  VEF и Multibanka корсчета в долларах и наложил санкции. VEF в результате лишился лицензии, Multibanka был в 2006 году куплен СМП Банком, принадлежащим Борису и Аркадию Ротебергам, но санкции удалось снять лишь после закрытия 5000 сомнительных счетов.

Первой жертвой стал PrivateBank, принадлежащий украинскому бизнесмену Игорю Коломойскому и замешанный в «молдавской схеме». В декабре КРФК сменило руководство банка и оштрафовало его за недостаточно тщательную проверку клиентских операций на €2 млн – рекордный штраф для латвийской банковской системы.

Затем начались перестановки в самой КРФК. В конце января сейм Латвии отправил в отставку главу КРФК Кристапа Закулиса, которого обвиняли в недостаточно жестком подходе к латвийским банкам. Его место занял Петерс Путининьш. Уже в феврале Путининьш объявил о том, что аудит банковской системы Латвии проведут три американские компании (их наименование и статус не раскрывался). «Речь шла о том, что необходимо пригласить американских консультантов, чтобы те поделились лучшей мировой практикой, опытом в системе контроля, помогли улучшить в Латвии то, что еще недостаточно хорошо и за что нас упрекают», — говорит Александр Гафин, член совета директоров Rietumu. По его словам, консультанты работают в Риге, а выбор американцев связан с тем, что большинство операций в банках проводится в долларах и в этой валюте заключается огромное число сырьевых контрактов. Источник Forbes в латвийском банке говорит, что в местных банках идут проверки серверов и переписки клиентских служб: «Все делает латвийская полиция, которой помогают американские специалисты». Полиция Латвии на запрос Forbes об участии в подобных проверках не ответила.

Зачистка прибалтийской банковской системы продолжилась. Самую жесткую меру проявил Европейский ЦБ — в марте этого года он отозвал лицензию у Trasta kommercbanka (его совладельцами были Игорь Буймистер и Иван Фурсин). Местный регулятор пока ограничивается лишь штрафами. На €3 млн был оштрафован Aizkraukles banka (второй по активам банк Латвии), еще на €1,1 млн был наказан BIB бывшего партнера Бориса Березовского Валерия Белоконя (этот банк был крупейшим кредитором Березовского). В BIB отмечают, что незаконные сделки в банке выявлены не были, а штраф наложили за недостаточную проверку клиентов. А в мае BIB уже сам обратился к правоохранительным органам Латвии. Банк считает, что «некие иностранные лица» пытались провести через банк незаконные сделки, чтобы подорвать его репутацию. Тогда же в BIB прошли обыски и была задержана директор по развитию рынков Восточной Европы Евгения Литовченко, которая отвечала в кредитном учреждении за взаимодействие с украинским представительством. Через несколько дней ее выпустили без предъявления обвинений.

Примерно в то же время появилась информация о том, что во Франции были выдвинуты обвинения в отмывании денег в адрес банка Rietumu и его президента Александра Панкова. Позднее сам Панков в интервью рассказал, что речь идет о деле, открытом пять лет назад в отношении французских граждан и компании France Offshore. К расследованию был привлечен и сам Rietumu, с которым работала France Offshore: французские следователи потребовали от банка внести залоговое обеспечение в размере €20 млн. Поскольку это требование противоречило законам Латвии, то банк отказался. В ответ французские следователи выдвинули обвинения в адрес банка. «Во Франции сейчас ведется дело, связанное с налоговыми вопросами, против одного нашего бывшего бизнес-интродюсера (менеджера по привлечению клиентов — Forbes), —рассказал Forbes Александр Гафин. – На сегодняшний день до суда оно не доведено. Rietumu всегда следовал букве закона».

Прачечная на замке. Как российские деньги и прибалтийские банки потеряли друг друга

статья из форбс с авторскими комментариями

www.forbes.ru/finansy-i-investicii/371493-prachechnaya-na-zamke-kak-rossiyskie-dengi-i-pribaltiyskie-banПрачечная на замке. Как российские деньги и прибалтийские банки потеряли друг другаКакая интересная сегодня статья в форбсе Она точно будет вам интересна, даже если вы не были связаны с выводом денег из России до 2015 года. Вам будет интересно узнать, что например Лужок с своей женой миллиардершей не просто так пытался легализоваться через Латвию, когда его поперли из Москвы. 90% бизнесменов средней и выше средней руки путинских жирных лет выводили свои деньги на запад именно через Латвию. Не Литва, не Эстония, а именно Латвия. Ну знаете, почти 50% русского населения, практически 90% говорят на русском, за покупку недвижимости давали DY:/ В Литве давали например за создание юрлица и это было намного дешевле, но русские легких путей же не ищут.
После Крымнаша все это накрылось медным тазом. Я лично знаю двух человек, которые погорели с ABLV банком. Один из них теперь не знает что делать с аккаунтом в Deutsche Bank, через который он платит ипотеку в Испании, и который ему заблокировали, скорее всего за перегон средств через латышские банки. напоминаю, что в ЕС застрахованная сумма это 100.000 евро. Все что выше при крахе банка идет в туман. Впрочем как и в России, только на меньшую сумму ( около 18.000 евро сегодня )
Хроника этого пиздеца под катом.

___

Швейцарии или, на худой конец, Гонконга из балтийских государств так и не получилось

Акционер второго по величине латвийского банка ABLV Эрнест Бернис навсегда запомнил 23 февраля 2018 года: в тот день Европейский центробанк вызвал его на телеконференцию и предписал ликвидировать банк из-за отсутствия средств на выполнение всех обязательств. Вкладчики вывели из ABLV около €600 млн всего за неделю после публикации разгромного доклада подотчетной Минфину США Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCEN) о причастности ABLV к отмыванию денег, взяткам, выводу активов. «Мы планировали вывести ABLV на Рижскую фондовую биржу, но вместо этого решили согласиться на ликвидацию банка, — вспоминает в интервью Forbes Эрнест Бернис. — Так был перечеркнут весь наш труд за 25 лет».

Он уверен, что американцы атаковали его банк в наказание за обслуживание россиян: в начале 2018 года около 30% вкладчиков банка и владельцев расчетных счетов были из России.

Латвия распахнула двери для иностранных капиталов в 2000-е годы. «Мы ближе, чем Швейцария!» — этим слоганом Латвия приглашала деньги из СНГ. Эстония сосредоточилась на клиентах-юрлицах. Несколько ручейков из текущей со стороны России денежной реки перепало и литовским банкам. Но Швейцарии или, на худой конец, Гонконга из них так и не получилось. Балтийское финансовое чудо, по заключению международных налоговых органов, оказалось банальной прачечной.

 
 
Цюрих на Даугаве 

 

К моменту вступления Латвии в Евросоюз в 2004 году латвийские банки и отделения скандинавских конгломератов зарекомендовали себя как дружелюбная гавань для российских денег. Они легко открывали счета россиянам, часто даже без внесения первоначальной суммы, принимали депозиты, оказывали брокерские услуги, а некоторые даже выдавали им ипотечные кредиты в местной валюте.

После кризиса 2008 года, больно ударившего по экономике Латвии, любовь местных банков к российским капиталам стала еще крепче. В 2012 году, по оценке Bloomberg, в банковской системе Латвии доля вкладов нерезидентов приблизилась к 50%, составив $10 млрд, в Швейцарии доля депозитов иностранцев тогда составляла 42%. Вот только клиентами латвийских банков в основном становились россияне, которые не могли открыть счета в Швейцарии и других более престижных юрисдикциях, рассказывает старший специалист финансового департамента UFG Wealth Management Светлана Лавренюк.

Среди состоятельных россиян были популярны банки ABLV, Rietumu, Citadele Banka, Expobank и Norvik Banka. Их привлекало лояльное отношение к происхождению средств, невысокая стоимость услуг и приемлемый уровень требований к документальному обоснованию транзакций, объясняет Лавренюк. За клиентом закреплялся персональный менеджер, с которым можно было оперативно обсудить все вопросы по обслуживанию счета.

Все изменилось, как только США и Евросоюз объявили крестовый поход против отмывания средств и уклонения от уплаты налогов. В июне 2014 года Латвия подписала соглашение об обмене налоговой информацией с США в рамках закона «О налогообложении иностранных счетов» (Foreign Account Tax Compliance Act, FATCA). Позже пришлось присоединиться к аналогичному соглашению об автоматическом обмене информацией в рамках ОЭСР. После этого проблемы посыпались на латвийские банки, как из рога изобилия. Комиссия рынков финансов и капитала (КРФК) — финансовый регулятор, который подчиняется Минфину Латвии, то и дело наказывала банки за нарушение закона о предотвращении отмывания средств и финансирования терроризма, а также за слабую проверку клиентов.

В марте 2016 года КРФК оштрафовала Baltic International Bank на €1,1 млн, а в июле 2017-го — Norvik Bankа и Rietumu на €1,3 млн и €1,56 млн соответственно. Два последних банка также обвинялись в слабой системе контроля транзакций, что позволяло использовать их для обхода санкций США в отношении Северной Кореи. Штрафы на общую сумму €640 000 летом 2017 года получили еще три банка. На этом фоне депозиты нерезидентов в латвийских банках к началу 2017 года сократились до 43%, составив €9,2 млрд, что на €800 млн меньше показателя 2012 года.

Залп по ABLV

Основанный в 1993 году ABLV на протяжении всей своей истории избегал неприятностей. Претензии регулятора в части транзакций с Северной Кореей его не коснулись, и это могло спровоцировать атаку американского Минфина, рассуждает Бернис: «Возможно, когда власти США увидели, что их предписания игнорируются на местах, они решили нанести смертельный удар».

Уничтожения ABLV могли желать люди из высших финансовых кругов страны, считает Бернис. Например, экс-глава Банка Латвии Илмар Римшевич, который сейчас под следствием в связи с подозрениями в «торговле влиянием». «Я прекратил общение с бывшим руководителем ЦБ в начале 2015 года, так как общение с ним, с моей точки зрения, становилось этически неприемлемым. Я не хотел обострять ситуацию и начал его игнорировать», — говорит банкир.

 

Ликвидация ABLV пока не завершена. В марте 2018 года банк перечислил в Фонд гарантирования вкладов €480 млн для выплат по застрахованным депозитам. Из 22 000 клиентов банка уже более половины получили гарантированные суммы в размере €100 000. Выплаты свыше гарантированной суммы пока не начались, поскольку ликвидационная команда решила проверить происхождение этих средств.

Под брендом ABLV работали также семь фондов облигаций и четыре фонда акций, которые занимались инвестициями на международных площадках. Их совокупный портфель составлял примерно €120 млн. Фонды были доступны для всех клиентов банка, но сейчас эти средства заблокированы европейским расчетным депозитарием Euroclear, его представители жалуются, что не могут идентифицировать инвесторов, рассказывает банкир, близкий к ABLV.

Бернис рассказал, что не теряет присутствия духа и сейчас создает в Латвии инвестиционную компанию. По словам собеседника Forbes на рынке инвестиционных услуг, участниками будущего фонда станут лояльные клиенты ABLV. «Фонд попытается выкупить часть активов банка в рамках ликвидации и продолжить ими управлять. У банка достаточно хорошие активы, и дыр в капитале обнаружено не было», — поясняет он. Сочувствующих участников «собралось уже примерно на €300 млн».

 
 
Конец сказки

 

Разгром ABLV чреват большими проблемами для Латвии: из-за него местные банки могут попасть в черный список FATF — международной группы по борьбе с отмыванием денег, заявил в конце декабря посол Латвии в США Андрис Тейкманис. «То, что вашу кредитную карту не примут в Германии, будет наименьшим из зол. Сократится наш экспорт, потому что будут осложнены транзакции по оплате поставок. Это очень сильно повлияет на всю нашу экономику», — очертил масштаб проблем Тейкманис.

Эта угроза мобилизовала латвийские власти на борьбу с российскими деньгами. Местные «патриоты» в правительстве задались вопросом, почему в банковской системе столько русских денег и не является ли это риском для стабильности, способным привести к кризису наподобие греческого, рассказывает генеральный директор компании «Третий Рим» Андрей Ляхов.

В феврале 2018-го Минфин Латвии поставил перед собой цель сократить объем вкладов иностранцев в банках до 20%. И на начало октября 2018 года объем депозитов нерезидентов снизился с €8,1 млрд до €3,2 млрд, или с 40% до 20,5%. Из них 10% составляют вклады из ЕС, 5% — депозиты клиентов из стран СНГ и 5% — из прочих стран. Тем не менее в Латвии работает 15 банков и пять филиалов иностранных игроков, 11 из них преимущественно с нерезидентами, следует из комментария латвийского регулятора для Forbes.

Сократить присутствие иностранных денег в банковской системе латвийским властям помог закон против фиктивных компаний, вступивший в силу 9 мая 2018 года. Он запрещает банкам обслуживать счета юрлиц, которые не имеют признаков реальной деятельности. Закон привел к повальному отказу банков Латвии работать с нерезидентами. Быстрее всех от иностранных клиентов в первые девять месяцев 2018 года избавлялись Expobank (–82%), Danske Bank (–58%) и банк Rietumu (–55%). Процесс избавления от иностранцев больше касался компаний, а не физлиц, средства которых сократились лишь на 2,5%.

По словам одного из латвийских банкиров, сложнее всего пришлось Rietumu, этот банк блокировал некоторые счета или же предлагал клиентам переводить средства в срочные депозиты на три года, дабы избежать проблем с ликвидностью. Некоторые клиенты обращались в суд.

Транзакции иностранных клиентов в латвийских банках сократились по сравнению с 2017 годом в два раза — менее чем до €10 млрд. Сильнее всего сократились переводы в долларах, в 2018 году их почти не было. Один из латвийских банкиров пояснил в разговоре с Forbes, что операции в американской валюте стали дорогими, долгими и требуют тщательных проверок. Некоторые банки сосредоточились на внутреннем рынке, некоторые сделали фокус на премиальный сегмент, некоторые делают разворот в сторону финтеха. «В Латвии, конечно, есть политическая установка «чем меньше русских денег в системе, тем лучше». Но прямого запрета на работу с российскими клиентами нет», — рассказывает глава Signet Bank Роберт Иделсон.

Датский уголок

Из всех балтийских столиц Таллин построил, пожалуй, самый впечатляющий деловой центр. Компактный квартал сверкающих небоскребов, которые, впрочем, ниже шпиля церкви Святого Олафа в старом городе, запоминается башней скандинавского банка SEB, похожей на огромный парус. Она ясно дает понять, куда дует денежный ветер. По данным Эстонской банковской ассоциации, порядка 90% активов банковской системы контролируется скандинавскими банками. Рынок в основном поделен между шведскими группами Swedbank и SEB, а также латвийским Luminor Bank. На долю крупнейшего национального игрока LHV Bank приходится лишь 7% активов банковского сектора.

 

Господство скандинавов на эстонском рынке и стремление Эстонии попасть в ряды североевропейских государств сформировали в стране более консервативную финансовую отрасль, чем в соседней Латвии. «В отличие от латвийских банков в Эстонии кредитные организации практически не работают с нерезидентами-физлицами. Они привлекали в основном средства компаний. У эстонских банков всегда были более строгие комплаенс-процедуры и в целом более прозрачный бизнес», — объясняет партнер Paragon Advice Group Александр Захаров.

По данным Банка Эстонии, вклады нерезидентов в банковском секторе страны в 2017 году составляли лишь 8,5% (хотя еще в 2012 году их было примерно 21%). Но именно в Эстонии прогремел один из крупнейших в истории скандалов в связи с отмыванием иностранных денег.

В 2018 году эстонское отделение датского банка Danske Bank стало фигурантом сразу нескольких расследований по подозрению в легализации и выводе средств из России и стран СНГ. Первый тревожный звонок прозвучал в феврале, когда датская газета Berlingske, британская The Guardian и Центр исследования коррупции и организованной преступности (OCCRP) рассказали о докладе, который передал руководству Danske Bank в Копенгагене осведомитель из эстонского офиса в 2013 году. В этой записке говорилось, что банк заблокировал счета 21 юрлица, по которым проходили подозрительные транзакции, похожие на отмывание денег.

Danske Bank к 2015 году прекратил обслуживание нерезидентов в Эстонии, а также отстранил от работы нескольких сотрудников, ответственных за риск-менеджмент и комплаенс. Этому способствовали не столько выявленные серые схемы, сколько многочисленные предупреждения со стороны финансовой инспекции страны. В самом надзорном ведомстве подтвердили эту информацию. «В 2014 году было очевидно, что в эстонском отделении Danske Bank механизмы риск-контроля не работали должным образом. Мы поручили банку исправить их, но он предпочел сократить рискованный бизнес с нерезидентами и внести некоторые изменения в менеджмент банка в 2015 году», — говорится в комментарии финансовой инспекции.

И 25 мая 2018 года финансовая разведка полиции Эстонии опубликовала доклад о легализации более €13 млрд через эстонские банки в 2011–2016 годах. По данным полиции, большая часть этих средств была выведена из России, Молдавии и Азербайджана. Конкретные банки не были названы, но выводы доклада пересекались с февральскими публикациями о серых схемах в Danske Bank.

Далее проблемы только нарастали. В сентябре были обнародованы шокирующие итоги расследования консалтинговой компании Promotory Financial: в 2013 году иностранные клиенты осуществили через эстонское отделение Danske Bank около 80 000 транзакций на общую сумму $30 млрд. В основном это были деньги из России и стран СНГ. Как пояснил Financial Times источник в компании-аудиторе, не все эти операции относятся к подозрительным, но сумма «поразительна для небольшого отделения банка».

Главным сюрпризом стали результаты внутреннего расследования Danske Bank. В 2012–2017 годах организация провела 9,5 млн операций для 15 000 нерезидентов на сумму более €200 млрд. Примерно 23% всех иностранных средств поступали в банк из России. Danske Bank назвал сомнительным транзакции 6200 клиентов, в отмывании русских денег заподозрил 177 нерезидентов.

После этого генеральный директор Danske Bank Томас Борген подал в отставку, хотя его вины в нарушении антиотмывочного законодательства не было выявлено. А в декабре были задержаны 10 сотрудников эстонского филиала Danske Bank, работающие в отделении Private Banking. Полиция не назвала имена подозреваемых, но отметила, что среди них нет бывшего главы эстонского отделения банка Айвара Рехе. К расследованию подключился и Росфинмониторинг. Собеседники Forbes в российском ведомстве и в финансовой инспекции Эстонии рассказали, что надзорные органы обеих стран готовят совместное заявление об участии структур из России в схемах Danske Bank.

К разгрому «прачечной» приложил руку вездесущий Минфин США, утверждают источник Forbes, близкий к эстонскому филиалу Danske Bank, и собеседник, занимающийся международным управлением капитала. По их словам, летом в Эстонию нанесли визит сотрудники Управления по контролю иностранных активов (OFAC) вместе с помощником министра финансов США по борьбе с терроризмом Маршаллом Биллингсли. На встрече также присутствовали люди из руководства Danske Bank. «Аналогичная встреча господина Биллингсли с представителями кипрских банков в мае этого года привела к ужесточению процедур проверки нерезидентов. Теперь россиянам не менее сложно открыть счет там, чем в любой другой стране Евросоюза», — отметил один из собеседников Forbes.

По мнению банкира, близкого к Danske Bank, кредитная организация начала внутреннее расследование, скорее всего, под давлением OFAC. «Финансовые власти подозревают некоторые американские банки, в частности JPMorgan Chase и Bank Of America Merrill Lynch, в участии в некоторых серых схемах эстонского Danske Bank. Так что у американцев есть личный интерес в этом деле», — поясняет он. Ситуация в Danske Bank приведет к дальнейшему снижению доли нерезидентов в эстонских банках.

«Проблема эстонского рынка в маленькой емкости. В стране с населением чуть больше 1 млн человек трудно зарабатывать на кредитах и привлекать средства на депозиты, рост бизнеса здесь ограничен, — рассуждает банкир. — Иностранных клиентов-юрлиц в банках хоть и немного, но они обеспечивали хороший транзакционный доход. А сейчас банкам, видимо, нужно менять бизнес-модели».

Транзитный счет

Из трех балтийских стран только Литва не погорела на обслуживании иностранных клиентов, доля вкладов нерезидентов в банковской системе страны составляет лишь 2,7%. Объем трансграничных платежей за 2008–2015 годы оказался одним из наименьших в Евросоюзе — всего 1,3% от ВВП. В начале 2000-х годов Литва, как и страны-соседки, обслуживала российских клиентов. С ними работал Snoras Bank Владимира Антонова, обанкротившийся в 2011 году. Но привычка к русским деньгам в Литве так и не сформировалась.

Президент Singapore Castle Family Office Эльдияр Муратов отмечает, что еще полтора года назад его клиенты хранили деньги в литовских филиалах Nordea, Danske Bank и DNB. Средний размер депозита составлял примерно $3,5 млн. Но сейчас все, кто мог, уже перевели свои активы в Сингапур. «Релокацию инициировали сами клиенты, которым надоело постоянно получать «письма счастья» с новым списком документов, необходимых банку для проверки легитимности происхождения средств и для подтверждения многих других операций», — поясняет финансист.

Литовские банкиры не раз подчеркивали, что их подходы к ведению бизнеса отличаются от латвийских и эстонских. После событий 2018 года их еще больше ужесточили. «В сентябре 2018 года я был в Литве, где обсуждал с банковскими юристами один финтех-проект, — вспоминает партнер юридической фирмы «Вестсайд» Сергей Водолагин. — В ходе переговоров литовские юристы прямо говорили, что сам факт российского происхождения проекта влечет дополнительные риски». Любой «русский след» будет воспринят литовскими банками как негативный фактор и привлечет их внимание. Банки хотят убедиться, что российские деньги, во-первых, имеют законное происхождение, и, во-вторых, никак не относятся к компаниям и физлицам, попавшим под санкции, говорит Водолагин. И вопрос об открытии счета для россиянина может решаться в Литве месяцами.

Латвийские и эстонские банки уже начали брать пример с Литвы. «Нашему клиенту для того, чтобы открыть в латвийском банке счет на €2 млн для операции по покупке недвижимости, пришлось предоставить 23 документа, — жалуется Андрей Ляхов из «Третьего Рима». — Если же вы соберете все бумаги, это еще не означает, что вы станете клиентом банка — вам могут отказать без объяснения причин».

Председатель правления EuroCollegia Игорь Стуканов замечает, что процедуры проверок в балтийских банках ужесточились в отношении всех неграждан ЕС, а не только россиян. «Я думаю, через 3–5 лет подобная система будет работать повсюду: нет привязки к конкретной стране — нет банковского счета в ней. Видимо, предчувствуя это, многие клиенты рассматривают возможности получить второй паспорт или используют инвестиционные программы для оформления ВНЖ», — прогнозирует Стуканов.

Один из вопросов — куда россияне перевели деньги из недружелюбных Латвии и Эстонии. По словам Стуканова, состоятельные клиенты переключись на страны, где финансовое регулирование еще не перестроилось под новые реалии: в Сербию и Черногорию, Казахстан, Армению, Белоруссию и Грузию. Но и там в недалеком будущем возможны аналогичные проблемы: к примеру, 10 декабря Центробанк Черногории наложил 45-дневный мораторий на все платежи Invest Bank Montenegro и Atlas Banka.

Партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов считает, что ничего критичного в текущей ситуации нет: капиталы всегда найдут нейтральные юрисдикции. Это лишь вопрос «транспортного плеча» и сопутствующих накладных расходов. «Сейчас азиатские страны-офшоры готовы принять значительные денежные массы и создать максимально комфортные условия. Среди россиян популярны, например, Сейшельские острова и Гонконг. Потепление отношений России с Китаем также способствует этому тренду», — говорит Горбунов.

— При участии Катрины Ильинской.

Ну а что вы скажете? Рассчитывали ли вы что после КрымНаша русские деньги начнут щемить по всему миру?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.