Ввел термин политическая экономия: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ • Большая российская энциклопедия

Ввел термин политическая экономия: ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭКОНОМИЯ • Большая российская энциклопедия
Июл 23 2021
alexxlab

Содержание

Вопросы для самоконтроля — Политическая экономия Библиотека русских учебников

1. Что отличает процесс обмена веществ между человеком и природой от аналогичного процесса в других живых существ?

2. Что представляет собой процесс общественного производства?

3. Кто ввел в научный оборот понятие»экономика»?

4. Что первоначально означал термин»экономика»?

5. Что означает термин»хрематистика»и кто его ввел в научный оборот?

6. В чем суть теории справедливой цены. Фомы. Аквинского?

7. В котором письменном памятнике. Киевской. Руси появляются первые упоминания о зависимых производителей (закупов и рядовичей)?

8. Можно научные знания об экономике, которые человечество накопило к XVI в, считать экономической наукой?

9. Кто и в какой труда ввел термин»политическая экономия»?

10. Что означал в начале своего возникновения термин»политическая экономия»?

11. Что в переводе с итальянского означает слово»mercante»?

12. Почему меркантилизм по праву называют первым научным учением об экономике?

13 названий представителей раннего меркантилизма

14 названий наиболее известных представителей позднего меркантилизма

15. Какие ведущие положения является основой меркантилизма?

16. Кто из известных украинских ученых был сторонником меркантилизма?

17. Что означает термин»классическая политэкономия»?

18. Кто стал основателем трудовой теории стоимости?

19. Как называется основная научная работа. АСмита?

20. Перечислите некоторые из важных научных положений, выдвинутых. АСмитом

21. В чем суть подхода к определению стоимости, получивший название»догма. АСмита»?

22. В чем заключается творческий вклад. ДРИкардо в экономическую науку?

23. Кто из украинских ученых XVIII в выступил с критикой меркантилизма?

24. Название наиболее известных представителей физиократической школы

25. В чем суть взглядов физиократов на промышленность?

26. Какую называются две работы. ФКене, которые касаются проблемы общественного воспроизводства?

27. Какую оценку теории. ФКене дал. КМаркса?

28. Какие особенности характеризуют марксистский (пролетарский) направление в развитии политэкономии?

29 названий наиболее известных представителей марксистского направления в развитии политэкономии

30. Как называется главная научная работа. КМаркса?

31. Какие основные научные положения зафиксированы. КМаркса в»Капитале»?

32 что характеризует прагматический направление в развитии политической экономии?

33. Кто был основателем прагматического направления в политической экономии?

34. В чем вклад. АМаршалла в развитие политической экономии?

35. Как называется главная научная работа. ДжКейнса?

36. В чем заключались основные идеи. ДжКейнса относительно функционирования всего общественного производства?

37 или была использована в практике общественного производства теория. ДжКейнса?

38. В чем суть такого направления экономической теории», как неоклассицизм?

39. Какие черты характеризуют такое направление экономической теории, как институционализм?

40. Что является объектом исследования политэкономии?

41. Что является предметом политэкономии?

42. Что такое производственные отношения?

43. С каких элементов состоит субординированных совокупность производственных отношений?

44. Какой аналог термина»производственные отношения»используют западные ученые?

45. Что представляет собой экономика и какие составляющие части она включает?

46. Что является предметом микроэкономики?

47 которые являются предметом макроэкономики?

48. Какие составляющие элементы входят в совокупность экономических наук, озаглавленный»экономическая теория»?

49. Почему политическая экономия занимает особое, ключевое место в экономической теории?

50 или входят непосредственно в совокупность экономических наук, образующие экономическую теорию, такие дисциплины, как»История экономических учений»и»Экономическая история»?

51. Что представляют собой фундаментальные науки?

52. Что представляют собой отраслевые экономические науки?

53. Что такое метод?

54. Какие мировоззренческие принципы входят в метод диалектического материализма?

55. Какие конкретные составляющие метода политической экономии?

56. Какие элементы метода таких наук, как микроэкономика и макроэкономика, обогащают метод политической экономии?

57. Что означает понятие функциональный подход в исследовании?

58. Что означает генетический подход в экономическом исследовании?

59. Чем в экономической теории при исследовании общественного производства микроподход отличается от макроподходе?

60. Что такое экономическая категория?

61. Что такое экономический закон?

62. В чем заключается объективность действия экономических законов?

63. Означает объективный характер действия экономических законов фатальную обреченность человека в его действиях в процессе общественного производства?

64. Чем экономические законы отличаются от законов природы?

65. Как классифицируют экономические законы?

66. В чем заключается смысл понятия»механизм действия экономического закона»?

67. Что означает понятие»механизм использования экономического закона»?

68. Перечислите основные функции политической экономии как науки

Введение в ЭТ

1.Впервые термин «политическая экономия» ввел:

А) К.Маркс

Б) Д.Рикардо

В) А.Монкретьен

Г) У.Петти

2.Противоположностью метода анализа является:

А)Гипотеза

Б)Дедукция

В)Индукция

Г)Синтез

3.Противоположностью метода дедукции является:

А)Синтез

Б)Гипотеза

В)Индукция

Г)Анализ

4.Основной труд Аристотеля:

А) Политика

Б) Политейа

В) Экономикос

Г)Все ответы неверны

5.Законы природы в отличие от экономических законов:

А) Вечны

Б) Носят исторический характер

В)Реализуются только через хозяйственную деятельность людей

Г)Проявляются как тенденции общественного развития

6.Что из перечисленного изучает микроэкономика:

А) Производство сахара и динамику его цены

Б)Численность занятых в народном хозяйстве

В) Производство в масштабе всей страны

Г) Общий уровень цен

7.Политическая экономия как наука возникла:

А) В 30-х годах 20 в.

Б)В 18 веке

В)Во второй половине 19 века

Г) В 17 веке

8.Научная абстракция – это метод познания, состоящий в:

А) Мысленном отвлечении от несущественных сторон

Б) Движении мысли от частного к общему

В)Обобщении данных, добытых анализом

Г) Разложении целого на составные элементы

9.Тезис «Богатство – это прежде всего золото, на которое можно все купить», принадлежит:

А) Меркантилистам

Б)Классикам

В) Кейнсианцам

Г) Физиократам

10.Первыми попытались вывести прирост богатства из сферы производства, а не обращения:

А) Физиократы

Б)Меркантилисты

В) Марксисты

Г) Классики

11.Если экономические обобщения основываются на фактах, то такой метод анализа является:

А) Дедуктивным

Б)Гипотетическим

В) Описательным

Г) Индуктивным

12.Корреляция – это:

А) Логическое умозаключение от общего к частному

Б) Логический метод, основанный на умозаключении от частного к общему

В) Взаимосвязь между двумя видами явлений

Г) Научное предположение, выдвигаемое для объяснения какого-либо события

13.Впервые предпринял попытку определить основу обмена различных товаров:

А) Аристотель

Б) А.Смит

В)Ксенофонт

Г) Платон

14.Синтез – это метод исследования, заключающийся в:

А) Умозаключении от общего к частному

Б)Мысленном отвлечении от несущественных сторон

В)Разложении целого на составные элементы

Г) Обобщении в единое целое данных анализа

15.Начала трудовой теории стоимости были заложены:

А) Классиками

Б) Марксистами

В)Кейнсианцами

Г) Меркантилистами

16.Вывод о том, что в условиях господства монополий капитализм утратил механизм автоматического восстановления равновесия между спросом и предложением товаров и поэтому нуждается в государственном регулировании, принадлежат:

А) Дж.Кейнсу

Б)А.Маршаллу

В)В.Парето

Г) К.Марксу

17.По своему происхождению термин «политическая экономия» означает:

А) Политику господствующего класса

Б) Государственное управление хозяйством

В)Правила ведения домашнего хозяйства

Г)Использование людьми ограниченных ресурсов

18.Экономические законы в отличие от законов природы:

А) Реализуются только через хозяйственную деятельность людей

Б)Осуществляются вне человеческой деятельности

В)Проявляются точно и безусловно

Г) Вечны

19.Политическая экономия – это наука, которая изучает:

А) Редкость благ

Б) Производственные отношения общества

В)Материальные и духовные потребности

Г)Эффективность использования ресурсов

20.Общим между экономическими законами и законами природы является то, что они:

А) Не зависят от воли и сознания людей

Б)Зависят от практической деятельности людей

В)Имеют приходящий характер

Г) Имеют вечный характер

21.Слово «экономика» в дословном переводе означает:

а) умение становиться богатым;

б) искусство управления домашним хозяйством;

в) законы управления государством;

г) учение о доходе, о пользе или выгоде.

22.Какой из экономических мыслителей античности ставил задачу понять природу соизмеримости благ, высказывал догадки, что обмениваемые товары есть тождественные сущности?

а) Аристотель;

б) Ксенофонт;

в) Колумелла

г). Платон;

23.Меркантилизм – экономическое учение, анализирующее и развивающее возможности увеличения богатства общества за счет:

а) сферы обращения;

б) сферы производства;

в) сферы услуг.

г) сферы земледелия;

24.Политика меркантилизма была направлена на:

а) защиту интересов торгового капитала;

б) создание сильных централизованных государств;

в) обеспечение активного торгового баланса;

г) все ответы верны.

25.Принцип «невидимой руки» Адама Смита поясняет (подразумевает), что:

а) рыночные отношения – это условия, в которых экономический человек основывает свое поведение на личном, частном интересе, а сумма частных интересов образует интересы общества;

б) сутью и источником богатства является труд, а основной сферой приложения капитала – производство;

в) то, что представляется разумным в образе действий любой семьи, вряд ли может оказаться неразумным для всего королевства;

г) все ответы верны.

26.В основе кейнсианской концепции лежит проблема:

а) совокупного предложения;

б) реализации или эффективного спроса;

в) общественного производства;

г) комплексной динамики развития экономической системы.

27. Кейнсианская концепция была реализована в хозяйственном управлении ряда развитых стран в период:

а) 1929–33 гг.;

б) с середины 70-х гг. ХХ века;

в) 40–60 гг. ХХ века;

г) не получила реализации.

28.Микроэкономика изучает:

а) деятельность индивида, отдельной фирмы, функционирование различных товарных рынков

б)распределение доходов в обществе

в) общий уровень цен и безработицы

г) уровень и темпы инфляции

29.Проблемы того, «что производить», «для кого производить» и «как производить» имею отношение:

а)только к тоталитарным системам или к обществам, где господствует централизованное планирование

б) только к отсталой экономике

в) к любому обществу безотносительно его социально-экономической и политической организации

г) только к рыночной экономике

30.Проблемы, исследованные Адамом Смитом получили дальнейшее развитие в:

а) проблеме полезности в концепции австрийской школы;

б) трудовой теории стоимости Давида Рикардо и Карла Маркса;

в) идеях об экономической свободе и рынке в трудах Фридриха Августа фон Хайека и Милтона Фридмена;

г) все ответы верны.

31.Какое экономическое направление представлено в произведениях Анри де Сен-Симона, Шарля Фурье и Роберта Оуэна?

а) утопические воззрения.

б) историческая школа;

в) институционализм;

г) маржинализм;

32.Карл Маркс сделал вывод о том, что источником дохода собственников капитала является:

а) неоплаченный труд наемных рабочих;

б) земельная рента;

в) предпринимательские способности;

г) процент.

33.Основу развития неоклассического направления экономической теории положило издание:

а) «Капитала» Карла Маркса;

б) «Принципов политической экономии» Альфреда Маршала;

в) «Катехизиса промышленности» Анри де Сен-Симона;

г) «Теории праздного класса» Торстейна Веблена.

34.Йозефу Шумпетеру принадлежит разработка таких проблем как:

а) методология и история экономического анализа;

б) концепция общественного развития;

в) теория экономической динамики;

г) все ответы верны.

35.Макроэкономика и теория макроэкономического регулирования возникли в рамках:

а) марксизма;

б) классической школы;

в) кейнсианства;

г) институционализма.

36.Производство эффективно, если:

а)в нем обеспечено полное использование трудовых ресурсов

б) полное использование производственных ресурсов

в) полное использование всех имеющихся ресурсов

г)в нем не действует закон убывающей производительности факторов производства

37.Если экономические обобщения основываются на фактах, то такой метод анализа является:

а) дедуктивным

б)гипотетическим

в) описательным

г)индуктивным

38.Какие из перечисленных факторов можно отнести к факторам производства:

а) физические и умственные способности человека, затрачиваемые при производстве товаров и услуг

б) естественные ресурсы (земля, полезные ископаемые, водные ресурсы)

в)способы производства товаров и услуг (технология)

г)все ответы верны

Воззрения антуана де монкретьена. Биография Антуан де монкретьен кем был

Федеральное агентство по образованию РФ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Самарский Государственный Экономический Университет

Доклад

по истории экономических учений

на тему :

«Меркантилизм во Франции»

Выполнил:

студентка 2 курса, НЭ-1

Ведякова А.Н.

Руководитель:

Самара, 2009

Меркантилизм во Франции, Антуан де Монкретьен

Само слово- меркантилизм- от итальянского мерканто- торговля, т.е. учение о выгодах торговли, способах ее организации, решениях о внешней и внутренней торговле.

Меркантилизм наиболее ярко отразил новейшие сдвиги в экономической жизни Европы XVI-XVII веков- интересы зарождавшегося и становившегося все более влиятельным класса буржуазии- обедневших аристократов или разбогатевших цеховых мастеров, т.е. тех, кто имел небольшой капитал и огромное желание его приумножить. Перед меркантилизмом стоят проблемы:

1. первоначального накопления капитала;

2. политики в колониях;

3. внешней торговли.

Меркантилизм — политика накопления денег, протекционизм, государственная регламентация. Меркантилизм был экономической платформой европейской буржуазии, он идеализирует золото, обоготворяет его.

Меркантилизм характеризовался следующими чертами:

1. Деньги как абсолютная форма богатства.

2. Предмет исследования — исключительно сфера обращения.

3. Накопление богатства (в денежной форме) происходит в форме прибыли от внешней торговли, или от непосредственной добычи драгоценных металлов.

Меркантилизм — экономическое обоснование политики абсолютистского государства, поскольку последнее нуждается в едином рычаге управления, которым являются деньги.

Экономическая программа французского меркантилизма была подробно изложена лишь позднее Антуаном де Монкретьеном в сочинении «Трактат политической экономии» (1615), давшем название целой науке. Но политическая экономия излагалась им как совокупность правил хозяйственной деятельности. Монкретьен утверждал, что:
1) «Счастье людей — в богатстве, а богатство — в труде». Но богатство выражается в золоте и серебре.
2) Роскошь правомерна лишь при потреблении местной продукции, когда ее производители получают работу и «прибыль остается внутри страны».
3) Конкуренция вредна, ее нужно избегать и предотвращать.
4) Купцы «более чем полезны». Торговля — «главная цель различных ремесел»; торговая прибыль правомерна, она компенсирует риск; «золото оказалось могущественнее железа».
5) Государственная власть должна обеспечивать монополии отечественных коммерсантов внутри страны и на внешних рынках. Иностранцы сравнивались Монкретьеном с насосом, выкачивающим богатство из Франции. Предлагались их изгнание, развитие промышленности, усовершенствование ее продукции.
6) Одобрялись вмешательство государства в экономическую жизнь, взимание налогов и присвоение даже торговой прибыли.
Понятие труда у Монкретьена было предельно широким и включало деятельность ремесленников, купцов, лавочников, приказчиков и промышленных предпринимателей.
На внутреннем рынке необходимыми признавались те же средства предотвращения конкуренции, какие были опробованы в средневековом городе:
— законы об ученичестве, регулирующие численность и квалификацию предпринимателей;
— регулирование цен и заработной платы;
— регламентация приемов производства и стандартов качества продукции;
— порядок выдачи привилегий и предоставления монопольных прав на производство и торговлю;
— защита внутреннего рынка от проникновения иностранных товаров, которые могли бы конкурировать с продуктами отечественной промышленности или предметами, которые тоже ввозятся из-за границы, но отечественными купцами;
— мероприятия, препятствующие оттоку за границу золота и серебра;
— мероприятия, стимулирующие приток из-за границы золота и серебра.
Внутри страны государство для этих целей располагало такими средствами, как законодательство, полиция и таможня.
Для эффективности внешней торговли, по мнению Монкретьена, должны создаваться большие торговые компании (Ост-Индские, Вест-Индские и т.п.). Устав такой компании не может допускать внутренней конкуренции, а предоставленная ей государством привилегия не допускала на соответствующий рынок других торговцев из этой страны. В конкурентной же борьбе с аналогичными компаниями других стран возможны такие средства, как войны и каперство.
В то же время хотя Монкретьен и предлагал содействовать расширению внешней торговли, обоснования идеи «торгового баланса» у него не было. В его работе сохранились следы монетаризма (в крайне широком толковании прерогатив государства, в грубом решении вопроса борьбы с иностранцами).
Большое внимание Монкретьен уделял колониальной политике.
Большим упрощением было бы думать, что Монкретьен представлял торговлю с колониями по принципу «целую свинью за нитку стеклянных бус». Но определенная доля истины в этом имеется. Монкретьен утверждал, что если некая заморская земля изобилует каким-то даром природы (пряностями, жемчугом, кофейными бобами, ценными породами деревьев, хлопком и т.п.), то этот товар там дешев баснословно и в Европе за него можно получить столь высокую цену, что она покроет не только закупку его на местах, но и морскую перевозку с ее неизбежными подчас потерями, да еще даст хорошую прибыль.
По мнению Монкретьена, в колонии должен устремиться люд из метрополий. Новые поселенцы вступят в постоянный контакт с местным населением, приучая его к европейским товарам, и все вместе создадут новый рынок сбыта для фабрикатов из метрополий наряду с рынком снабжения дешевыми местными товарами.
При этом совершенно неверно представление, будто источником обогащения метрополий будет ограбление колониальных земель. Монкретьен отмечал, что в практике испанцев и португальцев XVI-XVII вв. насилие и грабежи в колониях были делом обычным. Но ни Испания, ни Португалия не обогатились за счет заморских территорий. А обогатились такие народы, как голландцы и англичане, которые предпочитали метод торговых договоров и создания за морем постоянных поселений, а также предприятий по сбору, добыче и первичной обработке местного сырья.
По мнению Монкретьена, на новоприобретенных территориях, если они оформлены как достояние короны, можно обеспечивать законодательным путем торговую монополию купцов метрополии. Во всех случаях крайне важно, чтобы внешняя торговля велась своими собственными купцами, тогда вся прибыль становится источником налогов для отечественной казны.
Проблема накопления капитала у Монкретьена подменялась задачей возвышения Франции. Но вопреки меркантилизму первостепенное значение придавалось «естественному богатству» (хлеб, соль, вино и т. д.), так как не количество золота и серебра делает государство богатым, а «наличие предметов, необходимых для жизни и для одежды». Государство должно заботиться о крестьянах. Такие рекомендации были невозможны для английского меркантилизма.

Главная заслуга Монкретьена, конечно, не в том, что он дал своей книге такой удачный титульный лист. Это было одно из первых во Франции и в Европе сочинений, специально посвященное экономическим проблемам. В нем выделялся и ограничивался особый предмет исследования, отличный от предмета других общественных наук.

французский экономист, автор термина «политическая экономия». Монкретьен был одним из видных представителей меркантилизма. Он мыслил хозяйство страны прежде всего как объект государственного управления. Источником богатства страны и государства (короля) он считал внешнюю торговлю, особенно вывоз промышленных и ремесленных изделий. Основной труд Монкретьена «Трактат политической экономии» (1615). Это было одно из первых во Франции и в Европе сочинений, специально посвященное экономическим проблемам. В нем выделялся и ограничивался особый предмет исследования, отличный от предмета других общественных наук.

Экономическая теория как наука является результатом длительного исторического развития. У истоков экономической науки стоит греческий мыслитель Аристотель, который был первым экономистом, употребившим термины «экономия» и «экономика» в одном и том же смысле. Аристотель впервые в истории экономической науки подверг анализу основные экономические явления и закономерности общества того времени.

Свое название экономическая наука получила в XVII в. Француз Антуан Монкретьен впервые ввел в социально-экономическую литературу термин политическая экономия: в 1615 г. он издал «Трактат политической экономии». Этим Монкретьен провозгласил, что экономическая наука занимается экономикой, хозяйством в рамках национальных государств (политика — государство). Однако главная заслуга Монкретьена состоит в том, что он выделил в особый самостоятельный предмет исследования экономические проблемы. Этим он отделил экономическую науку от других общественных наук.

Полтора столетия после Монкретьена политическая экономия рассматривалась преимущественно как наука о государственном хозяйстве. Только с созданием классической школы буржуазной политической экономии, основоположником которой был английский экономист Адам Смит ее характер изменился, и она стала превращаться в науку о законах хозяйства вообще.

Антуан де Монкретьен (1575-1621)

Место, которое занимает Монкретьен в истории экономической науки, вероятно, является в большей степени результатом заглавия, чем содержания Traicte de l»oeconomie. Никогда ранее слова «политический» и «экономия» не сочетались на титульном листе тома, претендующего на звание трактата, которое предполагает систематическое рассмотрение одной темы. Для одних это единственная заслуга Монкретьена, другие считают, что он был занят кропотливой работой отделения аналитической пшеницы от плевел фактических данных. Вклад Монкретьена в экономическую науку, даже если отчасти и испытывает недостаток в оригинальности, впервые вводит некоторые важные элементы того, что должно было послужить стандартом меркантилистского образа мышления. Разделяя политическое кредо своего современника Жана Бодена, Монкретьен тем не менее был первым, кто добавил (к внешним войнам) поиск богатства как средство обеспечения стабильности социального порядока Франции, сформировавшегося вокруг короля. Traicte — это одна из тех первых работ, которая в явном виде ставит под вопрос старое аристотелевское утверждение о независимости политики от (и о ее преимуществе перед ними) других аспектов общественной жизни, включая экономическую деятельность.

Труд больше не находится под проклятием, но является одним из факторов политической стабильности, производительного труда и накопления богатства, — к такому логическому заключению пришел Монкретьен: «счастье людей: заключается, главным образом, в богатстве, а богатство — в работе».

Кроме сельского хозяйства, в своем исследовании устройства общества Монкретьен обращался и к изучению промышленности и торговли. С тех пор как обмен стал основой большей части производительного труда, продавцы и «купцы» начали играть центральную координирующую роль. Прибыль, будучи их основным стимулом, должна была поощряться и находиться под защитой (государства):

купцы более чем полезны, а их забота о доходе, которая осуществляется в работе и промышленности, создает/является причиной большой части общественного богатства. По этой причине, должно им простить любовь к выгоде и стремление к ней.

Из этого естественно вытекает заявление меркантилистов о необходимости помощи государства в повышении благосостояния наций. В первый раз подчеркнув тесную взаимосвязь политики и экономики, именно Монкретьен окрестил политической экономией труд, включающий несложные доказательства, о том как производится, распределяется и обменивается богатство нации, и которые систематически были изучены лишь полтора века спустя.

В качестве самостоятельной области знаний об экономической науке можно говорить, начиная лишь с XVI-XVIII вв. И первые попытки теоретически, т.е. в виде определенной системы взглядов, описать хозяйственную деятельность связаны с идеями школы меркантилистов. Меркантилизм как теория широко распространился в Европе и прошел два этапа в своем развитии. Среди самых известных меркантилистов надо назвать англичан Т. Мена и У. Стаффорда, французов Ф. Кольбера и А. Монкретьена, итальянца А. Скаруффи, испанца Серру, русских А. Ордын-Нащокина и И. Посошкова. Меркантилисты отражали идеологию нарождающейся буржуазии в эпоху первоначального накопления капитала, поэтому попытались исследовать проблему — что есть богатство общества и как его можно увеличить. Отвечая на этот вопрос, они приходят к выводу, что богатство — это деньги (золото и серебро), а источником его получения считали прежде всего внешнюю торговлю. Поэтому меркантилисты сосредоточились на изучении уже чисто экономических явлений: внешней торговли и торгового баланса, денег и уровня процента. Идеи меркантилизма стали основой и экономической политики, которая сводилась к мерам протекционизма и проводилась практически всеми странами. Однако меркантилизм не стал научной теорией, поскольку изучал внешние хозяйственные формы, ограничиваясь описанием видимости их проявления.

Подлинно научной теорией политическая экономия (этот термин для экономических знаний ввел в научный оборот меркантилист А. Монкретьен, издав в 1615 г. «Трактат о политической экономии») становится в трудах и идеях представителей классической школы буржуазной политэкономии, которая складывается в XVII-XVIII вв Наиболее известными из них были У. Петти (1623-1687 г.), Ф. Кенэ (1694-1774 г.), А. Смит (1723-1790 г.), Д. Рикардо (1772-1823 г.). Их заслуга состояла прежде всего в том, что они первыми и действительно с научной позиции, применив методологию логической абстракции, рассматривали развитие общества как закономерный процесс, с присущими ему внутренними законами, поэтому они старались проникнуть в сущность экономических процессов и явлений, а не ограничивались только их внешним описанием. Несомненной заслугой классика буржуазной политэкономии, является перенесение исследования происхождения богатства из сферы обмена в сферу производства. И хотя этот вопрос рассматривался у классика по-разному (так, школа физиократов во главе с Ф. Кенэ в качестве создающей богатство отрасли рассматривала только сельскохозяйственное производство), но все они правильно определяют главную сферу обогащения — материальное производство. Это объективно отражало интересы усиления экономического и политического господства буржуазии, которая тогда несла с собой новые, прогрессивные отношения.


Антуа?н де Монкретье?н (фр. Antoine de Montchrestien; 1576 — 1621) — французский драматург и экономист, впервые предложивший термин «политическая экономия»
Экономические воззрения

Интерес к экономике возник во время пребывания в Англии, куда Монкретьен бежал в 1605 году после дуэли, которая закончилась смертью противника.
В 1615 году Монкретьен выпустил «Трактат о политической экономии» (Traite d’economie politique), посвятив его Марии Медичи. Монкретьен ни до этого, ни после экономических работ не писал. Характеризуя степень самостоятельности трактата, в 1911 году Британская энциклопедия дала заключение, что он «в основном базируется на работах Жана Бодена» . В трактате содержится ряд рекомендаций начинающему предпринимателю. Хозяйство страны рассматривается как объект государственного управления. Источник богатства страны — внешняя торговля, особенно вывоз промышленных и ремесленных изделий. Иностранцы сравнивались с насосом, выкачивающим богатство из Франции. Предлагалось их изгнание, развитие отечественной промышленности, одобрялось вмешательство государства в экономическую жизнь, взимание налогов и присвоение даже торговой прибыли.
Монкретьен придавал первостепенное значение «естественному богатству» (хлеб, соль, вино и т. п.), так как не количество золота делает государство богатым, а «наличие предметов, необходимых для жизни».
Монкретьен ввел термин «политическая экономия» для обозначения экономической науки, так как вслед за Ксенофонтом и Аристотелем т ермин «экономика» употребляли в первую очередь в смысле домоводства, управления личным хозяйством. Нужно было выделить проблемы управления именно государственным хозяйством, науку, изучающую процессы, идущие в масштабах всего народного хозяйства. Вслед за Монкретьеном и вплоть до конца XIX века под политической экономией разумелась наука о государственном хозяйстве, об экономике отдельных государств. Однако, политическая экономия представляется Монкретьеном как совокупность правил хозяйственной деятельности.
Во Францию Монкретьен вернулся убежденным сторонником развития национальной
промышленности и торговли, защитником интересов третьего сословия. Свои
новые идеи он начал осуществлять на практике. Женившись на богатой вдове,
он основал мастерскую скобяного товара и стал сбывать свой товар в Париже,
где у него был свой склад. Но главным его занятием была работа над
“Трактатом”. Несмотря на громкое название, он писал сугубо практическое
сочинение, в котором пытался убедить правительство в необходимости
всестороннего покровительства французским промышленникам и купцам.
Монкретьен выступает за таможенный протекционизм — высокие пошлины на
иностранные товары, чтобы их ввоз не мешал национальному производству. Он
прославляет труд и поет необычную для своего времени хвалу классу, который
он считал главным создателем богатства страны: “Добрые и славные
ремесленники чрезвычайно полезны для своей страны; я осмелюсь сказать, что
они необходимы и должны пользоваться почтением”.

Монкретьен был одним из видных представителей меркантилизма, о котором
пойдет речь в следующей главе. Он мыслил хозяйство страны прежде всего как
объект государственного управления. Источником богатства страны и
государства (короля) он считал прежде всего внешнюю торговлю, особенно
вывоз промышленных и ремесленных изделий.
Экономическая теория как наука является результатом длительного
исторического развития. У истоков экономической науки стоит греческий
мыслитель Аристотель, который был первым экономистом, употребившим термины
«экономия» и «экономика» в одном и том же смысле. Аристотель впервые в
истории экономической науки подверг анализу основные экономические явления
и закономерности общества того времени.

Свое название экономическая наука получила в XVII в. Француз Антуан
Монкретьен впервые ввел в социально-экономическую литературу термин
политическая экономия: в 1615 г. он издал «Трактат политической экономии».
Этим Монкретьен провозгласил, что экономическая наука занимается
экономикой, хозяйством в рамках национальных государств (политика —
государство). Однако главная заслуга Монкретьена состоит в том, что он
выделил в особый самостоятельный предмет исследования экономические
проблемы. Этим он отделил экономическую науку от других общественных наук.

Полтора столетия после Монкретьена политическая экономия рассматривалась
преимущественно как наука о государственном хозяйстве. Только с созданием
классической школы буржуазной политической экономии, основоположником
которой был английский экономист

Адам Смит ее характер изменился, и она стала превращаться в науку о законах
хозяйства вообще.

Антуан де Монкретьен (1575-1621)

Место, которое занимает Монкретьен в истории экономической науки, вероятно,
является в большей степени результатом заглавия, чем содержания Traicte de
l»oeconomie. Никогда ранее слова «политический» и «экономия» не сочетались
на титульном листе тома, претендующего на звание трактата, которое
предполагает систематическое рассмотрение одной темы. Для одних это
единственная заслуга Монкретьена, другие считают, что он был занят
кропотливой работой отделения аналитической пшеницы от плевел фактических
данных. Вклад Монкретьена в экономическую науку, даже если отчасти и
испытывает недостаток в оригинальности, впервые вводит некоторые важные
элементы того, что должно было послужить стандартом меркантилистского
образа мышления. Разделяя политическое кредо своего современника Жана
Бодена, Монкретьен тем не менее был первым, кто добавил (к внешним войнам)
поиск богатства как средство обеспечения стабильности социального порядока
Франции, сформировавшегося вокруг короля. Traicte — это одна из тех первых
работ, которая в явном виде ставит под вопрос старое аристотелевское
утверждение о независимости политики от (и о ее преимуществе перед ними)
других аспектов общественной жизни, включая экономическую деятельность.

Труд больше не находится под проклятием, но является одним из факторов
политической стабильности, производительного труда и накопления богатства,
— к такому логическому заключению пришел Монкретьен: «счастье людей:
заключается, главным образом, в богатстве, а богатство — в работе».

Кроме сельского хозяйства, в своем исследовании устройства общества
Монкретьен обращался и к изучению промышленности и торговли. С тех пор как
обмен стал основой большей части производительного труда, продавцы и
«купцы» начали играть центральную координирующую роль. Прибыль, будучи их
основным стимулом, должна была поощряться и находиться под защитой
(государства):
купцы более чем полезны, а их забота о доходе, которая осуществляется в
работе и промышленности, создает/является причиной большой части
общественного богатства. По этой причине, должно им простить любовь к
выгоде и стремление к ней.

Из этого естественно вытекает заявление меркантилистов о необходимости
помощи государства в повышении благосостояния наций. В первый раз
подчеркнув тесную взаимосвязь политики и экономики, именно Монкретьен
окрестил политической экономией труд, включающий несложные доказательства,
о том как производится, распределяется и обменивается богатство нации, и
которые систематически были изучены лишь полтора века спустя.

В качестве самостоятельной области знаний об экономической науке можно
говорить, начиная лишь с XVI-XVIII вв. И первые попытки теоретически, т.е.
в виде определенной системы взглядов, описать хозяйственную деятельность
связаны с идеями школы меркантилистов. Меркантилизм как теория широко
распространился в Европе и прошел два этапа в своем развитии. Среди самых
известных меркантилистов надо назвать англичан Т. Мена и У. Стаффорда,
французов Ф. Кольбера и А. Монкретьена, итальянца А. Скаруффи, испанца
Серру, русских А. Ордын-Нащокина и И. Посошкова. Меркантилисты отражали
идеологию нарождающейся буржуазии в эпоху первоначального накопления
капитала, поэтому попытались исследовать проблему — что есть богатство
общества и как его можно увеличить. Отвечая на этот вопрос, они приходят к
выводу, что богатство — это деньги (золото и серебро), а источником его
получения считали прежде всего внешнюю торговлю. Поэтому меркантилисты
сосредоточились на изучении уже чисто экономических явлений: внешней
торговли и торгового баланса, денег и уровня процента. Идеи меркантилизма
стали основой и экономической политики, которая сводилась к мерам
протекционизма и проводилась практически всеми странами. Однако
меркантилизм не стал научной теорией, поскольку изучал внешние
хозяйственные формы, ограничиваясь описанием видимости их проявления.

Подлинно научной теорией политическая экономия (этот термин для
экономических знаний ввел в научный оборот меркантилист А. Монкретьен,
издав в 1615 г. «Трактат о политической экономии») становится в трудах и
идеях представителей классической школы буржуазной политэкономии, которая
складывается в XVII-XVIII вв.. Наиболее известными из них были У. Петти
(1623-1687 г.), Ф. Кенэ (1694-1774 г.), А. Смит (1723-1790 г.), Д. Рикардо
(1772-1823 г.). Их заслуга состояла прежде всего в том, что они первыми и
действительно с научной позиции, применив методологию логической
абстракции, рассматривали развитие общества как закономерный процесс, с
присущими ему внутренними законами, поэтому они старались проникнуть в
сущность экономических процессов и явлений, а не ограничивались только их
внешним описанием. Несомненной заслугой классика буржуазной политэкономии,
является перенесение исследования происхождения богатства из сферы обмена в
сферу производства. И хотя этот вопрос рассматривался у классика по-разному
(так, школа физиократов во главе с Ф. Кенэ в качестве создающей богатство
отрасли рассматривала только сельскохозяйственное производство), но все они
правильно определяют главную сферу обогащения — материальное производство.
Это объективно отражало интересы усиления экономического и политического
господства буржуазии, которая тогда несла с собой новые, прогрессивные
отношения.

Меркантилисты (Т. Мен в Англии, А. Монкретьен и Ж.Б. Кольбер во Франции)
считали, что доход создается в сфере обращения, а богатство нации
заключается в деньгах – золоте и серебре. Поэтому они ставили цель
экономической политики государства – всеми способами привлекать в страну
эти металлы. Источником богатства, по их мнению, являлась внешняя торговля.

Меркантилизм возник в преддверии и во время великих географических
открытий, захвата колоний, роста влияния городов и делился на ранний и
поздний (первый – до середины XVI в., второй – середины XVII – начало XVIII
в.). Главным в раннем меркантилизме являлась теория денежного баланса,
направленная на увеличение золота и серебра в стране законодательным путем.
В целях удержания денег запрещался их вывоз за границу, все денежные суммы,
вырученные от продажи, иностранные купцы были обязаны истратить на покупку
местных товаров. Для позднего меркантилизма характерна система активного
торгового баланса, который обеспечивался путем вывоза национальных товаров
за рубеж. При этом выдвигалось требование: вывозить больше, чем ввозить.

Разложение феодализма и становление капитализма обусловило возникновение
самостоятельной науки – политической экономии.

Источник: «The new Palgrave a Dictionary of Economics». Ed. by J. Eatwell,
M. Milgate, P. Newman. Перевод О. Куликовой

Жан-Батист Кольбер (Colbert) — знаменитый французский государственный деятель, сын достаточного купца в Реймсе, родился в 1619 году. Получив доступ на государственную службу, вскоре обратил на себя внимание Мазарини, назначившего его своим управляющим. На этом посту Кольбер с такой ревностью и изобретательностью отстаивал интересы своего патрона, что тот усердно рекомендовал его Людовику XIV. Молодой король назначил Кольбера интендантом финансов. В этой должности Кольбер открыл ряд злоупотреблений главного интенданта Фукэ и сделался в 1661 году его фактическим, хотя и не номинальным преемником; лишь восемь лет спустя он был государственым министром. В то же время он был главным интендантом королевских построек, изящных искусств и фабрик. Он работал до пятнадцати часов ежедневно, не обращал внимания на придворный мир и мнения света, ходил пешком к королю и т. п. Не зная увлечений, он однако, обладал широким кругозором, привык ставить себе высокие цели, но в то же время был упрям, суров до жестокости и, в общем, проникнут неправильными политико-экономическими воззрениями своего времени. Прежде всего, он обратил внимание на злоупотребления в финансовых делах. Особая судебная палата занялась расследованием их и поступала с виновными без малейшего снисхождения. Откупщики налогов, фискальные чиновники и т.п. были обложены громадным штрафом; менее высоко стоявшие преступники приговаривались к смерти. В 1662 и 1663 годах у этих финансистов было отобрано более 70 миллионов ливров, когда в 1669 году упомянутая судебная палата была распущена, она успела доставить казне от 500 человек 110 миллинов ливров, т. е. около 650 миллионов нынешних франков. Жестокость Кольбера в этой мере уравновешивалась уменьшением прямого налога (taille), лежавшего на низших классах населения. Другой мерой было уменьшение государственного долга. Некоторые займы, под предлогом, что король при заключении их был обманут, просто перестали погашаться. В то же время, насильственно брались обратно государственные земли, иногда веками назад проданные или раздаренные, — по покупной их цене, без внимания к изменившейся ценности денег. Из дворянских титулов, имевших во Франции значительную финансовую ценность, так как владельцы их не платили податей, — все, приобретенные за последние 30 лет, были просто кассированы. Правилом Кольбера было — за счет богатых облегчать повинности бедных. Вследствие этого, он стоял за косвенные налоги, платимые всеми подданными, между тем, как прямое обложение касалось лишь непривилегированных. В 1664 году Кольберу удалось провести отмену внутренних таможен между северными и южными провинциями. По отношению к промышленности и торговле, он с самого начала был протекционистом, сторонником системы покровительства и контроля за промышленностью и торговлей со стороны государства. Кольбер не изобрел системы, впоследствии названной по его имени кольбертизмом, но он ее последовательно проводил во всех своих начинаниях. Главной целью его были увеличение вывоза, уменьшение ввоза, и в результате этого — увеличение притока денег в страну. Все виды промышленности были организованы в строгие корпорации, в которых род приготовления товаров устанавливался строгими регламентами при строгих взысканиях ослушникам. С большими затратами привлекались в страну иностранные фабриканты и рабочие и, если и пострадали уже на первых порах земледелие и скотоводство, зато рост промышленной деятельности был несомненен. Кольбер является как бы создателем французского военного флота, так как он, с одной стороны, ввел матросскую повинность, с другой — увеличил число военных судов до 300, наконец, издал образцовую для того времени инструкцию для флота. Набор для флота производился, однако, мерами весьма жестокими, много содействовавшими неудовольствию народа на Кольбера; в виду необходимости экипажа для галер, некоторое время все провинности наказывались ссылкой на галеры. Финансовые меры Кольбера суровым своим характером были обязаны дорогим, требовавшим громадных затрат, войнам Людовика. Из-за этих войн ему пришлось сделать займов на сумму до 260 миллионов ливров, и лишь благодаря искусству Кольбера и частым конверсиям, в конце его карьеры сумма процентов, уплачивавшихся государственным кредиторам, была не более, чем при начале войн. Зато сильно были увеличены косвенные налоги, притом они сделаны были менее выгодны для откупщиков. Большие суммы понадобились государству для премий фабрикантам, на поощрение отечественной промышленности. В 1667 году был издан новый таможенный тариф, до такой степени увеличивший взимавшиеся с иностранных товаров пошлины, что они почти равнялись запрету, Ответные меры других государств вызвали ряд насилий. В 1670 году папа силой оружия был принужден отменить введенные им, по примеру Кольбера, охранительные пошлины. Регламентация производств в самой Франции все росла. Был запрещен вывоз из Франции сырых продуктов, что нанесло последний удар земледелию. Поднятию сельского хозяйства не в состоянии было принести помощь введение культуры шелковичных червей и выписка улучшенных пород скота. Новые отрасли фабричного труда часто оказывались убыточными и вели за собою банкротства. Эдикт 1673 года назначал для злостных банкротов смертную казнь. Зато преуспевала морская торговля французов, до Кольбера совершенно незначительная. Гавани были исправлены и улучшены, назначена премия за постройку новых судов или за покупку судов за границей. Иностранные суда были при входе и выходе из французских гаваней обложены пошлиной, эти меры особенно подняли торговлю Марселя с Левантом, вывоз из Франции перестал быть монополией голландцев, у англичан было отнято нераздельное владение португальской торговлей, и французский торговый флот сделался третьим в миpе. Кольбер покровительствовал различным торгово-морским компаниям. Вест-Индская компания приобрела монополию в торговле с Америкой. Основана была Ост-Индская компания, почти насильственно заставляли к ней присоединяться судебные палаты и городские магистраты, а правительство дало ей в беспроцентную ссуду три миллиона и ряд привилегий (1664). Колонизация Мадагаскара должна была сделаться главной целью этого общества. Одновременно были основаны другие колонии для севера, Леванта, Сенегала, Пиреней. Неумелое руководительство из метрополии повело за собой неудачу многих из этих начинаний, но все-таки к концу карьеры Кольбера Франции принадлежала если и не наиболее цветущая, зато наиболее обширная часть европейских колоний. В эпоху смерти Кольбера Франции принадлежали: Канада, Луизиана, т. е. весь бассейн Миссисиппи, из Вест-Индских островов острова: Святого Креста, Святого Варфоломея, Гваделуппа, Сан-Доминго и др., остров Тобаго и часть Гаити; в Южной Америке — Гвиана, часть берега в северо-запападной Африке, в Ост-Индии — Пондишери и Чандернагор. Все эти владения эксплуатировались исключительно в пользу метрополии. Для путей сообщения Кольбер сделал чрезвычайно много. При нем был закончен (1681) громадный Лангедокский канал, начатый в 1664 году. Шоссейным дорогам ежегодно давалось 650000 ливров, т.е. на нынешние деньги около 4 миллиона франков. Прекрасное состояние этих дорог было одним из могущественнейших средств полной государственной централизации. Для достижения последней Кольбер передал главную административную власть интендантам, оставив за прежними губернаторами из высшей знати одно лишь представительство. Парламенты также были сильно стеснены. 24 февраля 1673 года был издан ордонанс, раз навсегда запретивший парламентам производить какие-либо изменения и ограничения и т. п. при записи распоряжений короля. Одновременно и все законодательство, и распоряжение обложением перешло целиком в руки короля и Кольбера. Педантическая регламентация, тирания правительства во всех мелочах жизни сильно ожесточили население против Кольбера. В Голландии печатались массами памфлеты против него, но направлению политики его они не в состоянии были помешать. Действуя от имени короля Кольбер, несмотря на плебейское свое происхождение, легко мог сломить и противодействие аристократии, где оно еще давало себя чувствовать. С клиром Кольбер вел постоянную борьбу за права государства. Численность духовенства он тщетно пытался уменьшить; зато ему удалось из 44 менее важных церковных праздников добиться отмены 17. Кольбер ревностно старался содействовать поднятию искусств и наук. В 1663 году им была основана Академия надписей, 3 года позже Академия наук и в 1667, 1671 и 1672 годах Академия пластических искусств и музыки. Он увеличил королевскую библиотеку, ботанический сад, устроил и снабдил средствами обсерваторию, ввел размежевание земли и снаряжал экспедиции ученых, особенно натуралистов. Разорительные войны уничтожили плоды его долголетних трудов и ему пришлось под конец жизни узнать несовместимость экономической системы с внешней политикой Людовика. Когда он, сломленный этой неудачей, борьбой с Лувуа и почти в немилости у короля, умер 6 сентября 1683 года, народ, ожесточенный тяжкими налогами, напал на похоронное шествие и военной силе пришлось охранять от народной злобы его гроб.

Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. «Энциклопедический словарь»

Cлайд 1

Cлайд 2

Антуан де Монкретьен Человека, который впервые ввел в социально-экономическую литературу термин политическая экономия, звали Антуан Монкретьен, сьер де Ваттевиль. (Полити ческая эконо мия, политэконо мия — одна из общественных наук, предметом которой являются производственные отношения и законы, управляющие их историческим развитием.)

Cлайд 3

Биография Он был небогатым французским дворянином времен Генриха IV и Людовика XIII. Поэт, дуэлянт, изгнанник, приближенный короля, мятежник и государственный преступник, он кончил жизнь под ударами шпаг и в дыму пистолетных выстрелов, попав в засаду, устроенную врагами. Впрочем, такой конец был для мятежника удачей, потому что, будь он захвачен живым, не миновать бы ему пыток и позорной казни. Даже его тело по приговору суда было подвергнуто поруганию: кости раздроблены железом, труп сожжен и пепел развеян по ветру. Монкретьен был одним из руководителей восстания французских протестантов (гугенотов) против короля и католической церкви.

Cлайд 4

Получив хорошее для своего времени образование, Монкретьен в 20 лет решил сделаться писателем и опубликовал трагедию в стихах на античный сюжет. За ней последовало несколько других драматических и поэтических произведений. Известно также, что он сочинял “Историю Нормандии”. В 1605 г., конца Монкретьен был уже известным писателем, он был вынужден бежать в Англию после дуэли, которая закончилась смертью противника.

Cлайд 5

Четырехлетнее пребывание в Англии сыграло в его жизни такую же роль, как через несколько десятилетий в жизни Петти — пребывание в Голландии: он увидел страну с более развитым хозяйством и более развитыми буржуазными отношениями. Монкретьен начинает живо интересоваться торговлей, ремеслами, Экономической политикой. Глядя на английские порядки, они мысленно примеряет их к Франции. Возможно, для его дальнейшей судьбы имело значение то обстоятельство, что в Англии он встретил много французских эмигрантов-гугенотов. Большинство из них были ремесленники, многие весьма искусные Монкретьен увидел, что их труд и мастерство принесли Англии немалую выгоду, а Франция, понудив их к эмиграции, понесла большую потерю.

Cлайд 6

Во Францию Монкретьен вернулся убежденным сторонником развития национальной промышленности и торговли, защитником интересов третьего сословия. Свои новые идеи он начал осуществлять на практике. Женившись на богатой вдове, он основал мастерскую скобяного товара и стал сбывать свой товар в Париже, где у него был свой склад. Но главным его занятием была работа над “Трактатом”. Несмотря на громкое название, он писал сугубо практическое сочинение, в котором пытался убедить правительство в необходимости всестороннего покровительства французским промышленникам и купцам. Монкретьен выступает за таможенный протекционизм — высокие пошлины на иностранные товары, чтобы их ввоз не мешал национальному производству. Он прославляет труд и поет необычную для своего времени хвалу классу, который он считал главным создателем богатства страны: “Добрые и славные ремесленники чрезвычайно полезны для своей страны; я осмелюсь сказать, что они необходимы и должны пользоваться почтением”.

Cлайд 7

Свой труд, который он посвятил молодому королю Людовику XIII и королеве-матери, Монкретьен сразу после выхода в свет представил хранителю государственной печати (министру финансов). По-видимому, верноподданническая по форме, книга была сначала принята при дворе неплохо. Автор ее стал играть известную роль как своего рода экономический советник, а в 1617 г. занял пост градоначальника в городе Шатильон-на-Луаре. Вероятно, в это время он получил дворянство. Когда Монкретьен перешел в протестантство и как он оказался в рядах повстанцев-гугенотов, неизвестно. Возможно, он разочаровался в надеждах на активное и реальное осуществление его проектов королевским правительством и был возмущен, видя, что оно вместо этого раздувает пожар новой религиозной войны. Может быть, он пришел к выводу, что сложившимся у него принципам больше соответствует протестантизм, и, будучи человеком решительным и смелым, поднял за него оружие.

Cлайд 8

Прошло почти 300 лет, прежде чем доброе имя Монкретьена было восстановлено, а почетное место в истории экономической и политической мысли прочно закреплено за ним. Теперь ясно, что его трагическая судьба не случайна. Участие в одном из гугенотских мятежей, которые были в известной мере формой классовой борьбы бесправной французской буржуазии против феодально-абсолютистского строя, оказалось закономерным исходом жизни этого простолюдина по рождению (отец его был аптекарь), дворянина по случаю, гуманиста и воина по призванию.

Cлайд 9

Cлайд 10

В “Трактате”, следуя духу времени, он то и дело ссылается на них. Несомненно, ему было известно, какой смысл слова экономия и экономика имели у Ксенофонта и Аристотеля У писателей XVII в. эти слова по-прежнему означали еще домоводство, управление семьей и личным хозяйством Немного позже Монкретьена один англичанин опубликовал книгу под названием “Наблюдения и советы экономические”. Автор определял экономию как “искусство хорошего управления домом и состоянием” и занимался, например, такой проблемой, как выбор джентльменом подходящей жены. Согласно его “экономическому” совету, следует выбирать в супруги даму, которая “будет столь же полезной днем, сколь приятной ночью”. Главная заслуга Монкретьена, конечно, не в том, что он дал своей книге такой удачный титульный лист. Это было одно из первых во Франции и в Европе сочинений, специально посвященное экономическим проблемам. В нем выделялся и ограничивался особый предмет исследования, отличный от предмета других общественных наук. Французский экономист, автор термина «политическая экономия», Монкретьен был одним из видных представителей меркантилизма. Он мыслил хозяйство страны прежде всего как объект государственного управления. Источником богатства страны и государства (короля) он считал внешнюю торговлю, особенно вывоз промышленных и ремесленных изделий. Основной труд Монкретьена «Трактат политической экономии» (1615). Это было одно из первых во Франции и в Европе сочинений, специально посвященное экономическим проблемам. В нем выделялся и ограничивался особый предмет исследования, отличный от предмета других общественных наук.

Замечание 1

Антуан Монкретьен де Ваттевиль (1576 – 1621) родился в небогатой дворянской семье аптекаря во французской коммуне Фалез (Нижняя Нормандия).

Монкретьен в раннем возрасте осиротел, однако это не помешало ему получить хорошее для того времени образование. За свою относительно недолгую жизнь (он погиб в возрасте 45 или 46 лет) Монкретьен занимался литературным творчеством (был писателем, драматургом, поэтом, переводчиком), изучал историю (ему принадлежит исторический труд «История Нормандии»), политику, экономику.

Отзывы современников являются главным источником биографических данных о Монкретьене, и в большинстве случаев современники были его недоброжелателями. Они характеризовали его как приближенного короля, изгнанника, мятежника, государственного преступника, разбойника, фальшивомонетчика. Во избежание наказаний Монкретьен бежал из Франции в Англию, но спустя несколько лет вернулся.

По данным современников Монкретьен руководил восстанием гугенотов (французских протестантов) против короля и католической церкви. Монкретьена обвиняли также в том, что он, будучи низким корыстолюбцем, якобы принял протестант¬скую религию ради выгоды и женитьбы на богатой вдове-гугенотке.

Бурный образ жизни Монкретьена привел к его гибели в ходе мятежа. По приговору суда его тело было раздроблено и сожжено, а пепел развеян по ветру.

Вклад в экономику

Четыре года находясь в Англии, Монкретьен увидел в этой стране более экономически развитую державу и более развитые буржуазные отношения. Его начинает интересовать торговля, ремесла, экономическая политика.

В Англии Монкретьен повстречался со многими французскими эмигрантами-гугенотами, большинство из которых были искусными ремесленниками. Монкретьен заметил, что их труд и мастерство экономически выгодны Англии, а Франция понесла экономические потери, понудив гугенотов к эмиграции.

Глядя на английскую экономику, Монкретьен мысленно примерял эти особенности к Франции, поэтому в родную страну он вернулся убежденным сторонником развития национальной торговли и промышленности, а также защиты интересов торговцев и промышленников.

Вернувшись во Францию, Монкретьен оставил прежние занятия и начал реализовывать на практике свои новые идеи. Он женился на богатой вдове и основал в Шатийон-на-Марне мастерскую по производству ножевых изделий. Свой товар он продавал в Париже. Однако главным его занятием стала работа над «Трактатом политической экономии» , который вышел в 1615 году. Данная работа и принесла ему известность в качестве экономиста, однако произошло это по истечении почти 300 лет, поскольку этот труд был забыт из-за недоброй репутации его создателя.

«Трактат» представляет собой сугубо практическое сочинение, в котором автор пытался убедить правительство страны в необходимости всестороннего покровительства французским промышленникам и торговцам. Монкретьен выступал за введение высоких таможенных пошлин на иностранные товары. Таможенный протекционизм, по его мнению, был необходим для защиты национального производства от иностранных товаров. При этом Монкретьен выступал за «естественное богатство, то есть производство сельскохозяйственной продукции.

Поделись статьей:

Похожие статьи

Политология Примеры вопросов Итоговый тест

Основателями теории политических систем в политической науке считаются:

Т. Парсонс и К. Маркс

М. Вебер и С. Хантингтон

Д. Истон и Г. Алмонд

П. Сорокин и Т. Парсонс

 

Политическое сознание — это:

абстрактная реальность

часть политической системы

категория социологии

фактор, не связанный с политикой

все ответы верны

 

Принципом политической науки не является:

научность

объективность

конкретность

историзм

партийность

 

В англо-американской политической системе (по Г. Алмонду) преобладают ценности:

благосостояния

свободы

безопасности

разделения властей

все ответы верны

 

Наиболее верным утверждением является:

политика — это концентрированное выражение экономики

политика обладает значительной самостоятельностью

политика не зависит от экономического строя общества

политика оказывает воздействие на экономику и в то же время зависима от экономики

все ответы неверны

 

При президентской форме правления президент:

может распустить парламент

не имеет право распустить парламент

может выразить вотум недоверия парламенту

не имеет право назначать правительство

все ответы верны

 

К особенностям политики не относится:

влияние на все сферы жизни общества

ее динамизм

ее неизменный характер

большая роль субъективного фактора

зависимость от других сфер жизни общества

 

Основоположником патриархальной теории происхождения государства является:

Платон

Аристотель

Гоббс

Л. Гунплович

И. Кант

 

Неправительственные организации в политической системе общества — это:

парламентские комиссии

государственные комитеты

общественные организации и объединения

правящие политические партии

все ответы верны

 

Харизматический тип власти выделил:

Г. Лассуэлл

М. Дюверже

К. Маркс

М. Вебер

Р. Дарендорф

 

При политико-правовом рассмотрении нация отождествляется с:

сообществом граждан того или иного государства

религиозной общностью

кровным родством

языковой принадлежностью

культурным единством

 

К представителям утопической политической мысли относятся

Ш. Фурье, т. мор. Ш.-Л. Монтескье

Т. Гоббс, Дж. Локк. Т. Кампанелла

Р. Оуэн, т. Мор, Т. Джефферсон

Т. Кампанелла. Т. Мор. Р. Оуэн

Т. Кампанелла. Р. Оуэн. Т. Гоббс

 

Взгляды Т. Гоббса, Д.Локка. Ж.Ж.Руссо совпадают в обосновании:

критическом отношении к человеку

морально-этическом подходе к политике

обожествлении политики

теории общественного договора

отрицании политики

 

Наилучшей формой государства Т. Гоббс считал:

конституционную монархию

абсолютную монархию

республику

теократию

олигархию

 

К функциям политической системы не относится;

один из ответов неправильный

контроль государства за личной жизнью граждан

забота о росте благосостояния граждан

регулирование основных сфер жизнедеятельности общества

обеспечение безопасности государства и общества

 

Политические системы бывают:

правильного ответа нет

дальние и ближние

опосредованные и непосредственные

открытые и закрытые

прямые и косвенные

 

Центральным звеном политической системы общества является:

церковь

государство

малая социальная группа

семья

гражданское общество

 

Политическое учение К. Маркса — это учение о:

социальной стратификации

классовом мире между буржуазией и пролетариатом

социальной мобильности

вечности капиталистической формации

классовой борьбе, социалистической революции и диктатуре пролетариата

 

Национальный суверенитет означает совокупность прав нации на:

самостоятельный политический курс

свободный выбор социального строя

экономическую независимость

целостность территории

все ответы верны

 

Этносом принято считать общность людей:

религиозную

культурную

все ответы верны

языковую

территориальную

 

Основными видами «входа»  в политическую систему являются:

программы развития общества и их реализация

требования к власти и ее поддержка

законы и конституция

методы осуществления политической власти

все ответы верны

 

Понятие «Политическая система» в политологию ввел:

М. Вебер

Д. Истон

С. Хантингтон

Дж. Пауэлл

Г. Алмонд

Меркантилизм — Econlib

Меркантилизм — это экономический национализм с целью построения богатого и могущественного государства. Адам Смит ввел термин «торговая система» для описания системы политической экономии, которая стремилась обогатить страну путем ограничения импорта и поощрения экспорта. Эта система доминировала в экономической мысли и политике Западной Европы с шестнадцатого до конца восемнадцатого веков. Предполагается, что целью этой политики было достижение «благоприятного» торгового баланса, который принесет в страну золото и серебро, а также поддержание внутренней занятости.В отличие от сельскохозяйственной системы физиократов или невмешательства в жизнь девятнадцатого и начала двадцатого веков, торговая система служила интересам торговцев и производителей, таких как Британская Ост-Индская компания, деятельность которой защищалась или поощрялась государством.

Наиболее важным экономическим обоснованием меркантилизма в шестнадцатом веке была консолидация региональных центров власти феодальной эпохи большими, конкурентоспособными национальными государствами.Другими факторами, способствовавшими этому, были создание колоний за пределами Европы; рост европейской торговли и промышленности по сравнению с сельским хозяйством; увеличение объема и широты торговли; и увеличение использования металлических денежных систем, особенно золота и серебра, по сравнению с бартерными операциями.

В период меркантилизма военные конфликты между национальными государствами были более частыми и обширными, чем когда-либо в истории. Армии и флот главных героев больше не были временными силами, созданными для решения конкретной угрозы или цели, а были постоянными профессиональными силами.Основная экономическая цель каждого правительства заключалась в том, чтобы получить достаточное количество твердой валюты для поддержки вооруженных сил, которые могли бы сдерживать атаки других стран и способствовать своей территориальной экспансии.

Большая часть меркантилистской политики была результатом отношений между правительствами национальных государств и их меркантильными классами. В обмен на уплату сборов и налогов для поддержки армий национальных государств торговые классы побуждали правительства проводить политику, которая защищала бы их деловые интересы от иностранной конкуренции.

Эти политики принимали разные формы. Внутри страны правительства будут предоставлять капитал новым отраслям, освобождать новые отрасли от правил гильдии и налогов, устанавливать монополии на местных и колониальных рынках и предоставлять титулы и пенсии успешным производителям. В торговой политике правительство помогало местной промышленности, вводя тарифы, квоты и запрещая импорт товаров, которые конкурировали с местными производителями. Правительства также запретили экспорт инструментов и основного оборудования и эмиграцию квалифицированной рабочей силы, что позволило бы зарубежным странам и даже колониям родной страны конкурировать в производстве промышленных товаров.В то же время дипломаты призвали иностранных производителей переехать в собственные страны дипломатов.

Судоходство было особенно важным в период торговли. С ростом колоний и доставкой золота из Нового Света в Испанию и Португалию контроль над океанами стал считаться жизненно важным для национальной мощи. Поскольку корабли можно было использовать в торговых или военных целях, правительства той эпохи создали сильную торговую флотилию. Во Франции Жан-Батист Кольбер, министр финансов при Людовике XIV с 1661 по 1683 год, увеличил портовые пошлины на иностранные суда, заходящие во французские порты, и предоставил награды французским судостроителям.

В Англии Закон о мореплавании 1651 г. запрещал иностранным судам заниматься прибрежной торговлей в Англии и требовал, чтобы все товары, импортируемые с европейского континента, перевозились либо на английском судне, либо на судне, зарегистрированном в стране происхождения товаров. Наконец, вся торговля между Англией и ее колониями должна была осуществляться либо на английских, либо на колониальных судах. Основной закон 1663 года расширил действие Закона о мореплавании, потребовав, чтобы весь колониальный экспорт в Европу вывозился через английский порт перед реэкспортом в Европу.Судоходная политика Франции, Англии и других держав была направлена ​​в первую очередь против голландцев, которые доминировали в морской торговле в шестнадцатом и семнадцатом веках.

В эпоху меркантилизма часто предполагали, если не верили, что основным преимуществом внешней торговли является ввоз золота и серебра. Согласно этой точке зрения, выгоды для одной страны были сопоставимы с затратами для других стран, которые экспортировали золото и серебро, и не было чистой прибыли от торговли.Для стран, почти постоянно находящихся на грани войны, истощение друг друга ценного золота и серебра считалось почти таким же желательным, как и прямые выгоды от торговли. Адам Смит опроверг идею о том, что богатство нации измеряется размером казны в своем знаменитом трактате «Богатство народов», , книге, которая считается основой современной экономической теории. Смит сделал ряд важных критических замечаний в адрес меркантилистской доктрины. Во-первых, он продемонстрировал, что свободная торговля приносит пользу обеим сторонам.Во-вторых, он утверждал, что специализация в производстве позволяет добиться экономии за счет масштаба, что повышает эффективность и рост. Наконец, Смит утверждал, что сговор между правительством и промышленностью вреден для населения в целом. В то время как меркантилистская политика была направлена ​​на пользу правительству и коммерческому классу, доктрины laissez-faire или свободных рынков, которые возникли у Смита, интерпретировали экономическое благосостояние в гораздо более широком смысле, охватывая все население.

В то время как публикация Богатство народов обычно считается завершением эпохи меркантилизма, доктрины невмешательства в рыночную экономику также отражают общее разочарование в империалистической политике национальных государств. Наполеоновские войны в Европе и Война за независимость в Соединенных Штатах ознаменовали конец периода военной конфронтации в Европе и меркантилистской политики, которая ее поддерживала.

Несмотря на эту политику и войны, с которыми она была связана, период меркантилизма был периодом в целом быстрого роста, особенно в Англии.Отчасти это связано с тем, что правительства не очень эффективно проводили политику, которую они поддерживали. Например, правительство могло запретить импорт, но у него не хватало ресурсов, чтобы остановить контрабанду, которую может создать запрет. Кроме того, разнообразие новых продуктов, созданных во время промышленной революции, затрудняло проведение в жизнь промышленной политики, связанной с доктриной меркантилизма.

К 1860 году Англия устранила последние остатки меркантильной эпохи.Промышленное регулирование, монополии и тарифы были отменены, а эмиграция и экспорт машин были освобождены. Во многом благодаря своей политике свободной торговли Англия стала доминирующей экономической державой в Европе. Успех Англии как производственной и финансовой державы в сочетании с США как развивающейся сельскохозяйственной державой привели к возобновлению протекционистского давления в Европе и гонке вооружений между Германией, Францией и Англией, которая в конечном итоге привела к Первой мировой войне.


Протекционизм
оставался важным в межвоенный период. Первая мировая война разрушила международную валютную систему, основанную на золотом стандарте. После войны манипулирование обменным курсом было добавлено в правительственные списки торгового оружия. Страна может одновременно снизить международные цены на свой экспорт и увеличить цену импорта в местной валюте, обесценив свою валюту по отношению к валютам своих торговых партнеров. Эта «конкурентная девальвация» практиковалась многими странами во время Великой депрессии 1930-х годов и привела к резкому сокращению мировой торговли.

Ряд факторов привели к возрождению меркантилистской политики после Второй мировой войны. Великая депрессия породила сомнения в эффективности и стабильности экономики свободного рынка, а зарождающийся корпус экономической мысли, начиная от кейнсианской антициклической политики и кончая марксистскими централизованно планируемыми системами, предоставил правительствам новую роль в управлении экономическими делами. Кроме того, партнерство военного времени между правительством и промышленностью в Соединенных Штатах создало отношения — военно-промышленный комплекс, согласно Дуайту Д.Слова Эйзенхауэра — это также поощрило активистскую политику правительства. В Европе нехватка долларов после войны побудила правительства ограничить импорт и заключить двусторонние торговые соглашения, чтобы сэкономить на скудных валютных ресурсах. Эта политика серьезно ограничила объем внутриевропейской торговли и препятствовала процессу восстановления в Европе в послевоенный период.

Экономическая мощь Соединенных Штатов, однако, обеспечила стабильность, позволившую миру выйти из послевоенного хаоса в новую эру процветания и роста.План Маршалла обеспечил американские ресурсы, которые позволили преодолеть острейшую нехватку долларов. Бреттон-Вудское соглашение установило новую систему относительно стабильных обменных курсов, которая способствовала свободному перемещению товаров и капитала. Наконец, подписание ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле) в 1947 году ознаменовало официальное признание необходимости установления международного порядка многосторонней свободной торговли.

Эра меркантилизма прошла. Современные экономисты принимают идею Адама Смита о том, что свободная торговля ведет к международной специализации труда и, как правило, к большему экономическому благосостоянию всех стран.Но некоторая меркантилистская политика продолжает существовать. Действительно, всплеск протекционистских настроений, начавшийся с нефтяного кризиса в середине 1970-х и расширившийся с глобальной рецессией в начале 1980-х, заставил некоторых экономистов заклеймить современное проэкспортное и антиимпортное отношение как «неомеркантилизм». С момента вступления в силу ГАТТ в 1948 году восемь раундов многосторонних торговых переговоров привели к значительной либерализации торговли промышленными товарами, подписанию Генерального соглашения по торговле услугами (ГАТС) в 1994 году и созданию Всемирного торгового центра. Организация (ВТО) по обеспечению соблюдения согласованных правил международной торговли.Однако существуют многочисленные исключения, приводящие к дискриминационным антидемпинговым действиям, компенсационным пошлинам и чрезвычайным защитным мерам, когда импорт внезапно угрожает нарушить или «несправедливо» конкурировать с отечественной промышленностью. Торговля сельскохозяйственной продукцией по-прежнему сильно защищена квотами, субсидиями и тарифами и является ключевой темой в повестке дня девятого (Дохинского) раунда переговоров. А законы о каботаже, такие как Закон США Джонса, принятый в 1920 году и успешно защищавший от либерализирующих реформ в 1990-х годах, являются современным аналогом английских законов о мореплавании.Закон Джонса требует, чтобы все суда, перевозящие грузы между портами США, были построены, принадлежали и зарегистрированы в США.

Современные меркантилистские практики происходят из того же источника, что и меркантилистская политика шестнадцатого-восемнадцатого веков. Группы, обладающие политической властью, используют эту власть, чтобы обеспечить вмешательство правительства для защиты своих интересов, заявляя при этом, что они ищут выгоды для нации в целом. В своей недавней интерпретации исторического меркантилизма Роберт Б. Экелунд и Роберт Д.Толлисон (1997) сосредоточился на стремлении к привилегиям монархов и торговцев. Торговые правила защищали привилегированное положение монополистов и картелей, которые, в свою очередь, приносили доход монарху или государству. Согласно этой интерпретации, причина того, что Англия была настолько процветающей в эпоху меркантилизма, заключалась в том, что меркантилизм не применялся должным образом. Парламент и судьи по общему праву соревновались с монархическими и королевскими судами за долю в прибыли от монополии или картеля, созданной меркантилистскими ограничениями на торговлю.Это сделало менее целесообразным искать и обеспечивать соблюдение меркантилистских ограничений. Напротив, усиление монархической власти и неопределенность прав собственности во Франции и Испании сопровождались замедлением роста и даже стагнацией в этот период. А различные законы о каботаже можно рассматривать как эффективный инструмент для контроля торговых картелей. Согласно этой точке зрения, создание ВТО будет иметь либерализующий эффект, если ему удастся повысить издержки или уменьшить выгоды для тех, кто стремится к коммерческой прибыли за счет торговых ограничений.

Из ложных постулатов меркантилизма, которые сохраняются и сегодня, наиболее пагубной является идея о том, что импорт снижает внутреннюю занятость. Профсоюзы использовали этот аргумент для оправдания защиты от импорта из стран с низкой заработной платой, и в политических кругах и в средствах массовой информации было много споров о последствиях перевода рабочих мест в секторе услуг для занятости в стране. Многие противники утверждали, что офшоринг услуг ставит под угрозу рабочие места в США. Хотя это действительно угрожает некоторым рабочим местам в США, однако в целом это не ставит под угрозу рабочие места, а просто вызывает перераспределение рабочих мест между отраслями.Еще одна меркантилистская точка зрения, которая сохраняется сегодня, заключается в том, что дефицит текущего счета — это плохо. Когда страна испытывает дефицит по счету текущих операций, она либо заимствует средства, либо продает активы остальному миру для финансирования расходов на импорт, превышающих доходы от экспорта. Однако, даже когда это приводит к увеличению чистой внешней задолженности и связанных с ней будущих требований по обслуживанию долга, это будет способствовать экономическому благосостоянию, если расходы будут производиться на производственные цели, которые принесут большую прибыль, чем упущенная прибыль от активов, обмениваемых для финансирования расходов.Многие развивающиеся страны с высокими нормами прибыли на капитал имеют дефицит текущего счета в течение чрезвычайно длительного периода времени, в то же время демонстрируя быстрый рост и платежеспособность. Соединенные Штаты были одним из них на протяжении большей части девятнадцатого века, заимствуя у английских инвесторов для строительства железных дорог (см. Международные потоки капитала). Кроме того, устойчивые профициты могут в первую очередь отражать отсутствие жизнеспособных инвестиционных возможностей внутри страны или растущий спрос на деньги в быстро развивающейся стране, а не «меркантильное» накопление международных резервов за счет торговых партнеров.


Об авторе

Лаура ЛаХэй — адъюнкт-профессор Технологического института Иллинойса. С 2004 по 2005 год она была приглашенным научным сотрудником Иллинойского университета в Чикаго и профессором экономики с 1981 по 1990 год. В 1981 году она работала экономистом-исследователем в Генеральном соглашении по тарифам и торговле.


Дополнительная литература

Аллен, Уильям Р. «Меркантилизм». В книге Джона Итвелла, Мюррея Милгейта и Питера Ньюмана, ред., The New Palgrave: экономический словарь. Vol. 3. Лондон: Macmillan, 1987. Стр. 445–448.

Экелунд, Роберт Б. мл. И Роберт Д. Толлисон. Политизированные экономики: монархия, монополия и меркантилизм. College Station: Texas A&M University Press, 1997.

Хекшер, Эли. Меркантилизм. 2 тт. Лондон: Аллен и Анвин, 1934.

Магнуссон, Ларс. Меркантилизм: формирование экономического языка. Лондон: Рутледж, 1994.

Сальваторе, Доминик, изд. Новая протекционистская угроза мировому благосостоянию. Нью-Йорк: Северная Голландия, 1987.

Винер, Джейкоб. Исследования по теории международной торговли. Нью-Йорк: Харпер и братья, 1937.

Смит, Адам | Интернет-энциклопедия философии

Адама Смита часто называют отцом современного капитализма. Хотя это до некоторой степени точное описание, оно является чрезмерно упрощенным и опасно вводящим в заблуждение.С одной стороны, правда, что очень немногие отдельные книги оказали такое же влияние, как его Исследование природы и причин богатства народов . Его рассказы о разделении труда и свободной торговле, своекорыстии в обмене, ограничениях государственного вмешательства, ценах и общей структуре рынка — все это означает момент, когда экономика переходит к «современному». С другой стороны, « Богатство народов» , как ее чаще всего называют, — это не книга по экономике.Его предмет — «политическая экономия», гораздо более обширная смесь философии, политологии, истории, экономики, антропологии и социологии. Роль свободного рынка и поддерживающих его структур невмешательства — всего лишь два компонента более широкой теории человеческого взаимодействия и социальной истории.

Смит не был экономистом; он был философом. Его первая книга, The Theory of Moral Sentiments , стремилась описать естественные принципы, управляющие моралью, и способы, которыми люди познают их.То, как эти две книги сочетаются друг с другом, является одним из самых спорных вопросов в науке Смита и ключом к пониманию его аргументов о рынке и человеческой деятельности в целом. Исторически этот процесс осложняется так называемой «проблемой Адама Смита» — позицией, выдвинутой небольшим числом преданных своему делу ученых с конца девятнадцатого века, согласно которой две книги Смита несовместимы. Аргумент предполагает, что работа Смита по этике, которая предположительно предполагала альтруистическую человеческую мотивацию, противоречит его политической экономии, которая предположительно предполагала эгоизм.Однако большинство современных ученых-Смитов отвергают это утверждение, а также предполагаемое им описание учения Смита о мотивации человека.

Смит никогда не использует термин «капитализм»; он не получил широкого распространения до конца девятнадцатого века. Вместо этого он использует «коммерческое общество», выражение, которое подчеркивает его веру в то, что экономика — это только один компонент условий жизни человека. И хотя для Смита экономическая «сцена» нации помогает определить ее социальные и политические структуры, ему также ясно, что моральный облик народа является высшим мерилом его человечности.Таким образом, исследовать работу Смита — значит задать многие из великих вопросов, с которыми мы все боремся сегодня, в том числе те, которые подчеркивают взаимосвязь морали и экономики. Смит спрашивает, почему люди должны быть нравственными. Он предлагает модели того, как люди должны относиться к себе и другим. Он утверждает, что научный метод может привести к нравственным открытиям, и представляет план справедливого общества, которое заботится о своих наименее обеспеченных членах, а не только о тех, кто добился экономического успеха. Философия Адама Смита мало похожа на либертарианскую карикатуру, выдвинутую сторонниками рынка laissez faire, которые описывают людей исключительно как homo economicus.Для Смита рынок — это механизм морали и социальной поддержки.

Содержание

  1. Жизнь и влияния
    1. Ранняя жизнь и влияние
    2. Произведения Смита
  2. Теория моральных чувств
    1. Симпатия
    2. Беспристрастный наблюдатель
    3. Добродетели, долг и справедливость
  3. Исследование природы и причин богатства народов
    1. Богатство и торговля
    2. История и труд
    3. Политическая экономия
  4. Ссылки и дополнительная литература
    1. Работа Смита
    2. Дополнительные тома к изданию Glasgow
    3. Знакомство и произведения для широкой аудитории
    4. Книги, рекомендованные для специалистов

1.Жизнь и влияние

а. Ранняя жизнь и влияние

Адам Смит родился в июне 1723 года в Кирколди, портовом городе на восточном берегу Шотландии; точная дата неизвестна. Его отец, контролер и сборщик таможенных пошлин, умер, когда мать Смита была беременна, но оставила семью с достаточными ресурсами для их финансового благополучия. Юный Адам получил образование в местной приходской (уездной) школе. В 1737 году в возрасте тринадцати лет его отправили в Глазго-колледж, после чего он поступил в Балиол-колледж Оксфордского университета.Его положительный опыт в школе в Кирколди и Глазго, в сочетании с его отрицательной реакцией на профессоров в Оксфорде, по-прежнему будет оказывать сильное влияние на его философию.

В частности, Смит очень уважал своего учителя Фрэнсиса Хатчесона. Один из первых лидеров философского движения, ныне называемого шотландским Просвещением, Хатчесон был сторонником теории морального чувства, позиции, согласно которой люди выносят моральные суждения, используя свои чувства, а не свои «рациональные» способности.Согласно Хатчесону, чувство единства среди людей допускает возможность действий, ориентированных на других, даже если люди часто руководствуются личными интересами. Моральное чувство, которое является формой доброжелательности, вызывает чувство одобрения у тех, кто становится свидетелем нравственных поступков. Хатчесон выступал против этического эгоизма, представления о том, что люди должны в конечном итоге руководствоваться собственными интересами, даже когда они сотрудничают с другими в рамках общего проекта.

Термин «моральное чувство» был впервые введен в употребление сэром Энтони Эшли Купером, третьим графом Шефтсбери, чьи работы прочитал Смит и который стал центром дискуссии шотландцев, хотя сам он не был шотландцем.Хотя Шефтсбери не предлагал формальную теорию морального чувства, как Хатчесон, он описывает личное моральное обсуждение как «монолог», процесс самораздела и самоанализа, похожий по форме на замечания Гамлета о самоубийстве. Эта модель морального рассуждения играет важную роль в книгах Смита.

Шотландские философы Просвещения, или литераторы, как они себя называли, были сплоченной группой, которая общалась вместе и читала, критиковала и обсуждала работы друг друга.Они регулярно встречались в общественных клубах (часто в пабах), чтобы обсудить политику и философию. Вскоре после окончания Оксфорда Смит прочитал публичные лекции по философии морали в Эдинбурге, а затем с помощью литераторов занял первое место в должности заведующего кафедрой логики в Университете Глазго. Его самая близкая дружба в группе — и, вероятно, его самые важные несемейные отношения на протяжении всей его жизни — была с Дэвидом Хьюмом, философом старшего возраста, чью работу Смит был наказан за чтение в Оксфорде.

Юм считался атеистом, и его работа поставила под сомнение некоторые основные убеждения моральной философии. В частности, и даже в большей степени, чем Хатчесон, собственная версия теории морального чувства Юма подвергала сомнению предположение о том, что разум является ключевой способностью человека в моральном поведении. Он знаменито утверждал, что разум есть и должен быть рабом страстей, а это означает, что даже если интеллект может информировать людей о том, что является морально правильным, агенты будут действовать только в том случае, если их чувства склоняют их к этому.Старая пословица гласит, что можно привести лошадь к воде, но нельзя заставить ее пить. Юм аналогичным образом утверждает, что, хотя вы могли бы научить людей тому, что значит быть моральным, только их страсти, а не их рациональные способности, могут на самом деле вдохновить их на этичность. Эта позиция уходит корнями в разделение Аристотелем моральной и интеллектуальной добродетели.

Смит, никогда открыто не аргументируя позицию Юма, тем не менее, похоже, во многом ее принимает. И хотя он не предлагает строгой теории морального чувства, он принимает утверждение Юма о том, что моральное поведение, по сути, является человеческой способностью сочувствия , способностью, которая, по мнению Юма, позволяет нам одобрять чужие персонажи. «забыть о нашем собственном интересе к нашим суждениям» и рассмотреть тех, с кем «мы встречаемся в обществе и беседе», которые «не находятся в одной и той же ситуации и не имеют одинаковых интересов с нами» (Юм: Трактат , книга 3.3.3).

г. Произведения Смита

Смит повторяет эти слова на протяжении всего A Theory of Moral Sentiments . В этой книге он принимает концепцию симпатии Юма, но отвергает его скептицизм и добавляет, как мы увидим, новую теорию совести к смеси. Однако сосредоточение внимания на наблюдениях Юма также позволяет нам увидеть некоторые другие темы, которые Смит разделяет со своей когортой шотландских просветителей: в частности, их приверженность эмпиризму. Как и большинство других шотландских философов, Юм и Смит считали, что знание приобретается через чувства, а не через врожденные идеи, продолжая наследие Джона Локка в большей степени, чем Рене Декарта.По мнению Юма, эта эпистемология поставит под сомнение связь между причиной и следствием — наши чувства, как он утверждал, могут только сказать нам, что определенные события следуют друг за другом во времени, но не о том, что они причинно связаны. Для Смита это означало целый ряд различных проблем. Он спрашивает, например, как человек может узнать чувства и мотивации другого, а также как участники могут использовать рынок для принятия «рациональных» решений о целесообразности своей экономической деятельности.

В основе шотландского проекта лежит попытка сформулировать законы, регулирующие человеческое поведение.Смита и его современника Адама Фергюсона иногда приписывают основателям социологии, потому что они, наряду с другими литераторами, считали, что человеческая деятельность регулируется открытыми принципами так же, как Ньютон утверждал, что движение можно объяснить с помощью принципов. На самом деле Ньютон оказал огромное влияние на методологию шотландцев. В неопубликованном эссе по истории астрономии Смит пишет, что система Ньютона «получила всеобщее и полное одобрение человечества» и что ее следует считать «величайшим открытием, которое когда-либо было сделано человеком».«Что сделало это таким важным? Смит описывает это как «открытие огромной цепи наиболее важных и возвышенных истин, тесно связанных друг с другом одним важным фактом, реальность которого мы испытываем ежедневно» ( EPS , Astronomy IV.76).

В то время как Смит возглавлял кафедру логики в Университете Глазго, он читал лекции больше о риторике, чем о традиционных аристотелевских формах рассуждения. Существует коллекция студенческих конспектов лекций, в которых рассказывается о дискуссиях Смита о стиле, повествовании и моральной уместности в риторических контекстах.Эти записи в сочетании с его эссе по астрономии предлагают отчет об объяснении, который сам Смит считал по существу ньютоновским. Согласно Смиту, теория должна сначала быть правдоподобной ; он должен успокаивать беспокойство, избегая любых пробелов в своем отчете. Опять же, полагаясь на в основном аристотелевскую модель, Смит говорит нам, что желание учиться и возникающие теории проистекают из ряда эмоций: удивление, события вызывают беспокойство, которое вызывает у человека удивление, о процессе.Это приводит к пониманию и восхищению действиями и принципами природы. Показав, что принципы, управляющие небом, также управляют Землей, Ньютон установил новый стандарт для объяснения. Теория должна направлять разум своим повествованием таким образом, чтобы это соответствовало опыту и предлагало теоретические объяснения, которые улучшают понимание и позволяют делать прогнозы. Счета должны систематически соответствовать друг другу без дыр или недостающей информации; этот последний элемент — избегание любых пробелов в теории — возможно, самый центральный элемент для Смита, и эта модель философского объяснения объединяет как его моральные теории, так и его политическую экономию.

Будучи молодым философом, Смит экспериментировал с разными темами, и есть коллекция письменных фрагментов, дополняющих его конспекты лекций и ранние эссе. Сюда входят краткие исследования «древней логики», метафизики, чувств, физики, эстетики, работ Жан-Жака Руссо и других разнообразных тем. Современники Шотландского Просвещения Смита разделяли интерес ко всем этим вопросам.

Хотя работы дают представление о размышлениях Смита, они ни в коем случае не являются окончательными; немногие из них когда-либо были разрешены к публикации.Смит был скрупулезным писателем и, по его собственным словам, «медленным очень медленным рабочим, который делал и отменял все, что я пишу, по крайней мере полдюжины раз, прежде чем я смогу быть сносно доволен этим» ( Corr. 311) . В результате он приказал сжечь шестнадцать томов неопубликованных сочинений после своей смерти, поскольку, по-видимому, он не считал их пригодными для общественного потребления. Ученые Смита сетуют на эту потерю, потому что она затемняет план его системы, и в последнее время было предпринято несколько попыток реконструировать структуру корпуса Смита, опять же с намерением обосновать определенную взаимосвязь между его основными работами.

После того, как Смит занимал кафедру логики в Глазго всего один год (1751–1752), он был назначен на кафедру моральной философии, должность, которую первоначально занимал Хатчесон. Он написал Теорию моральных чувств , впервые опубликованную в 1759 году, занимая эту должность и, предположительно, проверяя многие из своих дискуссий в классе. Хотя он очень тепло отзывался об этом периоде своей жизни и проявлял глубокий интерес к обучению и наставничеству молодых умов, Смит ушел в отставку в 1764 году, чтобы обучать герцога Бакклюха и сопровождать его в его путешествиях.

Профессиональные учителя нередко принимали должности частных репетиторов. Заработная плата и пенсии часто были прибыльными и позволяли большую гибкость, чем мог бы позволить плотный график лекций. В случае Смита эта должность привела его во Францию, где он провел два года, участвуя в беседах с философами — сплоченной группой французских философов, аналогичных собственным литераторам Смита, — в беседах, которые перешли в Богатство народов. Насколько повлияли философов на создание политической экономии Смита, вызывает споры.Некоторые ученые предполагают, что взгляды Смита сформировались в результате их убеждения, в то время как другие предполагают, что идеи Смита закрепились гораздо раньше, чем его поездка за границу. Как бы то ни было, это показывает, что интересы Смита совпадали не только с шотландскими философами, но и с их европейскими коллегами. Работа Смита была хорошо принята отчасти потому, что она была своевременной. Он задавал глубокие вопросы того времени; его ответы изменят мир.

После путешествия Смит вернулся в свой родной город Кирколди, чтобы завершить Богатство народов .Впервые он был опубликован в 1776 году и получил высокую оценку как его друзей, так и широкой публики. В письме, написанном намного позже, он назвал это «очень жестокой атакой, которую я нанес всей торговой системе Великобритании» ( Corr. 208). Теория моральных чувств пережила шесть изданий за время жизни Смита, два из которых содержали серьезные существенные изменения, а Богатство народов вышло четыре разных издания с более незначительными изменениями. Смит указал, что, по его мнению, книга The Theory of Moral Sentiments была лучше, и его постоянное внимание к ее деталям и корректировкам теории подтверждают, по крайней мере, то, что он был более привержен ее совершенствованию.В конце концов, Смит вместе с матерью переехал в Эдинбург и в 1778 году был назначен комиссаром таможни; он не опубликовал ничего существенного до конца своей жизни. Адам Смит умер 17 июля 1790 года.

После его смерти Богатство народов продолжал расти, а Теория моральных чувств начала отходить на второй план. За более чем два столетия после его смерти его опубликованные работы были дополнены открытиями его ранних письменных фрагментов, написанными студентами конспектами лекций по его курсу риторики и красивыми буквами , написанными студентами лекциями по юриспруденции. , и ранний проект части The Wealth of Nations , дата которого оценивается примерно в 1763 год.Последние два открытия помогают пролить свет на формулировку его самого известного труда и служат кормом для обеих сторон в дебатах о влиянии философов и на политическую экономию Смита.

Как указывалось выше, Смита иногда приписывают как одного из основоположников современной социологии, и его лекции по риторике также называют планом изобретения современной дисциплины английского языка; это во многом связано с их влиянием на его ученика Хью Блэра, чьи лекции по риторике сыграли важную роль в формировании этой дисциплины. Теория моральных чувств сыграла важную роль в сентиментальной литературе 19 века, и Мэри Уоллстонкрафт также процитировала ее в качестве подкрепления своей аргументации в книге Защита прав женщин : моральные теории Смита пережили возрождение в последней четверти XIX века. двадцатое столетие. Вторичные источники о Смите наводнили рынок, и интерес к работе Смита в целом достиг совершенно новой аудитории.

Последняя волна интереса к Смиту имеет две примечательные особенности.Во-первых, ученых интересует, как взаимосвязаны Теория моральных чувств, и Богатство народов, , а не просто его моральные и экономические теории, отличные друг от друга. Во-вторых, труды Смита в первую очередь интересуют философов, а не экономистов. Поэтому они обращают особое внимание на то, где Смит мог бы вписаться в уже установленный философский канон: как работа Смита основывается на работе Юма? Как он соотносится с творчеством его современника Иммануила Канта? (Известно, что Кант читал, например, Теорию моральных чувств .) Насколько оправдана моральная теория, основанная на чувствах? И что можно узнать о шотландцах и философии восемнадцатого века в целом, прочитав Смита в историческом контексте? Это лишь некоторые из вопросов, которыми сейчас интересуются читатели Смита.

2. Теория моральных чувств

а. Симпатия

Хатчесона, Юма и Смита объединяла их оппозиция аргументам Бернарда Мандевиля. Философ голландского происхождения, переехавший в Англию, Мандевиль утверждал, что благотворительность не приносит никакой пользы обществу.Его книга « Басня о пчелах: частные пороки, общественная польза » рассказывает всю историю. Плохое поведение оказывает положительное влияние на общество. Без пороков у нас не было бы, например, полиции, слесаря ​​или других подобных специалистов. Без снисходительности потребительские расходы были бы минимальными. С другой стороны, как он утверждал, добродетель не имеет положительной экономической выгоды, и поэтому ее не следует поощрять.

Но Мандевиль пошел дальше, доказывая, как и Томас Гоббс, что моральная добродетель проистекает из личной выгоды, что люди по своей сути эгоистичны и что все люди соревнуются друг с другом.Гоббс был моральным релятивистом, утверждая, что «добро» — это просто синоним «того, чего люди желают». Релятивизм Мандевиля, если его можно так назвать, менее радикален. Хотя он утверждает, что добродетель — это преднамеренное действие на благо других с целью достижения этого блага, он ставит под сомнение, действительно ли кто-то может достичь этого стандарта. Похоже, что Смит обращается с обоими философами так, как будто они приводят один и тот же вывод; оба предлагают контрапункты подходу Шефтсбери. Что характерно, Мандевиль с тоской пишет о положительных оценках Шефтсбери человеческой мотивации, отмечая, что они являются «высоким комплиментом человечеству», добавляя, однако, «как жаль, что они не соответствуют действительности» ( Fable, I, 324) .

Смит был настолько противником позиций Гоббса и Мандевилля, что самое первое предложение Теория моральных чувств начинается с их отказа:

Каким бы эгоистичным ни считался человек, в его природе, очевидно, есть некоторые принципы, которые интересуют его судьбой других и делают их счастье необходимым для него, хотя они не получают от него ничего, кроме удовольствия видеть его. ( TMS I.i.1.1)

Хотя часто считается, что люди эгоистичны, Смит утверждает, что опыт говорит об обратном.Люди получают удовольствие от того, что видят счастье других, потому что по замыслу другие нас заботят. В этом первоначальном комментарии Смит очерчивает центральные темы своей моральной философии: люди социальны, мы заботимся о других, и их обстоятельства приносят нам удовольствие или боль. Только через наши чувства, через «видение» мы узнаем об их чувствах. Первое предложение Смита связывает эгоизм с предположением или предположением, но научные «принципы» человеческой деятельности связаны с доказательствами: ньютонизм и эмпиризм в действии.

Теория моральных чувств ( TMS ) — красиво написанная книга, ясная и увлекательная. За некоторыми исключениями, предложения легко понять, и он написан живо, что говорит о его репетиции в классе. Смит обладает особым чутьем к примерам, как литературным, так и из повседневной жизни, и его использование «мы» повсюду приводит читателя к прямому диалогу со Смитом. Книга кажется точным описанием человеческих эмоций и переживаний — бывают случаи, когда она кажется феноменологической , хотя Смит не понял бы этого слова.Он использует повторение с большой пользой, напоминая своим читателям о центральных моментах своих теорий, в то время как он медленно наращивает их сложность. Всего 342 страницы (все ссылки относятся к Glasgow Editions его работ), книга охватывает огромный диапазон тем. Замаскированный под работу по моральной психологии — только под теорию моральных чувств — это также книга о социальной организации, построении идентичности, нормативных стандартах и ​​науке о человеческом поведении в целом.

Смит говорит нам, что два вопроса моральной философии: «В чем состоит добродетель?» и «Какой силой или способностью в уме этот персонаж, каким бы он ни был, рекомендован нам?» ( ТМС VII.i.2) Другими словами, мы должны спросить, что такое добро и как нам быть хорошими. Теория моральных чувств следует этому плану, хотя Смит сначала решает второй вопрос, уделяя особое внимание моральной психологии задолго до того, как он обратится к нормативному вопросу о моральных стандартах. Для Смита стержнем нравственного обучения и размышлений — ключом к развитию самой идентичности — является социальное единство, а социальное единство становится возможным благодаря симпатии .

Термин «симпатия» принадлежит Юму, но друг Смита мало указывает на то, как оно должно было работать или каковы его пределы.Напротив, Смит решает проблему напрямую, посвящая первые шестьдесят шесть страниц TMS освещению его работы, а большую часть следующих двух сотен — подробному описанию его нюансов. Последняя часть книги (часть VII, «О системах моральной философии») является наиболее далекой от этой темы и посвящена истории этики, но, опять же, лишь немногим меньше шестидесяти страниц. Примечательно, что, хотя современные писатели почти всегда помещают «обзор литературы» в начало своих книг, Смит считает, что историческое обсуждение этики возможно только после завершения работы по моральной психологии.Вероятно, это связано с тем, что Смит хотел сначала установить принципы человеческого поведения, чтобы он мог оценить теорию морали в свете того, что было сформулировано.

Теория моральных чувств , что неудивительно, является одновременно аристотелевской и ньютоновской. Он также стоик в своем понимании природы и самообладания. Первое процитированное выше предложение является первым принципом: индивиды не эгоистичны, и вся остальная часть книги вытекает из этого утверждения. И, как и в случае со всеми первыми принципами, в то время как Смит «допускает» возможность поведения, ориентированного на других, остальная часть книги и исходит из ее истинности, и способствует ее правдоподобности.Примеры, анекдоты и гипотезы Смита вполне правдоподобны, и если кто-то хочет принять их как точное описание человеческого опыта, то он также должен принять его отправную точку. Люди заботятся о других, и альтруизм, или милосердие, как он это называет, возможен.

Что же тогда такое симпатия? Это предмет разногласий. Ученые рассматривали его как способность, силу, процесс и чувство. Однако это не моральный смысл в самом буквальном смысле этого слова.Сочувствие — это не шестая способность, которую можно сгруппировать с пятью чувствами. Смит, находясь под влиянием Хатчесона, открыто критикует своего учителя. Он утверждает, что моральное чувство без суждения невозможно ( TMS VII.3.3.8-9), а сочувствие — это то, что позволяет нам судить о себе и других. Сочувствие — это основа для нравственного обсуждения, утверждает Смит, и в системе Хатчесона для этого нет места.

Для Смита сочувствие больше похоже на современное сочувствие, способность относиться к чужим эмоциям, потому что мы испытали аналогичные чувства.В то время как современное «сочувствие» относится только к чувству жалости к страданиям человека, Смит использует его для обозначения «сочувствия с любой страстью» ( TMS I.i.1.5). Это то, как «зритель… в воображении меняется местами с… главным заинтересованным лицом» ( TMS I.i.1.3-5).

Короче говоря, симпатия работает следующим образом: люди становятся свидетелями действий и реакций других. При этом зритель пытается войти в ситуацию, которую он или она наблюдает, и представляет , что значит быть актером — человеком, за которым наблюдают.(Смит использует актера и агента взаимозаменяемо.) Затем зритель представляет, что он или она будет делать как актер. Если настроения совпадают, если воображаемая реакция аналогична наблюдаемой, тогда зритель сочувствует исходному человеку. Если реакции существенно различаются, значит, зритель не сочувствует человеку. Таким образом, в этом контексте сочувствие является формой морального одобрения, а отсутствие сочувствия указывает на неодобрение.

Симпатия редко бывает точной.Смит недвусмысленно заявляет, что воображаемые чувства всегда менее интенсивны, чем исходные, но тем не менее они достаточно близки, чтобы означать согласие. И, самое главное, взаимная симпатия доставляет удовольствие. По замыслу природы люди хотят разделять друг с другом дружеские чувства и поэтому будут сдерживать свои действия, чтобы найти точки соприкосновения. Это еще одно указание на социальную природу человека; по мнению Смита, следует избегать изоляции и моральных разногласий. Это также механизм, сдерживающий поведение.Модуляция поведения — это то, как люди учатся действовать в соответствии с моральными принципами и в рамках социальных норм. Согласно «Теории моральных чувств», взаимная симпатия является основой для награды и наказания.

Смит, тем не менее, настаивает на том, что сочувствие не вызывается простым наблюдением за эмоциями других людей, даже если оно «может казаться переливающимся от одного человека к другому мгновенно и предшествует любому знанию того, что их возбуждает в основном заинтересованном человеке. ”( TMS I.п.1.6). Скорее, зритель собирает информацию о причине эмоций и о человеке, за которым наблюдают. Только после этого он или она спрашивает, учитывая конкретную ситуацию и факты из жизни этого конкретного агента, уместны ли эти настроения. Как пишет Смит:

Когда я выражаю вам соболезнования в связи с потерей вашего единственного сына, я не задумываюсь о том, что я, человек такого характера и профессии, должен был бы пострадать, если бы у меня был сын, и если бы этот К несчастью, сын должен был умереть: но я думаю, что бы мне пришлось пострадать, если бы я был действительно вами, и я не только меняю обстоятельства с вами, но я меняю лиц и характеров.Поэтому мое горе полностью на вас, а не на мне. ( TMS VI.iii.I.4)

Здесь мы видим, почему воображение так важно для Смита. Только благодаря этой способности человек может войти в точку зрения другого, и только через тщательное наблюдение и рассмотрение можно узнать всю необходимую информацию, относящуюся к моральному действию. Мы также можем понять, почему для Смита симпатия — это не эгоистическая способность:

Для того, чтобы создать это согласие, природа учит зрителей принимать обстоятельства человека, которого в первую очередь затрагивают, поэтому она учит этого последнего в некоторой степени принимать обстоятельства зрителей.Поскольку они постоянно попадают в его ситуацию и, следовательно, испытывают эмоции, аналогичные тем, что он чувствует; поэтому он так же постоянно помещает себя в их состояние и, следовательно, испытывает некоторую степень хладнокровия в отношении своего собственного состояния, с которым он чувствует, что они будут его рассматривать. Поскольку они постоянно думают о том, что бы они сами чувствовали, если бы они действительно были страдальцами, он так же постоянно думает, каким образом он бы пострадал, если бы был только одним из наблюдателей своей собственной ситуации.Как их симпатия заставляет их смотреть на это в некоторой степени его глазами, так и его симпатия заставляет его смотреть на это в некоторой степени своими глазами, особенно когда они находятся в их присутствии и действуют под их наблюдением: и как отраженная страсть, который, таким образом, он понимает, намного слабее, чем исходный, он неизбежно снижает жестокость того, что он чувствовал до того, как он вошел в их присутствие, до того, как он начал вспоминать, каким образом они будут затронуты этим, и рассматривать его ситуацию в это откровенный и беспристрастный свет.( TMS I.i.4.8)

Вопреки описанию проблемы Адама Смита, симпатия не может быть ни альтруистической, ни эгоистической, потому что ее агенты слишком взаимосвязаны. Человек постоянно перескакивает с одной точки зрения на другую, а счастье и удовольствие зависят от совместных взглядов. Люди только нравственны, и они находят свое счастье только с общей точки зрения. Эгоизм и альтруизм сливаются воедино для Смита, чтобы стать более тонким и социальным типом мотивации, который включает как личный интерес, так и заботу о других одновременно.

Типичный для Смита длинный абзац, процитированный выше, приводит как минимум к двум дополнительным оговоркам. Во-первых, как выразился Смит, «мы ожидаем меньшего сочувствия от общего знакомого, чем от друга… мы ожидаем еще меньшего сочувствия от группы незнакомцев» ( TMS I.1.4.10). Поскольку для сочувствия требуется информация о событиях и людях, чем дальше мы отдаляемся от окружающих, тем труднее нам сочувствовать их более страстным эмоциям (и наоборот).Таким образом, утверждает Смит, мы должны быть «более спокойными» перед знакомыми и незнакомцами; неприлично проявлять открытые эмоции в присутствии тех, кто нас не знает. В конечном итоге это приведет к обсуждению Смитом долга в части III — его объяснению того, почему мы действуем морально по отношению к тем, с кем не имеем никакой связи.

Вторая оговорка более сложна и вращается вокруг последней фразы в абзаце: что нужно наблюдать за действиями в «откровенном и беспристрастном свете». Если бы движение к социальным нормам было единственным компонентом симпатии, теория Смита была бы рецептом только для однородности.Все настроения будут преобразованы в одинаковую высоту, и общество после этого осудит только различие. Смит поэтому признает, что должны быть случаи, когда люди отвергают суждения сообщества. Они делают это путем создания воображаемого беспристрастного зрителя .

г. Беспристрастный наблюдатель

Используя воображение, люди, которые хотят судить о своих действиях, создают не просто аналогичные эмоции, но целого воображаемого человека, который действует как наблюдатель и судья:

Когда я пытаюсь исследовать свое собственное поведение, когда я пытаюсь вынести ему приговор и либо одобрить, либо осудить его, очевидно, что во всех таких случаях я как бы разделяю себя на два человека; и что я, экзаменатор и судья, представляю персонажа, отличного от этого другого Я, человека, поведение которого исследуется и оценивается.Первый — это зритель, чувства которого по отношению к моему собственному поведению я пытаюсь понять, помещая себя в его ситуацию и размышляя о том, как оно могло бы казаться мне, если смотреть с этой конкретной точки зрения. Второй — агент, человек, которого я правильно называю и о чьем поведении, под видом зрителя, я пытался составить какое-то мнение. Первый — судья; второй человек, о котором судят. Но чтобы судья во всех отношениях был таким же, как и лицо, которого судят, так же невозможно, как и то, что причина во всех отношениях должна совпадать со следствием.( TMS III.1.6)

Беспристрастный зритель — это антропоморфизация спокойного и бескорыстного «я», которое может быть восстановлено с помощью самоконтроля и саморефлексии. В сегодняшнем мире кто-то может посоветовать нам «сделать глубокий вдох и отступить» от данной ситуации, чтобы более беспристрастно обдумать свои действия. Смит предлагает то же самое, хотя описывает это более подробно и в сочетании с более широкой этической теорией, которая помогает нам делать выводы, когда мы это делаем.Люди, которые хотят судить о своих действиях, мысленно разделяют себя на двух разных людей и используют это раздвоение как замену наблюдению за сообществом.

Здесь мы видим наследие монолога Шефтсбери. Актер, желающий оценить свое поведение, должен разделить себя так, как описывает Шефтсбери, как Гамлет становится одновременно поэтом и философом. Мы увлечены своими собственными действиями, а самообман, по словам Смита, является «источником половины расстройств человеческой жизни» ( TMS III.4.6). Саморазделение дает людям возможность видеть себя откровенно и беспристрастно и ведет к лучшему самопознанию. Мы стремимся видеть себя такими, какими нас видят другие, но при этом сохраняем доступ к конфиденциальной личной информации, которой другие могут не обладать. Сообщество помогает нам заглянуть за пределы наших собственных предубеждений, но когда сообщество ограничено собственными институционализированными предубеждениями или просто отсутствием информации, беспристрастный наблюдатель может преодолеть это и позволить агенту найти уместность перед лицом деформированной системы морали.В современном мире расизм и сексизм являются примерами коварных предубеждений, которые не позволяют сообществу «видеть» боль и несправедливость. Смита тоже можно считать признающим эти предрассудки, хотя он не признал бы ни терминов, ни сложных рассуждений о них, которые возникли с тех пор, как он написал эти предрассудки два с половиной столетия назад. Например, он ссылается на рабство как на проявление несправедливости и невежества общества. Он пишет:

Нет ни одного негра с побережья Африки, который не обладал бы в этом отношении степенью великодушия, которую душа его грязного хозяина слишком часто неспособна зачать.Фортуна никогда не проявляла так жестоко свою империю над человечеством, как когда она подчиняла эти героические народы отбросам европейских тюрем, негодяям, не обладающим добродетелями ни тех стран, из которых они родом, ни тех, в которые они направляются, и чье легкомыслие, жестокость и подлость так справедливо подвергают их презрению побежденных. ( TMS V.2.9)

Несмотря на свой корректирующий потенциал, у беспристрастности есть свои пределы. Смит не представляет, что беспристрастный зритель смотрит с точки зрения Архимеда или Бога.Поскольку беспристрастного наблюдателя на самом деле не существует — потому что он создан воображением отдельного человека — он всегда подчиняется ограничениям человеческого знания. Это означает, что суждение всегда будет несовершенным, и труднее всего преодолеть те моральные ошибки, которые так глубоко связаны с обществом или жизненным опытом человека. Изменения происходят медленно, и общество далеко от совершенства. «Обычай», как он это называет, мешает общественному суждению как на коллективном, так и на индивидуальном уровне.По словам Смита, когда мы судим о наших собственных действиях, до и после того, как мы действуем, есть два момента. Как он пишет: «Наши взгляды склонны быть очень пристрастными в обоих случаях; но они склонны быть наиболее пристрастными, когда наиболее важно, чтобы они были иначе »( TMS 111.4.2). Ни один из этих пунктов не зависит от социального влияния.

Знания несовершенны, и люди делают все, что в их силах. Но все люди ограничены как своим собственным опытом, так и естественными недостатками человеческого разума.Таким образом, предложение Смита состоит в том, чтобы верить в развитие природы и в принципы, управляющие человеческой деятельностью — моральными, социальными, экономическими или другими. Помня об этом, он предостерегает людей от выбора красоты систем над интересами людей. Смит утверждает, что абстрактные философии и непонятные религии не должны иметь прецедента над свидетельствами, полученными из опыта. Кроме того, социальная инженерия обречена на провал. Смит утверждает, что нельзя перемещать людей так, как передвигают фигуры на шахматной доске.У каждого человека есть свой «собственный принцип движения… отличный от того, который законодательный орган может предпочесть им внушить» ( TMS VI.ii.2.18).

Предостережение Смита против любви к системам является составной частью аргумента Смита в пользу ограниченного правительства: «Гармония умов, — утверждает Смит, невозможна без« свободного обмена мнениями и мнениями », или, как мы бы назвали это сегодня, свободы экспрессии ( TMS VII.iv.27). Он также напрямую связан с самой известной фразой Смита «невидимая рука».В книге The Theory of Moral Sentiments он использует невидимую руку, чтобы описать условия, которые позволяют добиться экономической справедливости. Эта естественная эстетическая любовь к системам заставляет людей манипулировать системой торговли, но это противоречит плану природы:

Богатые выбирают из кучи только самое дорогое и приятное. Они потребляют немногим больше, чем бедняки, и, несмотря на свой природный эгоизм и жадность, хотя они имеют в виду только свое собственное удобство, хотя единственная цель, которую они предлагают от трудов всех тысяч, которых они нанимают, — это удовлетворение их собственных интересов. тщеславные и ненасытные желания, они делят с бедными плоды всех своих улучшений.Невидимая рука ведет их к тому, чтобы обеспечить почти такое же распределение предметов первой необходимости, которое было бы сделано, если бы земля была разделена на равные части между всеми ее обитателями, и таким образом, не имея намерения, не зная об этом, продвигала интерес общества и средства для размножения видов. ( TMS IV.1.10)

В этом отрывке Смит утверждает, что «вместимость желудка [богатого человека] не имеет никакого отношения к безмерности его желаний, и он получит не больше, чем у самого подлого крестьянина» ( TMS IV.1.10). Таким образом, поскольку богатые выбирают только «лучших» и поскольку они могут потреблять только определенное количество, ресурсов в мире должно быть достаточно, как если бы невидимая рука разделила землю поровну между всеми ее обитателями.

В качестве экономического аргумента это могло быть более убедительно во времена Смита, до охлаждения, промышленной революции, современной банковской практики и массового накопления капитала; для более тщательной защиты (с точки зрения Смита) см. обсуждение Богатство народов .Однако его актуальность для истории экономики основана на признании им роли непредвиденных последствий, предположении, что экономический рост помогает всем членам общества, и признании независимости свободного рынка как естественной силы. В настоящее время мы можем сосредоточиться на предупреждениях Смита о силе эстетического влечения. Смит утверждает, что ньютоновский подход — поиск связного повествования без пробелов, направленного на удивление, удивление и восхищение — может сбить людей с пути, если они отдают предпочтение красоте над очевидностью.Эта любовь к прекрасному также может исказить моральные суждения, потому что она заставляет массы переоценивать богатых, думать, что богатые довольны своими «безделушками и безделушками», и, таким образом, стремиться к огромному богатству за счет морального совершенства: « Чтобы достичь этой завидной ситуации, кандидаты на удачу слишком часто оставляют пути добродетели; к сожалению, дорога, ведущая к одному, и дорога, ведущая к другому, иногда лежат в очень противоположных направлениях »( TMS I.iii.8). Смит очень критически относится не только к богатым, но и к моральным ценностям, которые общество придает им. Только их богатство отличает их от других, и эта любовь к богатству и к красоте в целом может исказить моральные суждения и уродить беспристрастного зрителя.

Беспристрастный зритель — это теория совести. Это дает людям возможность согласиться со своими собственными стандартами суждения, которые, как мы надеемся, в целом согласуются со стандартами общества, в котором они живут. Различие, как обсуждает Смит в обеих своих книгах, является продуктом образования, экономического класса, пола, того, что мы бы теперь назвали этническим происхождением, индивидуальным опытом и природными способностями; но Смит утверждает, что последняя из этих природных способностей составляет наименьший из факторов.В своих лекциях по юриспруденции, , например, он утверждает, что нет «изначального различия» между людьми (LJ (A) vi.47-48), а в Богатство народов, он пишет, что «Различие природных талантов у разных мужчин в действительности намного меньше, чем мы думаем…. Разница между самыми непохожими персонажами, например, между философом и уличным швейцаром, кажется, возникает не столько из-за природы, сколько из-за привычки, обычаев и образования »( WN I.ii.4). Мы надеемся, что общество и образование помогут преодолеть эти разрывы и способствовать развитию единого сообщества, в котором людей поощряют сочувствовать другим.

Вот совпадение двух оперативных вопросов Смита. Во-первых, мы сталкиваемся с его изложением моральной психологии. (Как познать добродетель?) Теперь мы лицом к лицу сталкиваемся с определением самих моральных норм. (В чем состоит добродетель?) Иногда Смит может выглядеть как релятивист: люди модулируют свои чувства в соответствии со стандартами своего сообщества, и согласие отдельных воображений может ошибочно показаться окончательным арбитром в отношении того, что является морально приемлемым поведением.Имея это в виду, безусловно, найдутся читатели, которые будут утверждать, что Смит, несмотря на его отказ от Гоббса и Мандевилля, в конечном итоге не предлагает никаких общеобязательных моральных принципов. Однако при этом забывается ньютоновский подход Смита: наблюдение ведет к открытию естественных принципов, которые можно многократно проверять и проверять. Более того, многие ученые утверждают, что Смит находился под сильным влиянием классических стоиков. Помимо того, что он унаследовал их заботу о модуляции эмоций и подавлении эмоций на публике, он, вероятно, также думал, что моральные законы вписаны в дизайн природы точно так же, как законы движения Ньютона.В результате некоторые ученые Смита (но, конечно, не все) утверждают, что Смит — моральный реалист, что симпатия — это метод открытия, а не изобретения, и что то, что предстоит открыть, является правильным независимо от мнений тех, кто либо знает или игнорируют правила.

В соответствии с этой интерпретацией Смит подчеркивает то, что он называет общими правилами морали:

… они в конечном итоге основаны на опыте того, что, в частности, наши моральные способности, наше естественное чувство достоинства и приличия одобряют или не одобряют.Мы изначально не одобряем и не осуждаем определенные действия; потому что при рассмотрении они кажутся согласующимися или несовместимыми с определенным общим правилом. Общее правило, напротив, формируется на основании опыта, что все действия определенного рода или обстоятельства определенного рода одобряются или не одобряются. Человеку, который первым увидел бесчеловечное убийство, совершенное из алчности, зависти или несправедливого негодования, а также тому, кто любил убийцу и доверял ему, который видел последние мучения умирающего, который слышал его с его истекающим вздохом, жаловаться больше на вероломство и неблагодарность своего фальшивого друга, чем на насилие, которое было совершено с ним, не могло быть повода, чтобы понять, насколько ужасным был такой поступок, чтобы он задумался над этим одним из самых ужасных поступков. Священные правила поведения запрещали лишать жизни невиновного человека, что это было явным нарушением этого правила и, следовательно, весьма осуждаемым действием.Очевидно, что его отвращение к этому преступлению возникнет мгновенно и предшествует тому, чтобы он сформировал для себя такое общее правило. Напротив, общее правило, которое он мог бы сформировать впоследствии, было бы основано на отвращении, которое, как он чувствовал, неизбежно возникало в его собственной груди при мысли об этом и любом другом конкретном действии того же рода. ( TMS III.4.8)

Согласно Смиту, наши чувства вызывают одобрение или осуждение нравственного поступка.Со временем они могут быть изменены с помощью дополнительной информации. В конце концов, однако, зрители видят закономерности в осуждении. Они видят, например, что убийство всегда ошибочно, и поэтому у них возникает ощущение, что это общее правило. Тогда они начинают действовать, руководствуясь принципами, а не чувствами. Они не убивают, не просто потому, что ненавидят убийство, но потому, что убийство неправильно само по себе. Это опять же аристотелевский подход, поскольку он признает взаимодействие между интеллектуальной и моральной добродетелью.Он также имеет общие черты с кантианской деонтологией, которая стала настолько влиятельной через несколько десятилетий после публикации TMS . Подобно Канту, агенты Смита начинают действовать исходя из принципов, а не эмоций. Однако, в отличие от Канта, разум сам по себе не оправдывает и не подтверждает принцип, а опыт подтверждает.

Смит делает несколько вещей в последнем отрывке. Во-первых, он принимает ньютоновский процесс научных экспериментов и объяснений. Моральные правила сродни законам физики; они могут быть обнаружены .Во-вторых, Смит предвосхищает заявление Карла Поппера в двадцатом веке о том, что научные истины устанавливаются путем фальсификации: мы не можем доказать то, что является истиной, утверждал Поппер. Вместо этого мы обнаруживаем ложное и исключаем его.

г. Добродетели, долг и справедливость

Смит подчеркивает ряд добродетелей наряду с долгом и справедливостью. Самообладание, утверждает он, «не только само по себе является великой добродетелью, но и все остальные добродетели, кажется, получают свой главный блеск» ( TMS VI.iii.11). Это не должно вызывать удивления, поскольку для Смита только через самоуправление агенты могут изменять свои настроения в соответствии с требованиями сообщества или беспристрастного зрителя. Самообладание необходимо, потому что «склонность к гневу, ненависти, зависти, злобе [и] мести… отталкивает людей друг от друга», в то время как «человечность, доброта, естественная привязанность, дружба и уважение… имеют тенденцию объединять мужчин. в обществе »( TMS VI.iii.15). Таким образом, можно увидеть нормативное содержание добродетелей Смита — те чувства, которые следует развивать, и те, которые следует минимизировать.По словам Смита, у людей есть естественная любовь к обществу, и они не могут выработать ни моральные, ни эстетические стандарты изолированно.

У людей есть естественное желание не только быть любимыми, но и быть достойными любви: «Он желает не только похвалы, но и похвалы… он боится не только порицания, но и достоинства порицания» ( TMS III.2.2) . В первую очередь это говорит о силе беспристрастного зрителя, который помогает добиться успеха, когда рядом нет зрителей. Это также соответствует концепции долга Смита, поскольку устанавливает стандарт правильных действий, независимо от того, что заявляют сообщества.Люди «не получают удовлетворения» от недостойной похвалы ( TMS III.2.5), и это является признаком извращения тщеславия, которое можно исправить, увидев себя такими, какими были бы другие, если бы они знали всю историю.

Неудивительно, что Смит обращается к Богу во время обсуждения долга:

Таким образом, всемудрый Творец природы научил человека уважать чувства и суждения своих собратьев; быть более или менее довольными, когда они одобряют его поведение, и быть более или менее обиженными, когда они его не одобряют.Он сделал человека, если можно так выразиться, непосредственным судьей человечества; и в этом отношении, как и во многих других, создал его по своему собственному образу и назначил его своим наместником на земле, чтобы контролировать поведение его братьев. По своей природе они научены признавать ту власть и юрисдикцию, которые были предоставлены ему таким образом, быть более или менее униженными и униженными, когда они подвергаются его осуждению, и быть более или менее воодушевленными, когда они получают его аплодисменты. ( ТМС III.2.31)

Здесь Смит подчеркивает несколько моментов. Во-первых, как и многие шотландцы, а также Томас Джефферсон и многие американские основатели, Смит был деистом. Хотя среди ученых есть разногласия по поводу того, насколько Бог необходим для теории Смита, вполне вероятно, что он считал, что Бог создал вселенную и ее правила, а затем отступил по мере ее развития. Бог Смита — не вмешивающийся Бог, и, несмотря на предположение некоторых читателей об обратном, невидимая рука не является признаком участия Бога в творении.Напротив, это просто раскрытие социологических и экономических принципов. Во-вторых, поскольку Бог отделен от системы, Смит утверждает, что люди являются правителями Бога на земле. Они сами должны судить о своем поведении. Люди обязательно больше всего озабочены собой в первую очередь, и поэтому лучше всего они самоуправляются. Только тогда они смогут судить других с помощью моральной системы, которую описывает Смит. Хотя верно то, что, как выразился Смит, общие правила «справедливо рассматриваются как законы божества» ( TMS III.v), это, кажется, вопрос мотивации, а не метафизического утверждения. Если люди понимают, что общие правила исходят от Бога, они будут следовать им с большей уверенностью и убежденностью. «Ужасы религии должны, таким образом, усиливать естественное чувство долга» ( TMS III.5.7), пишет Смит, потому что это вдохновляет людей следовать общим правилам, даже если они склонны этого не делать, и потому что эта поддержка заставляет религия совместима с общественной и политической жизнью. Религиозный фанатизм, как указывает Смит в книге « Богатство народов, », является одной из главных причин фракционности — великим врагом политического общества.

Для Смита самая точная добродетель — это справедливость. Это «основная опора, на которой держится все здание» общества ( TMS III.ii.4). Это, как он это описывает, «отрицательная добродетель» и минимальное условие для участия в жизни сообщества. Таким образом, соблюдение правил справедливости вызывает мало похвалы, а их нарушение вызывает сильное осуждение:

В практике правосудия, несомненно, есть приличие, и поэтому оно заслуживает всякого одобрения, которое причитается приличиям.Но поскольку он не приносит никакой пользы, он заслуживает очень небольшой благодарности. Простая справедливость в большинстве случаев является отрицательной добродетелью и только мешает нам причинить вред ближнему. Человек, который едва воздерживается от посягательств ни на человека, ни на имущество, ни на репутацию своих соседей, несомненно, имеет очень мало положительных качеств. Однако он выполняет все правила того, что называется справедливостью, и делает все, что его равные могут с приличием заставить его сделать или за что они могут его наказать.Часто мы можем соблюдать все правила справедливости, просто сидя и ничего не делая. ( TMS II.ii.1.9)

В статье

Смит о справедливости предполагается, что права и безопасность личности являются основными заботами. Он пишет:

Следовательно, самые священные законы справедливости, нарушение которых, кажется, громче всех призывает к мести и наказанию, — это законы, охраняющие жизнь и личность нашего ближнего; следующие — те, которые охраняют его имущество и имущество; и в последнюю очередь идут те, которые охраняют то, что называется его личными правами, или то, что ему причитается от обещаний других.( TMS II.ii.2.3)

Его обсуждение справедливости дополнено в Богатство народов и, вероятно, было бы добавлено в его предложенную работу по «общим принципам закона и управления», которую он так и не завершил. Его лекции по юриспруденции дают намек на то, что могло быть в этой работе, но следует предположить, что рукопись была частью собрания сочинений, сожженных после его смерти. (Неизвестно даже, что было на самом деле разрушено, не говоря уже о том, что утверждали в работах.Читателям Смита очень неприятно иметь такие пробелы в его теории, и ученые Смита обсуждали возможное содержание его другой работы и то, как она соотносится с его первой книгой. Однако ясно, что The Theory of Moral Sentiments — лишь одна часть более широкой системы Смита, и по-настоящему понять ее можно только в свете других его работ. Следовательно, необходимо переключить обсуждение с его работы по моральной философии на его политическую экономию. Как будет видно, этот прорыв не является радикальным.Эти две книги полностью совместимы друг с другом, и чтение одной дополняет чтение другой; оба содержат моральные претензии и оба делают утверждения, классифицируемые как политическая экономия. Хотя их акценты часто различаются — в конце концов, это две разные книги, — их основные положения не просто гармоничны. Они зависят друг от друга в поисках оправдания.

3. Исследование природы и причин богатства народов

а. Богатство и торговля

Богатство народов ( WN ) было опубликовано в марте 1776 года, за четыре месяца до подписания американской Декларации независимости.Это намного больше, чем «Теория моральных чувств» — не считая приложений и указателей, в ней 947 страниц. Поэтому для начинающего читателя это может показаться более устрашающим, чем более ранние работы Смита, но во многих отношениях это на самом деле проще читать. С возрастом стиль письма Смита стал более эффективным и менее ярким, но его авторский голос оставался разговорным. Его условия более строго определены в WN , чем в TMS , и он четко определяет те позиции, которые поддерживает и отвергает.Его экономические дискуссии не так многослойны, как его комментарии о морали, поэтому вопросы интерпретации часто менее сложны. Логика книги прозрачна: ее организационная схема не требует пояснений, а ее выводы тщательно подкреплены как философскими аргументами, так и экономическими данными. Конечно, многие оспаривают его утверждения, но трудно отрицать, что позиции Смита в WN можно защитить, даже если в конце концов некоторые могут прийти к выводу, что он ошибается.

Текст разделен на пять «книг», опубликованных в одном, двух или трех переплетенных томах, в зависимости от издания. Первые книги подчеркивают важность разделения труда и личных интересов. Во втором обсуждается роль акций и капитала. Третий дает исторический отчет о росте богатства от первобытных времен до коммерческого общества. Четвертый обсуждает экономический рост, который является результатом взаимодействия между городским и сельским секторами коммерческого общества.Пятая и последняя книга представляет роль суверена в рыночной экономике, подчеркивая природу и пределы государственной власти, а также средства, которыми должны оплачиваться политические институты. Смит вместе со своими шотландскими современниками эпохи Просвещения сопоставляет разные периоды времени, чтобы найти нормативное руководство. Как TMS делает , Богатство Наций содержит философию истории, которая доверяет природе раскрывать ее логику и цель.

Это замечательный прицел даже для книги такого размера.Однако достижение Смита — это не просто множество его дискуссий, а то, как он все это совмещает. Его самым впечатляющим достижением в книге «Богатство народов » является представление системы политической экономии. Смит делает кажущиеся разрозненными элементы взаимозависимыми и последовательными. Ему удается воспользоваться своим ньютоновским подходом и создать повествование, одновременно мощное и красивое, обращаясь к философскому наряду с экономическим, описывая человеческое поведение и историю и предписывая наилучшие действия для экономического и политического улучшения.И он делает это, основываясь на первом принципе, который был по крайней мере столь же спорным, как предложение, с которого начинается Теория моральных чувств. Он начинает введение с утверждения:

Годовой труд каждой нации — это фонд, который изначально снабжает ее всем необходимым и жизненными удобствами, которые она ежегодно потребляет и которые всегда состоят либо в непосредственном продукте этого труда, либо в том, что покупается на этот продукт из другие народы.( WN введение.1)

Доминирующей экономической теорией времен Смита был меркантилизм . Он считал, что богатство нации должно оцениваться количеством денег и товаров в пределах ее границ в любой момент времени. Смит называет это «акцией». Меркантилисты стремились ограничить торговлю, потому что это увеличивало активы в пределах границ, что, в свою очередь, считалось увеличением благосостояния. Смит выступил против этого, и в приведенном выше предложении определение национального богатства сместилось на другой стандарт: труд.

Суть книги Богатство народов — предложить альтернативу меркантилизму. Смит утверждает, что труд приносит богатство. Чем больше человек работает, тем больше зарабатывает. Это снабжает людей и общество их потребностями, а при наличии достаточного количества денег предлагает средства, чтобы сделать жизнь более удобной, а иногда и получить дополнительный доход. Смит утверждает, что свободная торговля не уменьшает богатство нации, а увеличивает его, потому что дает больше возможностей для труда и, следовательно, больше возможностей для создания большего богатства.Ограниченная торговля сохраняет объем богатства в пределах границ относительно постоянным, но чем больше в торговле участвует страна, тем шире становится рынок и тем больше у него возможностей для дополнительной рабочей силы и, в свою очередь, дополнительного богатства. Этот момент заставляет Смита разделить запасы на две части: те, которые используются для немедленного потребления — активы, позволяющие человеку приобретать предметы первой необходимости, — и те, которые используются для получения дополнительных доходов. Эту последнюю сумму он называет «капиталом» ( WN II.1.2), а термин «капитализм» (который, опять же, Смит не использует) происходит от его использования в коммерческой системе: капитал специально предназначен для реинвестирования и, следовательно, является основным двигателем экономики.

Это, конечно, философский вопрос, а не только экономический: Смит просит своих читателей пересмотреть значение самого богатства. Является ли богатство деньгами и активами, которые есть у человека в любой момент времени, или все это сочетается с потенциалом иметь больше, приспосабливаться к обстоятельствам и развивать навыки для увеличения такого потенциала? Смит думает, что это последнее.Смит также уделяет особое внимание различию между необходимостью и удобствами. Его главная забота в Богатство народов — это создание «всеобщего богатства, которое распространяется на самые низкие слои населения» ( WN I.i.10). Другими словами, Смит считает, что коммерческая система улучшает жизнь самых бедных в обществе; все люди должны иметь все необходимое, чтобы жить достаточно хорошо. Его меньше заботят «удобства» и «роскошь»; он не выступает за экономически эгалитарную систему.Вместо этого он выступает за коммерческую систему, которая увеличивает как общее богатство, так и особое богатство самых бедных членов. Он пишет:

Следует ли рассматривать это улучшение положения низших слоев населения как преимущество или как неудобство для общества? Ответ на первый взгляд кажется совершенно простым. Слуги, рабочие и разного рода рабочие составляют гораздо большую часть любого крупного политического общества. Но то, что улучшает обстоятельства большей части, никогда не может рассматриваться как неудобство для целого.Несомненно, ни одно общество не может быть процветающим и счастливым, большая часть его членов бедна и несчастна. Кроме того, справедливо то, что те, кто кормят, одевают и ночуют весь народ, должны иметь такую ​​долю продукта своего труда, чтобы сами были достаточно хорошо накормлены, одеты и жилище. ( WN I.viii.36)

Смит утверждает, что ключом к улучшению масс является увеличение рабочей силы, производительности и рабочей силы. На это влияют два основных фактора: «умение, ловкость и рассудительность, с которыми обычно применяется его труд» и «соотношение между количеством тех, кто занят на полезном труде, и количеством тех, кто не работает». ( WN вступ.3).

Смит повторяет фразу «умение, ловкость и рассудительность» из первого абзаца основной части книги, используя ее, чтобы перейти к обсуждению производства. Известно, что он использует разделение труда, чтобы проиллюстрировать эффективность работников, работающих над дополнительными конкретными и узкими задачами. Рассматривая изготовителя булавок, он предполагает, что человек, который должен был делать булавки самостоятельно, вряд ли мог бы сделать одну булавку в день, но если бы процесс был разделен на разные задачи для разных людей… — один мужчина вытягивает проволоку. другой выпрямляет его, третий режет, четвертый направляет на него, пятый шлифует его сверху, чтобы получить голову; для изготовления головы требуется две-три отдельных операции; надеть его — дело своеобразное, а отбелить булавки — другое », — тогда фабрика могла производить примерно сорок восемь тысяч булавок в день ( WN I.п.3).

Повышение эффективности — это также повышение квалификации и ловкости, и вместе с тем ясно звучит призыв к важности специализации на рынке. Чем больше работник сосредоточен на конкретной задаче, тем больше у него шансов создать инновации. Он предлагает следующий пример:

В первых пожарных машинах постоянно использовался мальчик, который попеременно открывал и закрывал сообщение между котлом и цилиндром, в зависимости от того, поднимался или опускался поршень.Один из тех мальчиков, который любил играть со своими товарищами, заметил, что, если привязать шнурок от ручки клапана, открывающего это сообщение, к другой части машины, клапан открывался и закрывался без его помощи и уходил. он волен отвлекаться со своими товарищами по играм. Одним из величайших улучшений, которые были сделаны в этой машине с момента ее изобретения, было открытие мальчика, который хотел сэкономить свой труд. ( WN I.i.8)

Этот пример мальчика, стремящегося облегчить свой рабочий день, иллюстрирует два разных момента. Во-первых, речь идет о важности специализации. В коммерческом обществе, утверждает Смит, узкая занятость становится нормой: «Каждый человек становится более опытным в своей специфической отрасли, в целом выполняется больше работы, и благодаря этому значительно увеличивается количество наук» ( WN II. 9). Однако более важным моментом — безусловно, более революционным — является роль личного интереса в экономической жизни.Свободный рынок использует личные желания не отдельных людей, а общества.

Повторяя, но смягчая утверждение Мандевиля о том, что частные пороки становятся общественными благами, Смит показывает, что личные потребности дополняют друг друга, а не исключают друг друга. Человеческие существа по своей природе имеют «склонность к перевозке грузов, бартеру и обмену одной вещи на другую» ( WN I.ii.1). Эта тенденция, которая, по мнению Смита, может быть одним из «исходных принципов человеческой природы», является общей для всех людей и движет коммерческое общество вперед.В часто цитируемом комментарии Смит отмечает:

Мы ожидаем нашего обеда не из-за доброжелательности мясника, пивовара или пекаря, а из-за их уважения к своим интересам. Мы обращаемся не к их человечности, а к их самолюбию, и никогда не говорим с ними о наших потребностях, но об их преимуществах. ( WN I.ii.2)

С философской точки зрения, это тектонический сдвиг в моральном предписании. Доминирующие христианские верования предполагали, что любое корыстное действие греховно и постыдно; идеальный человек был полностью сосредоточен на нуждах других.Коммерческое общество Смита предполагает иное. Он признает, что человек, который сосредотачивается на своих собственных потребностях, на самом деле вносит свой вклад в общественное благо и что в результате такой личный интерес следует культивировать.

Смит не является сторонником того, что сегодня можно было бы назвать безудержным потреблением. В обеих своих книгах он критикует богатых. Напротив, его аргумент — это аргумент, который современные защитники глобализации и свободной торговли найдут знакомым: когда люди покупают продукт, они помогают большему количеству людей, чем пытались сделать это посредством благотворительности.Он пишет:

Посмотрите на жилище самого обычного ремесленника или поденщика в цивилизованной и процветающей стране, и вы поймете, что количество людей, часть производства которых, хотя и небольшая, была занята для обеспечения его этим жилым помещением. , превышает все вычисления. Например, шерстяное пальто, покрывающее поденщика, каким бы грубым и грубым оно ни казалось, является продуктом совместного труда огромного множества рабочих. Пастух, сортировщик шерсти, гребец шерсти или плотник, красильщик, писатель, прядильщик, ткач, набивщик, оформитель и многие другие должны объединить свои различные искусства, чтобы завершить даже это. домашнее производство.Кроме того, сколько торговцев и перевозчиков, должно быть, было задействовано в транспортировке материалов от одних рабочих к другим, часто живущим в очень отдаленных частях страны! сколько в частности торговли и мореплавания, сколько кораблестроителей, моряков, парусников, канатоходцев, должно быть, было задействовано, чтобы собрать воедино различные лекарства, используемые красильщиком, которые часто поступают из самых отдаленных уголков мира! Какое же разнообразие труда необходимо, чтобы произвести орудия труда самых подлых из этих рабочих! Не говоря уже о таких сложных машинах, как корабль матроса, фрезерный станок или даже ткацкий станок, давайте рассмотрим только то, какое разнообразие труда требуется для создания этой очень простой машины — ножниц. которым пастух подстригает шерсть.Шахтер, строитель печи для плавки руды, валка древесины, горелка древесного угля, который будет использоваться в плавильном цехе, изготовитель кирпича, каменщик, рабочие, обслуживающие печь, плотник, кузнец, кузнец — все они должны объединить свои различные искусства, чтобы произвести их. Если бы мы исследовали таким же образом все различные части его одежды и домашней мебели, грубую льняную рубашку, которую он носит на своей коже, туфли, покрывающие его ноги, кровать, на которой он лежит, и все такое. части, из которых он состоит, кухонная решетка, на которой он готовит пищу, угли, которые он использует для этой цели, выкопанные из недр земли и доставленные к нему, возможно, длинным морем или длинным наземным экипажем, вся остальная утварь на его кухне, вся мебель его стола, ножи и вилки, глиняные или оловянные тарелки, на которых он подает и распределяет пищу, разные руки, занятые приготовлением хлеба и пива, стеклянное окно который пропускает тепло и свет и защищает от ветра и дождя, со всеми знаниями и искусством, необходимыми для изготовления этого прекрасного и счастливого изобретения, без которого эти северные части мира едва ли могли бы предоставить очень удобное жилище, вместе ж с инструментами всех различных рабочих, занятых в создании этих различных удобств; Если мы рассмотрим, говорю я, все эти вещи и рассмотрим, какое разнообразие труда используется для каждого из них, мы поймем, что без помощи и сотрудничества многих тысяч самый подлый человек в цивилизованной стране мог бы не может быть обеспечен, даже в соответствии с тем, что мы очень ошибочно воображаем, легкость и простота, в которой он обычно находится.Действительно, по сравнению с более экстравагантной роскошью великих людей его жилье, несомненно, должно казаться чрезвычайно простым и легким; и все же, возможно, верно, что условия проживания европейского принца не всегда настолько превосходят условия труда трудолюбивого и бережливого крестьянина, как условия проживания последнего превосходят условия жизни многих африканских королей, абсолютного хозяина жизни. и свободы десяти тысяч обнаженных дикарей. ( WN I.i.11)

Длина этого отрывка является частью его аргументативной силы.Смит просто не предполагает, что одна покупка приносит пользу группе людей. Вместо этого он утверждает, что если серьезно отнестись к множеству людей, чей доход связан с покупкой одного пальто, трудно даже понять те цифры, которые мы рассматриваем. Одна покупка приносит с собой широкую сеть рабочих. Более того, утверждает он, хотя можно критиковать неизбежное классовое различие коммерческого общества, различие почти несущественно по сравнению с неравенством между «имущими» и «неимущими» в феодальных или даже самых примитивных обществах.(Ссылка Смита на «тысячу голых дикарей» — всего лишь бездумный расизм восемнадцатого века и может быть отнесена к риторике того времени. Ее следует игнорировать, и она никак не влияет на сам аргумент.) Это эффект одного. незначительная покупка сообщества экономических агентов, которая позволяет Смиту утверждать, как он это делает в TMS , что товары мира делятся поровну, как будто невидимой рукой. По мнению Смита, богатые не могут ничего купить, не принося пользу бедным.

Согласно Богатство народов , сила шерстяного пальто — это сила рынка в действии, и его влияние распространяется на национальную экономическую политику, а также на личное экономическое поведение. Комментарии Смита относятся к его осуждению социальной инженерии в книге Теория моральных чувств , и он использует ту же метафору — невидимую руку — для осуждения тех меркантилистов, которые думают, что, манипулируя рынком, они могут улучшить положение отдельных групп людей. люди.

Но годовой доход каждого общества всегда точно равен меновой стоимости всего годового продукта его промышленности, или, скорее, точно то же самое с этой меновой стоимостью. Таким образом, каждый индивид старается изо всех сил как использовать свой капитал для поддержки отечественной промышленности, так и направлять эту промышленность так, чтобы ее продукция имела наибольшую ценность; каждый человек обязательно трудится, чтобы сделать годовой доход общества настолько большим, насколько он может.Как правило, он действительно не собирается продвигать общественные интересы и не знает, насколько сильно он продвигает их. Предпочитая поддержку отечественной промышленности иностранной, он стремится только к собственной безопасности; и, направляя это производство таким образом, чтобы его продукция могла иметь наибольшую ценность, он преследует только свою собственную выгоду, и в этом, как и во многих других случаях, невидимая рука ведет его к достижению цели, которая была неприемлемой. часть его намерения. Для общества не всегда хуже, что оно не является его частью.Преследуя свои собственные интересы, он часто продвигает интересы общества более эффективно, чем когда он действительно намеревается продвигать их. Я никогда не слышал, чтобы те, кто занимался торговлей на благо общества, сделали много хорошего. Это притворство, действительно, не очень распространенное среди купцов, и очень мало слов нужно использовать, чтобы отговорить их от этого. ( WN IV.2.9)

Смит начинает свои комментарии здесь с повторного изложения основной идеи Богатство народов : «… годовой доход каждого общества всегда точно равен меновой стоимости всего годового продукта его промышленности, или, скорее, точно равен то же самое и с этой меновой стоимостью.«Доход любого сообщества — это его труд. Замечания Смита о невидимой руке предполагают, что можно нанести больший ущерб, пытаясь манипулировать системой, чем доверяя ее работе. В этом заключается моральная сила непредвиденных последствий , что также ясно показывает отчет TMS о невидимой руке.

Смит полагается здесь не на «моральную удачу», как позже назовет это Бернард Уильямс, а, скорее, на то, что природа логична, потому что она действует на принципах, и, следовательно, определенные результаты можно предсказать.Смит признает, что люди и их взаимодействия являются частью природы и не должны пониматься отдельно от нее. Как и в The Theory of Moral Sentiments , социальное и политическое поведение следует естественной логике. Теперь Смит делает то же самое в отношении экономических действий. Человеческое общество так же естественно, как и люди в нем, и поэтому Смит отвергает понятие общественного договора в обеих своих книгах. Никогда не было времени, когда человечество жило вне общества, а политическое развитие — это продукт эволюции (не его термин), а не радикальный сдвиг в организации.Естественное состояние — это общество для Смита и шотландцев, и, следовательно, правила, управляющие системой, требуют определенных результатов.

г. История и труд

История Смита описывает человеческую цивилизацию как движущуюся через четыре различных этапа, периодов времени, в которые входят нации охотников, нации пастухов, сельскохозяйственные нации и, наконец, коммерческие общества ( WN Via, см. Также LJ (A ) п.27; см. также LJ (B) 25, 27, 149, 233).Это прогресс, настаивает Смит, и каждая форма общества превосходит предыдущую. Это тоже естественно. Так устроена система для работы; в истории есть логика. Очевидно, что этот отчет, фактически весь Богатство народов , оказал большое влияние на Карла Маркса. Он знаменует собой важное начало того, что можно было бы назвать социальной наукой — преемника Смита на кафедре моральной философии, Адама Фергюсона, часто называют основателем современной социологии, — и представляет собой проект, который шотландские мыслители Просвещения называли « наука о человеке.”

Обсуждение истории Смитом иллюстрирует два других важных момента. Во-первых, он утверждает, что основная экономическая напряженность и, как следствие, основной экономический двигатель любого данного общества может быть обнаружена во взаимодействии между «жителями города и жителей страны» ( WN III. п.1). Согласно Смиту, сельскохозяйственные земли обеспечивают средства к существованию для любого данного общества, а городское население обеспечивает средства производства. Городские районы улучшают и улучшают средства производства и возвращают часть своей продукции сельским жителям.На каждом из этапов между городом и деревней разные отношения, но они всегда взаимодействуют.

Здесь Смит в долгу перед физиократами, французскими экономистами, считавшими, что сельскохозяйственный труд является основным мерилом национального богатства. Смит согласился с их представлением о том, что производительный труд является компонентом богатства наций, но отверг их представление о том, что только сельскохозяйственного труда должны считаться стоимостью. Напротив, он утверждает, что если бы одну группу нужно было рассматривать как более важную, то это была бы страна, поскольку она обеспечивает пищу для масс, но было бы ошибкой рассматривать свою выгоду как потерю другой или что их отношения по сути иерархическая: «выгоды обоих взаимны и взаимны, и разделение труда в этом, как и во всех других случаях, выгодно всем различным лицам, занятым в различных профессиях, на которые оно подразделяется» ( WN III .п.1).

Опять же, здесь есть философские вопросы. Во-первых, то, что следует рассматривать как труд; во-вторых, то, что имеет значение для экономической ценности. Вдобавок Смит показывает, как разделение труда работает в больших масштабах; это не только для булавочных заводов. Скорее, разные группы населения могут быть посвящены разным задачам для всеобщего блага. (Возможно, это предвосхищение концепции Давида Рикардо «сравнительного преимущества».) Коммерческая система является интегрированной, и невидимая рука гарантирует, что то, что приносит пользу одной группе, может быть выгодно и другой.И снова мясник, пивовар и пекарь зарабатывают себе на жизнь тем, что готовят обед для своих клиентов.

Возвращаясь к рассказу Смита об истории, Смит также утверждает, что исторические моменты и их экономическое устройство помогают определять форму правления. По мере изменения экономической стадии меняется и форма правления. Экономика и политика взаимосвязаны, отмечает Смит, и феодальная система не может иметь республиканского правительства, как в коммерческих обществах. И здесь Смит предвосхищает диалектический материализм Маркса, показывая, как история влияет на экономические и политические варианты, но, конечно, он не заходит так далеко, как это делает немецкий почти столетие спустя.

Учитывая разнообразие человеческого опыта — теория стадий истории WN помогает учесть различия — Смит мотивирован на поиск унифицирующих стандартов, которые могут помочь преобразовать экономическую ценность в зависимости от обстоятельств . Два примера — его обсуждение цены и его парадокс ценности. В рамках этих дискуссий Смит ищет адекватную меру «ценности» товаров и услуг. Потребители смотрят на цены, чтобы оценить ценность, но есть хорошие и плохие суммы; который не всегда прозрачен.Некоторые предметы отмечены слишком дорогими для их реальной стоимости, а некоторые — выгодной сделкой. Разрабатывая систему для учета этого взаимодействия, Смит предлагает ряд различных типов цен, но двумя наиболее важными являются естественная цена — цена, покрывающая все необходимые издержки производства, — и рыночная цена, то есть то, что на самом деле идет товар. на рынке. Когда рыночные и естественные цены идентичны, рынок функционирует хорошо: «естественная цена, таким образом, является как бы центральной ценой, к которой постоянно тяготеют цены всех товаров» ( WN I.vii.15).

Здесь термин «тяготеющий» еще раз указывает на то, что существуют принципы, которыми руководствуется экономическая система, и правильно функционирующий рынок — тот, на котором люди находятся в «полной свободе» — будет иметь естественные и рыночные цены, совпадающие (). WN i.vii.30). (Смит определяет совершенную свободу как условие, при котором человек «может менять свое ремесло так часто, как ему заблагорассудится» ( WN I.vii.6)). Является ли это нормативным значением, является ли для Смита естественная цена лучше, чем других цен, и должна ли рыночная цена товара соответствовать естественной цене, является предметом споров.

Следуя вопросу ценности, Смит ставит парадокс ценности. Он объясняет: «Нет ничего полезнее воды: но на нее мало что купишь; мало что можно получить взамен. Напротив, алмаз не имеет никакой ценности в использовании; но в обмен на него часто можно получить очень большое количество других товаров »( WN I.iv.13). Вопрос Смита прост: почему вода намного дешевле алмазов, когда она гораздо важнее для повседневной жизни?

Очевидно, мы склонны утверждать, что дефицит играет роль в разрешении этого парадокса; для умирающего от жажды вода дороже бриллиантов.Однако для Смита ценность здесь — это общая полезность, и Смиту кажется проблематичным, что более полезный товар имеет более низкую рыночную цену. Таким образом, его решение состоит в том, чтобы провести различие между двумя типами стоимости: «ценность использования» и «стоимость обмена»: первая представляет собой полезность товара, а вторая — то, на что его можно обменять на рынке. Аналитическое разделение двух позволяет потребителям оценить товары как с точки зрения дефицита, так и с точки зрения полезности. Однако Смит также ищет нормативное или объективное ядро ​​в изменчивой и контекстуальной системе, как и в роли беспристрастности в его моральной системе.Дефицит не решит эту проблему, потому что он тоже колеблется; полезность во многом субъективна и зависит от индивидуальных приоритетов и обстоятельств. Смит ищет более универсальный критерий и обращается к труду, чтобы закрепить свое понятие стоимости: «труд, — пишет он, — это реальная мера меновой стоимости всех товаров» ( WN I.v).

Что имел в виду Смит, неясно и вызывает споры. Однако кажется вероятным, что труд одного человека в любом данном обществе не сильно отличается от труда другого человека.Человеческие способности не меняются радикально от одного периода времени или места к другому, и поэтому их труд можно сравнивать: «разница в природных талантах у разных людей в действительности намного меньше, чем мы осознаем». Он уточняет:

Таким образом, очевидно, что труд является единственной универсальной, а также единственной точной мерой стоимости или единственным эталоном, по которому мы можем сравнивать стоимости различных товаров в любое время и в любом месте. Допускается, что мы не можем оценить реальную стоимость различных товаров из века в век по количеству серебра, которое было отдано за них.Мы не можем оценивать это из года в год по количеству кукурузы. По количеству труда мы можем с величайшей точностью оценить его как из века в век, так и из года в год. Из века в век кукуруза — лучшая мера, чем серебро, потому что из века в век равные количества хлеба будут потреблять одно и то же количество труда больше, чем равные количества серебра. Напротив, из года в год серебро — лучшая мера, чем кукуруза, потому что равные его количества почти потребуют одного и того же количества труда.( WN I.v.17)

Другими словами, например, одинокий человек может поднять только определенное количество пшеницы за один раз, и хотя некоторые люди сильнее других, различия между ними не имеют большого значения. Поэтому, по-видимому, Смит полагает, что ценность любого объекта может быть универсально измерена количеством труда, который любому человеку в любом обществе может потребоваться приложить, чтобы приобрести этот объект. Хотя это не обязательно удовлетворительный стандарт для всех — многие экономисты утверждают, что трудовая теория стоимости была превзойдена, — он, опять же, коренит объективность Смита в беспристрастности.Качество «любого человека» беспристрастного наблюдателя аналогично стандарту «любой рабочий», который Смит, кажется, использует в качестве меры ценности.

В конечном итоге, согласно Смиту, правильно функционирующий рынок — это такой рынок, на котором все эти условия — цена, ценность, прогресс, эффективность, специализация и всеобщее богатство (богатство) — работают вместе, чтобы предоставить экономическим агентам средства для точного и точного обмена. свободно, поскольку их мотивирует их личный интерес. Ни одно из этих условий не может быть выполнено, если правительство не действует надлежащим образом или выходит за свои обоснованные границы.

г. Политическая экономия

Богатство народов — это произведение политической экономии. Это касается гораздо большего, чем механизмы обмена. Его также интересует идеальная форма правления для коммерческого продвижения и преследования личных интересов. Вот где появляется репутация Смита как теоретика laissez faire . Он отстаивает систему, как он ее называет, «естественной свободы», при которой рынок в значительной степени управляет собой без чрезмерного государственного вмешательства (вспомните Смит использование невидимой руки в TMS ) . Как он объясняет, у суверена есть только три надлежащие роли: защищать общество от вторжения внешних сил, обеспечивать правосудие и защищать граждан друг от друга, и «в-третьих, обязанность возводить и поддерживать определенные общественные сооружения и определенные общественные учреждения, создание и поддержание которых никогда не будет в интересах какого-либо лица или небольшого числа лиц; потому что прибыль никогда не могла покрыть расходы какому-либо отдельному лицу или небольшому количеству людей, хотя часто она может сделать гораздо больше, чем выплатить ее большому обществу »( WN IV.ix).

Каждая из обязанностей суверена содержит свои противоречия. Что касается первого, защиты общества, Смит обсуждал с другими, что лучше подходит для этой работы — гражданское ополчение или постоянная армия, укореняя свое обсуждение, как обычно, в подробной истории вооруженных сил на разных этапах жизни общества ( WN. V.1.a). Учитывая характер специализации, неудивительно, что Смит отдавал предпочтение армии ( WN V.1.a.28). Природа справедливости — вторая роль суверена — также сложна, и Смит так и не сформулировал полностью свою теорию о том, что такое справедливость и как ее следует поддерживать, хотя, как мы видели, он был либерален в своих предположениях о справедливости. права людей против навязывания правительства по вопросам совести и дискуссии.В своей главе о «издержках правосудия» ( WN V.i.b) он обсуждает природу человеческого подчинения и почему люди любят навязывать себя друг другу. Тем не менее, именно третья роль суверена — содержание объектов, строительство и содержание которых слишком дороги для отдельных лиц, или так называемых «естественных монополий», — является наиболее спорной.

Именно эта последняя книга — якобы о расходах правительства — наиболее ясно показывает, что Смит имел в виду в политическом плане; правительство играет в обществе гораздо более сильную роль, чем это часто утверждается.В частности, в пятой книге говорится о важности всеобщего образования и социального единства. Смит призывает к религиозной терпимости и социальному регулированию против экстремизма. По мнению Смита, религия является исключительно нестабильной силой в обществе, потому что люди склонны считать, что теологические лидеры имеют больший авторитет, чем политические. Это ведет к раздробленности и социальной розни.

Обсуждение «общественных благ» включает подробное обсуждение платных дорог, которое на первый взгляд может показаться скучной темой, но на самом деле включает в себя увлекательное объяснение того, почему плата за проезд должна основываться на стоимости перевозимых товаров. а не по весу.Это попытка Смита защитить бедных — дорогие товары обычно легче более дешевых — подумайте об алмазах по сравнению с водой — и если бы вес был стандартом для платы за проезд, оправданный, возможно, износом, вызываемым более тяжелыми товарами, то бедные будут нести чрезмерную долю транспортных расходов ( WN Vid). Однако наиболее интригующие разделы пятой книги содержат два его обсуждения образования ( WN V.i.f – V.i.g). Первая формулирует роль образования для молодежи, а вторая описывает роль образования для «людей всех возрастов».”

Правительство не в последнюю очередь заинтересовано в сохранении школ, в которых будут обучать молодых людей основным знаниям и навыкам. Хотя часть расходов ложится на плечи родителей, большая часть из них должна оплачиваться обществом в целом ( WN V.i.f.54-55). Правительство также обязано обучать взрослых, как для борьбы с суевериями, так и для устранения последствий разделения труда. Что касается первого, образованное население более устойчиво к претензиям экстремистских религий. Смит также выступает за общественное рассмотрение религиозных утверждений в попытке смягчить их действия.Это, конечно, перекликается с моральной теорией Смита, в которой беспристрастный наблюдатель смягчает наиболее крайние настроения моральных агентов. Наконец, Смит настаивает, чтобы те, кто правит, отказались от ассоциаций с религиозными сектами, чтобы их лояльность не вступала в конфликт.

Что касается второй цели образования для всех возрастов, и опять же, предвосхищая Маркса, Смит признает, что разделение труда разрушительно для интеллекта человека. Без образования «оцепенение» (бездействие) рабочего ума:

делает его не только неспособным получать удовольствие или участвовать в каком-либо рациональном разговоре, но и проявлять какие-либо щедрые, благородные или нежные чувства и, следовательно, выносить какое-либо справедливое суждение относительно многих даже обычных обязанностей частной жизни.Он совершенно неспособен судить о великих и обширных интересах своей страны; и если не были предприняты особые усилия, чтобы заставить его иначе, он в равной степени неспособен защитить свою страну в войне…. Таким образом, его ловкость в своем собственном ремесле, кажется, приобретается за счет его интеллектуальных, социальных и военных добродетелей. Но в каждом улучшенном и цивилизованном обществе это состояние, в которое обязательно должны пасть трудящиеся бедняки, то есть большая часть народа, если правительство не приложит некоторых усилий, чтобы предотвратить это.( WN V.i.f.50)

Education помогает людям преодолеть однообразие повседневной жизни. Это помогает им быть лучшими гражданами, лучшими солдатами и более нравственными людьми; интеллект и воображение необходимы для нравственного суждения. Ни один человек не может точно посочувствовать, если его или ее ум пуст и неквалифицирован.

Здесь мы видим, что Смит заботится о бедных на всем протяжении книги «Богатство народов». Мы также видим связь между его моральной теорией и его политической экономией.Невозможно по-настоящему понять, почему Смит делает политические заявления, которые он делает, не связав их со своими моральными требованиями, и наоборот. Его призыв к всеобщему богатству или изобилию и оправдание ограниченного правительства сами по себе являются моральными аргументами, равно как и экономическими. Вот почему проблема Адама Смита не имеет смысла и почему современные исследователи Смита так сосредоточены на демонстрации систематических элементов философии Смита. Не видя, как каждая из частей сочетается друг с другом, человек теряет силу своих рассуждений — рассуждений, которые вдохновили на такие же большие изменения, как и любая другая работа в истории западной традиции.Конечно, у Смита есть недоброжелатели и критики. Он делает заявления и строит предположения, которые бросают вызов многим. Но у Смита тоже есть защитники, и, как показывает история, Смит по-прежнему играет важную роль в исследовании того, как должно быть организовано общество и какие принципы управляют человеческим поведением, исследованием и моралью. Возрождение в конце двадцатого века в исследованиях Смита подчеркивает, что философия Смита может быть столь же важной сейчас, как и когда-либо.

4. Ссылки и дополнительная литература

Все ссылки относятся к Глазго Издание переписки и работ Адама Смита , окончательное издание его работ.Онлайн-версии многих из них можно найти в Библиотеке экономики и свободы.

а. Работа Смита

  • [ TMS ] Теория моральных чувств . Эд. А.Л. Макфи, Д.Д. Рафаэль. Индианаполис: Либерти Пресс, 1982.
    • Впервые опубликовано в 1759 году; последующие издания 1761 г. (значительно переработаны), 1767, 1774, 1781 и 1790 гг. (значительно переработаны с полностью новым разделом).
  • [ WN ] Исследование природы и причин богатства народов .2 тт. Эд. Р.Х. Кэмпбелл, А.С. Скиннер. Индианаполис: Liberty Press, 1976.
    • Впервые опубликовано в 1776 году; последующие издания 1778, 1784 (значительно переработанные), 1786, 1789.
  • [ LJ ] Лекции по юриспруденции . Эд. Р.Л. Мик, Д.Д. Рафаэль. Индианаполис: Либерти Пресс, 1982.
    • Содержит два набора лекций, LJ (A), датированные 1762–17 годами, и LJ (B), датированные 1766 годом.
  • [ LRBL ] Лекции по риторике и художественной литературе .Эд. Дж. К. Брайс. Индианаполис: Либерти Пресс, 1985.
      Издание
    • также содержит фрагмент: «Соображения относительно первой формации языков» в LRBL. Даты лекций, 1762–1763 гг.
  • [ EPS ] Очерки по философским предметам . Эд. W.P.D. Уайтман и Дж. К. Брайс. Индианаполис: Либерти Пресс, 1982.
    • Содержит очерки и отрывки: «Принципы, которые ведут и направляют философские исследования, иллюстрированные историей астрономии», «Принципы, которые ведут и прямые философские исследования, иллюстрированные историей древней физики», «Принципы, ведущие и направляющие философские исследования. Исследования, иллюстрированные историей древней логики и метафизики », « О внешних чувствах, », « О природе того подражания, которое имеет место в так называемых подражательных искусствах, »« О сродстве между Музыка, танцы и поэзия »,« О сродстве между некоторыми английскими и итальянскими стихами », Вклад в Эдинбургский обзор от 1755-56 гг., Обзор словаря Джонсона , Письмо авторам Эдинбургского обзора , Предисловие и Посвящение к книге Уильяма Гамильтона « Стихотворение о нескольких событиях» 261 и «Отчет о жизни и сочинениях Адама Смита, LL.Д. » Впервые опубликовано в 1795 году.
  • [ Corr. ] Переписка Адама Смита . Эд. E.C. Mossner, I.S. Росс. Индианаполис: Liberty Press, 1987.

б. Дополнительные тома к изданию Glasgow

  • Указатель работ Адама Смита . Эд К. Хоконсен и А.С. Скиннер. Индианаполис,: Liberty Press, 2002.
  • .
  • Очерки Адама Смита. Под редакцией А.С. Скиннер и Томас Уилсон. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1976.
  • Жизнь Адама Смита. И.С. Росс. Оксфорд: Oxford University Press, 1995.
  • .

г. Представления и произведения для широкой аудитории

  • Берри, Кристофер Дж. Социальная теория шотландского Просвещения . Эдинбург: Издательство Эдинбургского университета, 1997.
  • Флейшакер, Сэмюэл. О богатстве народов Адама Смита . Princeton: Princeton University Press, 2004.
  • .
  • Haakonssen, K. (ed.) The Cambridge Companion to Adam Smith. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2006.
  • Мюллер, Джерри З. Адам Смит в свое и наше время . Princeton: Princeton University Press, 1993.
  • .
  • Оттесон, Джеймс Р. Адам Смит: Избранные философские сочинения (Библиотека шотландской философии). Exeter: Imprint Academic, 2004.
  • Вайнштейн, Джек Рассел. О Адаме Смите . Belmont: Wadsworth, 2001.
  • .
  • Рафаэль, Д. Адам Смит (Мастера прошлого). Oxford: Oxford University Press, 1986.

г. Рекомендуемые книги для специалистов

Любой выпуск журнала The Adam Smith Review будет интересен читателям Смита. В томе 2 (2007 г.) будет специальный симпозиум по концепции Смита о рациональном выборе (экономическое обсуждение), а в томе 3 (2008 г.) будет специальный симпозиум по Смиту и образованию. Оба заслуживают особого внимания.

  • Кэмпбелл, Т. Д. Наука Адама Смита о морали. Нью-Джерси: Роуман и Литтлфилд, 1971.
  • Кропси, Джозеф. Политика и экономика: интерпретация принципов Адама Смита (с дальнейшими размышлениями о принципах Адама Смита) (исправленное издание). Чикаго: St. Augustine’s Press, 2001.
  • .
  • Эвенский, Дж. Моральная философия Адама Смита . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2005.
  • Force, Пьер. Личный интерес до Адама Смита . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2003.
  • Грисволд, Чарльз Л. Младший Адам Смит и добродетели просвещения . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1999.
  • Haakonssen, Knud (ред.). Адам Смит (Международная библиотека критических эссе по истории философии . Олдершот: Ashgate / Dartmouth Publishing, 1998.
  • )
  • Haakonssen, Knud. Наука законодателя. Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 1981.
  • Монтес, Леонид. Адам Смит в контексте .Нью-Йорк: Palgrave MacMillan, 2004.
  • .
  • Оттесон, Джеймс. Рынок жизни Адама Смита . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2002.
  • Рафаэль, Д. Беспристрастный наблюдатель . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2007.
  • Скотт , Уильям Роберт. Адам Смит как студент и профессор . Нью-Йорк: Огюст М. Келли, 1965.
  • Тайхграбер, Ричард. Свободная торговля и моральная философия: переосмысление источников богатства народов Адама Смита .Дарем, издательство Duke University Press, 1986.
  • Вайнштейн, Джек Рассел. Плюрализм Адама Смита: рациональное образование и моральные чувства . Нью-Хейвен: Издательство Йельского университета, 2013.

Информация об авторе

Джек Рассел Вайнштейн
Электронная почта: [email protected]
Университет Северной Дакоты
США

Отец политической экономии: Альберто Алезина, 1957-2020 гг.

Альберто Алезина (Фото: Гарвардский университет)

Альберто Алезина из Гарвардского университета внезапно скончался от сердечного приступа 23 мая.Ему было 63 года. Его давний коллега и друг Ларри Саммерс писал, что до него «не было академической области политической экономии. Сегодня политическая экономия — важный компонент экономики и политологии ».

Это из-за вклада Альберто. Более выдающиеся ученые, чем я, — Эд Глезер, Ховард Розенталь, Стефани Станчева, Паола Джулиано и Саммерс — предоставили прекрасные отчеты о его работе в последние дни.

Мне выпала большая честь иметь его в моей докторской диссертации, и я считал его своим другом.

Отец политической экономии

Современная политическая экономия рассматривает политический процесс как важнейший фактор, определяющий экономические результаты.

Может случиться так, что политическая нестабильность угрожает экономическому росту, или политические программы, разработанные для перераспределения доходов или богатства, препятствуют или помогают росту, в зависимости от их замысла.

Что бы они ни делали, политические процессы и институты имеют экономические последствия, и их можно рассматривать через призму экономики.

Он изучил важный институциональный вопрос — лучший способ контролировать инфляцию.

В серии статей с несколькими соавторами он определил преимущества независимого центрального банка.

Средний избиратель хотел бы назначить центрального банкира, который очень заботится об инфляции, но также может испытывать соблазн отстранить этого центрального банкира из-за краткосрочного (но не долгосрочного) компромисса между инфляцией и безработицей.

Независимость центрального банка — это выход.Как он и Саммерс выразились,

изоляция денежно-кредитной политики от политического процесса позволяет избежать этой проблемы и помогает обеспечить равновесие низкой инфляции

Его статья 2001 года с Эдом Глезером и Брюсом Сакердотом содержала большой вопрос в названии: «Почему в США нет системы социального обеспечения европейского образца?»

Последние два предложения его резюме кажутся удручающе подходящими в свете текущих мучительных событий в Соединенных Штатах:

Расовая враждебность в США делает перераспределение в пользу бедных, среди которых непропорционально много черных, непривлекательным для многих избирателей.Американские политические институты ограничивали рост социалистической партии и в целом ограничивали политическую власть бедных

Помимо этого, его работа показала, что платформы политических партий не обязательно должны совпадать с интересами среднего избирателя — что сейчас может показаться очевидным, но было революционным в конце 1980-х.

Его понимание заключалось в том, что политики заботятся не только о том, чтобы быть избранными. Они также заботятся (до некоторой степени) о политике, которая реализуется при их избрании.Его элегантная математическая модель перевернула теорему о медианном избирателе с ног на голову.

Оптимальное количество наций

Трудно недооценить важность этой работы, которую, несомненно, однажды признал бы Нобелевский комитет. Но для меня есть одно направление, которое отражает широту и творческий потенциал его учености.

Какой оптимальный размер и количество наций?

Это захватывающий вопрос, который, как можно предположить, предназначен скорее для государственного деятеля, такого как Бисмарк, чем для социолога.

Но в газете Quarterly Journal of Economics за 1997 год, а затем в замечательной книге с Энрико Сполаоре, он представил политико-экономическую модель «образования страны в результате определенного компромисса между преимуществами крупных политических юрисдикций и издержки неоднородности в большой популяции ».

Более крупные политические образования — прототипическим примером является Европейский Союз — настолько разнообразны, что трудно прийти к соглашению по любому количеству вопросов.

Демократии дают нам слишком много

С другой стороны, более крупные страны лучше застрахованы от потрясений и имеют более крупные рынки, и им меньше нужно беспокоиться о соседях. Говоря более формально, правительства интернализируют внешние эффекты.

Последствия столь же далеко идущие, как и вопрос.

Алесина и Сполаоре показали, что процесс демократизации ведет к отделениям: мы должны наблюдать «меньше стран в недемократическом мире, чем в демократическом», что «демократический процесс ведет к неэффективно большому количеству стран» и что равновесие число «увеличивается с ростом международной экономической интеграции».

Он уже пропустил

Альберто был воплощением великого ученого. Он поставил глубокие и важные вопросы, имеющие центральное значение как для политики, так и для экономики. И он показал, как на эти вопросы можно ответить с помощью математических и статистических инструментов социальных наук.

Очень немногие ученые создают область, не говоря уже о той, которая охватывает глубокие вопросы.

Те из нас, чьи жизни он непосредственно касался, считали его вдохновителем, сторонником, утешителем и человеком, казалось бы, безграничной интеллектуальной и эмоциональной щедрости.Мы уже скучаем по нему.

Ричард Холден

Ричард Холден — профессор экономики бизнес-школы Университета Нового Южного Уэльса и содиректор инициативы «Новая экономическая политика». Его исследования сосредоточены на теории договоров, организационной экономике, праве и экономике, а также политической экономии. Он писал по темам, включая: сетевой капитал, политическое распределение, границы фирмы, стимулы в организациях, дизайн механизмов и правила голосования.

Посмотреть все сообщения Ричарда Холдена | Сайт

Позолоченный век | Безграничная история США

Позолоченный век

«Золотой век» относится к периоду после Реконструкции, когда американская экономика росла самыми быстрыми темпами в истории.

Цели обучения

Интерпретация основных достижений позолоченного века

Основные выводы

Ключевые моменты
  • Период после Реконструкции, последние несколько десятилетий девятнадцатого века, был известен как «позолоченный век», термин, введенный Марком Твеном в 1873 году.
  • «Позолоченный век» был периодом трансформации экономики, технологий, государственного управления и социальных обычаев Америки.
  • Эта трансформация сформировала современное национальное индустриальное общество из небольших региональных сообществ.
  • Богатство того периода подчеркивается богатством американского высшего класса и ростом американской благотворительности, которую Эндрю Карнеги назвал «Евангелием богатства».
  • Многие новые корпорации и предприятия привели к появлению сверхбогатых людей.
  • Этот период также был отмечен социальными движениями за реформы, созданием машинной политики и продолжающейся массовой иммиграцией.
  • В «позолоченном веке» богатые предоставляли частные деньги для финансирования тысяч колледжей, больниц, музеев, академий, школ, оперных театров, публичных библиотек, симфонических оркестров и благотворительных организаций.
  • Этот период также называют «надиром американских расовых отношений», временем, когда расизм в стране, как считается, был хуже, чем в любой другой период после Гражданской войны в США.
Ключевые термины
  • барон-разбойник : особенно в девятнадцатом и начале двадцатого веков, бизнес-магнат, обладавший огромным богатством и влиянием, но чьи методы были сомнительны с моральной точки зрения.
  • Евангелие богатства : статья, написанная Эндрю Карнеги, в которой описывается ответственность нового высшего класса богатых, добившихся своего успеха, заниматься благотворительностью.
  • Машинная политика : В политике США — партийная организация, возглавляемая одним боссом или небольшой автократической группой, обладающая достаточным количеством голосов для поддержания политического и административного контроля над городом, округом или штатом.
  • Вторая промышленная революция : Эта фаза, также известная как «Технологическая революция», длилась с 1860-х годов до Первой мировой войны. Она началась с внедрения бессемеровской стали и завершилась массовым производством и производственной линией.

Период в истории Соединенных Штатов после гражданской войны и реконструкции, продолжавшийся с конца 1860-х по 1896 год, называется «позолоченным веком». Этот термин был введен Марком Твеном и Чарльзом Дадли Уорнером в их книге «Позолоченный век: сегодняшняя сказка », опубликованной в 1873 году.Этот термин относится к золочению более дешевого металла тонким слоем золота. Многие критики жаловались, что эта эпоха была отмечена показной демонстрацией, грубыми манерами, коррупцией и низкопробной этикой.

Историки рассматривают позолоченный век как период быстрых экономических, технологических, политических и социальных преобразований. Эта трансформация сформировала современное национальное индустриальное общество из небольших региональных сообществ. К концу позолоченного века Соединенные Штаты находились в верхней части ведущих индустриальных стран мира.В прогрессивную эру, последовавшую за позолоченным веком, Соединенные Штаты стали мировой державой. При этом произошло много нарушений, включая уничтожение индейцев равнин, усиление дискриминации афроамериканцев и ухудшение состояния окружающей среды. Две продолжительные общенациональные экономические депрессии последовали за Паникой 1873 года и Паникой 1893 года.

Экономические и политические инновации

«Позолоченный век» ознаменовался впечатляющим экономическим ростом и беспрецедентным ростом крупных городов.Например, население Чикаго увеличилось в десять раз с 1870 по 1900 год. Технологические инновации того времени включали телефон, небоскреб, холодильник, автомобиль, линотип, электрическую лампочку, пишущую машинку и электродвигатель, а также достижения в хромолитографии, производстве стали и многих других отраслях промышленности. Эти изобретения заложили основы современного потребительства и промышленного производства.

В течение 1870-х и 1880-х годов экономика США росла самыми быстрыми темпами в своей истории, причем реальная заработная плата, богатство, ВВП и накопление капитала быстро росли.К началу двадцатого века доход на душу населения и промышленное производство в Соединенных Штатах были лидерами в мире, с доходами на душу населения вдвое больше, чем в Германии или Франции, и на 50 процентов выше, чем в Великобритании. Предприниматели Второй промышленной революции создали промышленные города на северо-востоке с новыми заводами и наняли этнически разнообразный промышленный рабочий класс, многие из которых были новыми иммигрантами из Европы. Корпорация стала доминирующей формой организации бизнеса, а управленческая революция изменила бизнес-операции.

Сверхбогатые промышленники и финансисты, такие как Джон Д. Рокфеллер, Эндрю У. Меллон, Эндрю Карнеги, Генри Флаглер, Генри Х. Роджерс, Дж. П. Морган, Корнелиус Вандербильт из семьи Вандербильтов и видная семья Астор, были отмечены как « бароны-разбойники »публикой, которая считала, что они обманывают, чтобы получить свои деньги, и господствовала над простыми людьми. Их поклонники утверждали, что они были «промышленниками», которые построили ядро ​​индустриальной экономики Америки, а также некоммерческий сектор благодаря актам филантропии.Например, Эндрю Карнеги пожертвовал более 90 процентов своего состояния и сказал, что благотворительность — это обязанность высшего сословия — «Евангелие богатства». На частные деньги были направлены тысячи колледжей, больниц, музеев, академий, школ, оперных театров, публичных библиотек и благотворительных организаций. Джон Д. Рокфеллер пожертвовал более 500 миллионов долларов различным благотворительным организациям, что составляет чуть более половины своего состояния. Тем не менее, многие бизнес-лидеры находились под влиянием теории социального дарвинизма Герберта Спенсера, которая оправдывала невмешательство в капитализм, безжалостную конкуренцию и социальное расслоение.

Политика позолоченного века, называемая «системой третьих сторон», включала в себя очень тесную борьбу между республиканцами и демократами (с периодическими политическими кампаниями третьих сторон со стороны фермеров и профсоюзов), реформу государственной службы, организованные движения, в которых участвовало множество женщин, работающих за запрет и избирательное право женщин, усиление машин большого города и переход от партийной политики к современной политике групп интересов. Почти все мужчины, имеющие право голоса, были политическими приверженцами, а в некоторых штатах явка избирателей часто превышала 90 процентов.Доминирующими вопросами были культурные (особенно в отношении запретов, образования и этнических или расовых групп) и экономические (тарифы и денежная масса). С быстрым ростом городов политические машины все больше берут под контроль городскую политику. Профсоюзы выступили за восьмичасовой рабочий день и отмену детского труда; Реформаторы среднего класса требовали реформы государственной службы, запрета и избирательного права женщин.

В социальном плане этот период был отмечен крупномасштабной иммиграцией из Германии и Скандинавии в промышленные центры и на западные сельскохозяйственные угодья, углублением религиозных организаций, быстрым ростом средних школ и появлением управленческого и профессионального среднего класса.Что касается иммиграции, то после 1880 года старая иммиграция немцев, британцев, ирландцев и скандинавов пошла на убыль. В Соединенных Штатах каждый год создавалось большое количество новых неквалифицированных рабочих мест, и на их заполнение приезжали люди из Италии, Польши, Австрии, Венгрии, России, Греции и других стран Южной и Центральной Европы, а также из французской Канады.

Афроамериканцы в позолоченном веке

«Низший уровень американских расовых отношений» — это фраза, относящаяся к периоду в U.S. История с конца Реконструкции до начала двадцатого века, когда расизм в стране, как считается, был хуже, чем в любой другой период после Гражданской войны в США. В этот период афроамериканцы потеряли многие гражданские права, приобретенные во время Реконструкции. Усилилось насилие против чернокожих, линчевания, сегрегация, легальная расовая дискриминация и проявления превосходства белых.

Консервативные белые демократические правительства на Юге приняли закон Джима Кроу, создав систему правовой расовой сегрегации в государственных и частных учреждениях.Чернокожие были разделены в школах и больницах, и им приходилось использовать отдельные секции в некоторых ресторанах и системах общественного транспорта. Им часто запрещали посещать определенные магазины или пользоваться столовыми, туалетами и примерочными. Поскольку они не могли голосовать, они не могли входить в состав присяжных, а это означало, что у них практически не было юридических средств правовой защиты в системе.

Чернокожие, добившиеся экономического успеха, подверглись репрессиям или санкциям. Посредством насилия и юридических ограничений белые часто не позволяли черным работать обычными рабочими, не говоря уже о квалифицированных ремесленниках или других профессиях.В таких условиях даже самым амбициозным и талантливым чернокожим было крайне сложно продвигаться по службе.

Конец позолоченного века

Конец позолоченного века совпал с паникой 1893 года, глубокой депрессией, которая длилась до 1897 года и ознаменовала серьезную политическую перестройку на выборах 1896 года. За этой продуктивной, но вызывающей разногласие эпохой последовала Эра Прогресса.

The Breakers : The Breakers, летний дом Корнелиуса Вандербильта II, расположенный в Ньюпорте, Род-Айленд, США.Построенный в 1893 году, он олицетворяет излишества богатства позолоченного века.

Политическая экология

Описание поля

Политическая экология анализирует социальные формы и человеческую организацию, которые взаимодействуют с окружающей средой. Эта развивающаяся область привлекала ученых из областей антропологии, лесного хозяйства, исследований развития, экологической социологии, истории окружающей среды и географии. Все его практики задаются вопросом о взаимосвязи между экономикой, политикой и природой.Несмотря на разный опыт, эти исследователи выступают за фундаментальные изменения в управлении природой и соблюдении прав людей. Обзор термина «политическая экология» показывает важные различия в акцентах. Некоторые определения делают упор на политическую экономию (Blaikie and Brookfield, 1987), в то время как другие указывают на более формальные политические институты (Peet and Watts, 1996), некоторые определяют изменение окружающей среды как наиболее важное (Watts 1985), в то время как другие делают упор на рассказы или истории об этом изменении (для пример Эскобара 1996).

Политическая экология — это место слияния экологически укоренившейся социальной науки и принципов политической экономии. Он явно стремится представить альтернативу аполитичной экологии (Forsyth, 2008). Эта область синтезирует центральные вопросы, задаваемые социальными науками об отношениях между человеческим обществом и его биокультурно-политической сложностью, а также о значительно гуманизированной природе. Таким образом, политическая экология охватывает проблемы столкновения индивидуальных интересов и возможность сговора, которые лежат в основе политической экономии, а также озабоченность экологии нашей биологической и физической средой и делает упор на целостный анализ, который связан с более социальными и властными -центральная область политической экономии.

Происхождение

Программа или движение, которое сейчас называется политической экологией, по-видимому, возникла как реакция на определенные особенности экологии человека или экологической антропологии, как это практиковалось в 1960-х и начале 1970-х годов. В частности, это была реакция на игнорирование политических аспектов взаимодействия человека и окружающей среды. Термин «политическая экология» был придуман на французском языке (Écologie politique) Бертраном де Жувенелем в 1957 году, а на английском языке — антропологом Эриком Р.Вольф в 1972 году. Истоки этой области в 1970-х и 1980-х годах были результатом радикального развития географии и культурной экологии. Исторически сложилось так, что политическая экология сосредоточилась на явлениях в развивающихся странах и влияющих на них. Вопросы сохранения и дикой природы также занимают центральное место в исследованиях. Сохранение действительно является человеческим процессом, который определяет, что такое природа.

Основные допущения

Совсем недавно политическая экология установила связь с гендерными исследованиями и анализом социальных движений.Широкий охват и междисциплинарный характер области поддаются нескольким определениям и толкованиям. Однако общие предположения в этой области придают ему актуальность. Раймонд Л. Брайант и Синеад Бейли (1997) разработали три фундаментальных допущения в практике политической экологии:

  • Во-первых, затраты и выгоды, связанные с изменением окружающей среды, распределяются неравномерно. Изменения в окружающей среде не влияют на общество однородным образом: политические, социальные и экономические различия объясняют неравномерное распределение затрат и выгод.Политическая власть играет важную роль в таком неравенстве.

  • Во-вторых, это неравномерное распределение окружающей среды неизбежно усиливает или сокращает существующее социальное и экономическое неравенство. В этом предположении политическая экология переходит в политическую экономию, поскольку любое изменение условий окружающей среды должно влиять на политический и экономический статус-кво.

  • В-третьих, неравномерное распределение затрат и выгод, а также усиление или уменьшение ранее существовавшего неравенства имеют политические последствия с точки зрения производимых измененных властных отношений.

Заявка

Политическая экология пытается предоставить критику, а также альтернативы во взаимодействии окружающей среды и политических, экономических и социальных факторов. Роббинс (2005) утверждает, что в этой дисциплине существует нормативное понимание того, что, скорее всего, существуют лучшие, менее принудительные, менее эксплуататорские и более устойчивые способы ведения дел.

Исходя из этих предположений, политическая экология может быть использована для:

  • Информировать разработчиков политики и организации о сложностях, связанных с окружающей средой и развитием, тем самым способствуя совершенствованию управления окружающей средой ;

  • Понимать решения, принимаемые сообществами в отношении окружающей среды, в контексте их политической среды, экономического давления и социальных норм;

Список литературы

Блейки, П.М., Брукфилд Х., ред. (1987) Деградация земель и общество. Лондон и Нью-Йорк: Метуэн.

Брайант Р. Л., Бейли С. (1997) Политическая экология третьего мира. Рутледж, Лондон.

Эскобар, А. (1996) Природа строительства: элементы постструктуралистской политической экологии. Фьючерсы, 28 (4): 325-343.

Форсайт, Т. (2008) Политическая экология и эпистемология социальной справедливости. Геофорум, 39 (2): 756-764.

Пит Р., Уоттс М. (1996) Экологии освобождения: окружающая среда, развитие, социальные движения.Лондон: Рутледж.

Роббинс П. (2004) Политическая экология. Издательство Блэквелл, Оксфорд.

Ватт, M.J. (1985). Социальная теория и экологическая деградация: случай Судано-Сахелианской Западной Африки. В разработке пустыни: человек и технологии в sparselands (Y. Gradus, Ed.) Dordrecht: D. Reidel.

Полезные сайты

Журнал политической экологии [http://jpe.library.arizona.edu/]

Эта запись в глоссарии основана на вкладе Тома Баулера

Редакторы глоссария EJOLT: Хали Хили, Сильвия Лорек и Беатрис Родригес-Лабахос

Геополитика — обзор | Темы ScienceDirect

3.7 Нефть и геополитика, внешняя политика и международная безопасность

Нефть имеет значение для внешней политики, международной безопасности и геополитики. Однако последствия более международные, чем национальные, за исключением Соединенных Штатов, для которых эти два аспекта взаимосвязаны. Тот факт, что две трети мировых запасов нефти расположены в странах Персидского залива, делает их объектами агрессии. Окончание холодной войны и распад Советского Союза устранили советскую угрозу для региона.Однако Персидский залив остается нестабильным местом, подверженным революциям и региональным войнам, как показала война в Персидском заливе 1990–1991 годов, когда Ирак напал и аннексировал Кувейт и угрожал Саудовской Аравии. В этой войне были собраны военные силы ООН во главе с Соединенными Штатами для защиты Саудовской Аравии и вынудить Ирак отказаться от Кувейта. Хотя, вероятно, было несколько причин для действий США, безусловно, главной причиной была защита доступа к запасам нефти в Персидском заливе. Похоже, что Соединенные Штаты как остающаяся сверхдержава мира — единственная страна, которая может сыграть эту роль.

Роль безопасности США будет по-прежнему необходима в Персидском заливе, где нет регионального баланса сил. Эта роль усиливается, но также усложнилась после вторжения США и оккупации Ирака в 2003 году. Любая угроза поставкам нефти в Персидском заливе создала бы угрозу мировой экономике, если бы поставки были прекращены, а цены на нефть выросли. Соединенные Штаты будут противостоять любой серьезной угрозе мировой экономике, потому что она все больше взаимосвязана с этой экономикой, независимо от уровня импорта из Персидского залива в Соединенные Штаты (который сегодня намного ниже).Европа и Япония в гораздо большей степени зависят от импорта нефти Персидского залива, чем Соединенные Штаты.

Как отмечается в отчете Министерства энергетики США за 1987 год президенту «Энергетическая безопасность», «усиление зависимости от ненадежных поставок нефти снижает гибкость в проведении внешней политики США». Ключевым примером этого являются отношения США с Саудовской Аравией, которая долгое время считалась ключевым союзником на Ближнем Востоке, предположительно из-за ее ведущей роли в качестве производителя нефти. Однако Саудовская Аравия — это автократический режим, а не демократия, со слабыми сторонами в области прав человека и обращения с женщинами, и именно эта страна произвела множество террористов, участвовавших в нападениях на Всемирный торговый центр в сентябре 2001 года и Пентагон.Однако «нефтяной фактор» снижает рычаги влияния и свободу действий США по отношению к этой стране.

Глобализация мирового нефтяного рынка расширяет контекст международной нефтяной безопасности в будущем. Например, быстрорастущие экономики Азии будут импортировать все больше нефти с Ближнего Востока в ближайшие годы. Нефтяные танкеры на пути в Азию должны проходить через узкий Малаккский пролив недалеко от Сингапура. Если бы пролив был закрыт террористами или военными действиями, танкерам пришлось бы прибавить значительное расстояние и увеличить расходы для доставки своей нефти, что немедленно повысило бы фрахтовые ставки во всем мире.Попросят ли Соединенные Штаты когда-нибудь охранять этот жизненно важный пролив?

Центральная Азия, в качестве другого примера, представляет собой регион, представляющий повышенный интерес для будущей добычи нефти, если предположить, что маршруты трубопроводов могут быть построены для транспортировки нефти на западные рынки. Однако новые республики вокруг Каспийского моря не являются демократиями и могут стать нестабильными во время будущей передачи власти, революций или межнациональной розни. Рамки безопасности для региона еще предстоит разработать.

Нефть взаимодействует с внешней политикой иным образом.Соединенные Штаты сохраняют торговые санкции против многих стран по всему миру, включая Ирак (подвергшийся санкциям ООН после войны в Персидском заливе), Иран и Ливию. Эти три страны являются крупными производителями нефти, но для американских компаний они закрыты для участия в крупных проектах по разработке нефти. Если не рассматривать Ирак как особый случай, возникает некоторый вопрос, работают ли эти санкции эффективно, если они не являются многосторонними и не принимаются другими странами.

Обзор политической теории — Oxford Handbooks

Акерман, Б.а также Олстотт, А. 1999. Общество заинтересованных сторон . Нью-Хейвен, штат Коннектикут: Йельский университет. Press. Найдите этот ресурс:

Agamben, G. 1998. Homo Sacer: Суверенная власть и голая жизнь , пер. Д. Хеллер-Роазен. Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press. Найдите этот ресурс:

Althusser, L. 1969. Для Маркса . Лондон: Аллен-Лейн. Найдите этот ресурс:

— и Балибар, Э.1970. Чтение столицы . Лондон: Verso. Найдите этот ресурс:

Anderson, E. 1999. Что такое точка равенства ?. Этика , 109: 287–337. Найдите этот ресурс:

Arendt, H. 1958. The Human Состояние . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

–1959. Размышления о маленьком Рок. Dissent , 6: 45–56. Найдите этот ресурс:

–1963. Вкл. Revolution . Нью-Йорк: Викинг. Найдите этот ресурс:

–1969. Кризисы республики . Нью-Йорк: Harcourt. Найдите этот ресурс:

Arneson, R.J. 1989. Равенство и равные возможности для благосостояния. Философские исследования , 56: 77–93. Найдите этот ресурс:

Ashcraft, R. 1989. Политическая теория и проблема идеологии. Политический журнал , 42: 687–705.Найдите этот ресурс:

Balibar, É. 2004 г. Мы, люди Европы? Размышления о транснациональном гражданстве , пер. Дж. Свенсон. Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press. Найдите этот ресурс:

— и Валлерстайн, I. 1991. Раса, нация, класс: Неоднозначная идентичность 900 18. Нью-Йорк: Verso. Найдите этот ресурс:

Ball, T. 1987. Deadly герменевтика: или Sinn и социолог.Стр. 95–112 в идиомах Запрос: Критика и обновление в политической науке , изд. Т. Болл. Олбани: Штат University of New York Press. Найдите этот ресурс:

Barry, B. 1965. Политический аргумент . Лондон: Рутледж и Кеган Пол. Найдите этот ресурс:

—1995. Правосудие как беспристрастность . Оксфорд: Оксфордский университет Нажмите. Найдите этот ресурс:

—2001. Культура и равенство: Эгалитарная критика мультикультурализма . Cambridge: Polity. Найдите этот ресурс:

— and Hardin, R. (eds.) 1982. Рациональный человек и иррациональное общество? Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage. Найдите этот ресурс:

Benhabib, S., Butler, J., Cornell, D., and Fraser, N. 1995. Феминистские утверждения: философский обмен . Нью-Йорк: Рутледж.Найдите этот ресурс:

Bennett, J. 2002. Мораль. дрейф. В Политика морализации , изд. Дж. Беннетт и М. Шапиро. Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

—и Халупка, W. (ред.) 1993. В природе вещей: язык, политика и Окружающая среда . Миннеаполис: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

Berlin, Я.1969. Четыре очерка свободы . Оксфорд: Оксфордский университет Press. Найдите этот ресурс:

Bohman, J. 1998. Наступление эпохи совещательной демократии. Политический журнал Философия , 6: 399–423. Найдите этот ресурс:

Bookchin, М. 1982. Экология свободы . Пало-Альто, Калифорния: Чешир. Найдите этот ресурс:

Bourdieu, П.и Wacquant, L. 1999. О хитрости империалистического разума. Теория, Культура и общество , 16: 41–58. Найдите этот ресурс:

Brown, C. 2006. From от международного к глобальному правосудию? Стр. 621–35 в Оксфордском справочнике по политическим вопросам Теория , изд. Дж. С. Дризек, Б. Хониг и А. Филлипс. Oxford: Oxford University Press, найдите этот ресурс:

(стр.84) Бьюкенен, Дж.и Таллок, Г. 1962. Исчисление согласия . Ann Arbor: University of Michigan Press. Найдите этот ресурс:

Батлер, Дж. 1993. Тела, которые имеют значение: на Дискурсивные пределы «секса». . Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

Carens, J. 2000. Культура, гражданство и сообщество: контекстуальное исследование правосудия как Беспристрастность 900 18. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.Найдите этот ресурс:

Cochran, M. 1999. Normative Теория международных отношений . Кембридж: Кембриджский университет Press. Найдите этот ресурс:

Cohen, G.A. 1978. Karl Marx’s Теория истории: защита . Принстон, Нью-Джерси: Принстонский университет Нажмите. Найдите этот ресурс:

—1989. О валюте эгалитарное правосудие. Этика , 99: 906–44.Найдите этот ресурс:

—1995. Самостоятельная собственность, Свобода и равенство 900 18. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

—2000. Если ты эгалитарист, почему ты такой богатый? . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

Cohen, J. 1989. Обсуждение и демократическая легитимность. Стр. 17–34 в The Good Polity: Normative Анализ состояния , изд.А. Хэмлин и П. Петтит. Oxford: Basil Blackwell. Найдите этот ресурс:

Cohen, M., Nagel, T. и Scanlon, T. M. (ред.) 1974 a . Война и моральная ответственность . Принстон, Нью-Джерси: Принстон University Press. Найдите этот ресурс:

———. 1974 б . г. Права и недостатки абортов 900 18. Принстон, Нью-Джерси: Принстонский университет Нажмите. Найдите этот ресурс:

———. 1977 г. Равенство и Преференциальный режим . Принстон, штат Нью-Джерси: Princeton University Press. Найдите этот ресурс:

Connolly, W. 1974. Условия политического Дискурс . Лексингтон, Массачусетс: Хит. Найдите этот ресурс:

–1991. Демократия и территориальность. Millennium , 20: 463–84. Найдите этот ресурс:

Dagger, R. 2004. Коммунитаризм и республиканизм. Стр. 167–79 в Справочник по политической теории , изд.Г. Ф. Гаус и К. Кукатас. Лондон: Sage. Найдите этот ресурс:

Dean, J. 2006. Политическая теория и культурология. Стр. 751–72 в Оксфордский справочник политической теории , изд. Дж. С. Дризек, Б. Хониг и А. Филлипс. Oxford: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Deleuze, G. and Guattari, F. 1977. Anti-Oedipus: Капитализм и шизофрения .Нью-Йорк: Викинг. Найдите этот ресурс:

Der Derian, J. 2001. Virtuous. Война: отображение военно-промышленной-медиа-развлекательной сети . Боулдер, Цвет: Westview. Найдите этот ресурс:

Derrida, J. 2000. О гостеприимстве: Энн Дюфурмантель приглашает Жака Деррида в Ответить , пер. Р. Боулби. Стэнфорд, Калифорния: Stanford University Press. Найдите этот ресурс:

Dryzek, J.С. 1990. Дискурсивная демократия: политика, политика и политология . Нью-Йорк: Cambridge University Press. Найдите этот ресурс:

—1992. Как далеко от Вирджинии и Рочестера до Франкфурта? Общественный выбор как критическая теория. Британский журнал политических наук , 22: 397–417. Найдите этот ресурс:

Dunn, J. 2000. The Cunning of Unreason: Making Чувство политики .Нью-Йорк: HarperCollins. Найдите этот ресурс:

Dworkin, R. 1968. Об отказе от уголовного преследования. гражданское неповиновение. New York Review of Books , 10 (10 июня). Найдите этот ресурс:

—1977. Принимая права Серьезно . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

–1981. Что такое равенство? Часть 1: равенство благосостояния; Часть ii: равенство Ресурсы. Философия и связи с общественностью , 10: 185–246 ;.283–345 Найдите этот ресурс:

—2000. Суверенная добродетель: теория и практика равенства . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

Эльштайн, Дж. Б. 2003. Just Война против террора: бремя американской мощи в жестоком мире . Новый York: Basic Book. Найдите этот ресурс:

Euben, R. 1999. Enemy в зеркале: исламский фундаментализм и пределы современного рационализма .Princeton, NJ: Princeton University Press. Найдите этот ресурс:

. (стр.85) Флатман, Р. 1992. Умышленный либерализм: волюнтаризм и Индивидуальность в политической теории и практике . Итака, Нью-Йорк: Корнелл University Press. Найдите этот ресурс:

Foucault, M. 1979. Discipline and Punish: The Рождение тюрьмы . Нью-Йорк: Винтаж. Найдите этот ресурс:

Fraser, N.1997. Правосудие Interruptus: критические размышления о «постсоциалистическом» условии . Новый York: Routledge. Найдите этот ресурс:

Frazer, E. and Lacey, N. 1993. The Politics of Сообщество: феминистская критика либерально-общинных дебатов . Hemel Хемпстед: комбайн. Найдите этот ресурс:

Фукуяма, Ф. 1989. Конец история? Национальный интерес , Лето: 3–18.Найдите этот ресурс:

Galston, W. 1991. Либеральные цели: блага, добродетели и разнообразие в либеральном государстве . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Gauthier, D. 1986. Мораль по соглашению . Оксфорд: Кларендон Press. Найдите этот ресурс:

Gilligan, C. 1982. In a Другой голос . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.Найдите этот ресурс:

Gilroy, С. 2000. Против расы: вообразить политическую культуру за пределами цвета. Строка . Кембридж, Массачусетс: Belknap Press of Harvard University Press. Найдите этот ресурс:

Glass, J. 2006. Паранойя и политика. философия. Стр. 729–48 в Оксфордский справочник политической теории , изд. J. S. Dryzek, Б. Хониг и А. Филлипс. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.Найдите этот ресурс:

Goodin, R.E. 1982. Политические Теория и государственная политика . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

Gray, J. 1995. Пробуждение Просвещения . Лондон: Рутледж. Найдите этот ресурс:

—1998. Эндшпиль: Вопросы позднего модерна Политическая мысль . Cambridge: Polity. Найдите этот ресурс:

Green, D. P. and Шапиро, И.1994. Патологии теории рационального выбора: критика приложений в Политология . Нью-Хейвен, штат Коннектикут: издательство Йельского университета. Найдите этот ресурс:

Gunnell, J. G. 1986. Между философией и политикой: отчуждение политической теории . Амхерст: Массачусетский университет Press. Найдите этот ресурс:

Habermas, J. 1989. Структурная трансформация общественной сферы , пер.Т. Бургер. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Найдите этот ресурс:

—1996. Между фактами и нормы: вклад в дискурсивную теорию права и демократии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Найдите этот ресурс:

—2001 a . Постнациональный Созвездие: политические очерки . Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Найдите этот ресурс:

—2001 b . Почему Европе нужна конституция. New Left Review , 11: 5–26. Найдите этот ресурс:

Hajer, M. и Wagenaar, H. (eds.) 2003. Deliberative Policy Analysis: Understanding Governance in the Network. Общество . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Hanchard, M. 2003. Акты непризнания: транснациональная черная политика, антиимпериализм и этноцентризм Пьера Бурдье и Лоика Ваквана. Теория, культура и Общество , 20: 5–29. Найдите этот ресурс:

Hartsock, N. 1983. Деньги, Секс и власть: к феминистскому историческому материализму 900 18. Нью-Йорк: Лонгман. Найдите этот ресурс:

Hartz, L. 1955. Либеральная традиция в Америка . Нью-Йорк: Harcourt, Brace. Найдите этот ресурс:

Hayek, F.A. von 1960. The Конституция свободы .Лондон: Рутледж и Кеган Пол. Найдите этот ресурс:

Хониг, Б. 1993. Политическая теория. и смещение политики . Итака, Нью-Йорк: Корнельский университет Нажмите. Найдите этот ресурс:

—2001. Демократия и Иностранец . Princeton, NJ: Princeton University Press. Найдите этот ресурс:

Horkheimer, M. and Adorno, T. 1972. Диалектика Просвещения . Нью-Йорк: Гердер и Гердер.Найдите этот ресурс:

Irigaray, L. 1985. Speculum of Другая женщина , пер. Дж. К. Гилл. Итака, Нью-Йорк: Корнельский университет Press. Найдите этот ресурс:

Isaac, J. C. 1995. Странное молчание политической теории. Политическая теория , 23: 636–52. Найдите этот ресурс:

Джонсон, Дж. 1991. Рациональный выбор как реконструктивная теория. В Экономический подход к политике , изд.Ф. Монро. Нью-Йорк: HarperCollins. Найдите этот ресурс:

(стр.86) Катеб, Г. 1992. Внутренний океан: индивидуализм и демократическая культура . Итака, Нью-Йорк: Корнелл University Press. Найдите этот ресурс:

Kymlicka, W. 1995. Multicultural Гражданство . Oxford: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

–2001. Политика на просторечии: национализм, мультикультурализм и гражданство 900 18.Оксфорд: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Laclau, E. 2006. The Народнический разум . Лондон: Verso. Найдите этот ресурс:

Laslett, P. 1956. Введение. В философии г. Политика и общество , изд. П. Ласлетт. Oxford: Basil Blackwell. Найдите этот ресурс:

Lasswell, H. D. 1961. Политика: кто что, когда и как получает . Кливленд, штат Огайо: Мир. Найдите этот ресурс:

Lukes, S.1995. Любопытное Просвещение. Профессор Каритат . Лондон: Verso. Найдите этот ресурс:

Lynch, C. 1999. За гранью умиротворения: интерпретация движений за мир между двумя мировыми войнами Политика . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. Найдите этот ресурс:

Lyons, O. 1992. Изгнан в Страну Свободы: демократия, индейские народы и США Конституция .Санта-Фе, Северная Мексика: Ясный свет. Найдите этот ресурс:

Lyotard, J. F. 1984. Состояние постмодерна: отчет о знаниях . Миннеаполис: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

MacKenzie, C. and Столяр, Н. (ред.) 2000. Relational Autonomy: Feminist Perspectives on Autonomy, Agency, и Социальное Я 900 18. Oxford: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

McLellan, Д.1970. Маркс до марксизма . Лондон: Macmillan. Найдите этот ресурс:

Marcuse, H. 1964. Одномерный человек . Бостон: Маяк. Найдите этот ресурс:

Marshall, G., Swift, A., and Roberts, S. 1997. Несмотря ни на что? Социальный класс и социальная справедливость в промышленности Общества . Oxford: Clarendon Press. Найдите этот ресурс:

Mehta, U. S. 1999. Либерализм и империя: исследование либеральной мысли девятнадцатого века .Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

Mills, C. W. 1997. The Racial Контракт . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. Найдите этот ресурс:

Monoson, S. С. и Лорио М. 1998. Иллюзия власти и нарушение нравственности. нормы: критика Фукидидом политики Перикла. Американская политология Обзор , 92: 285–97. Найдите этот ресурс:

Monroe, K.Красный.) 2005. Перестройка! Грубое восстание в политической науке . Новый рай, Conn .: Yale University Press. Найдите этот ресурс:

Mulhall, S. and Swift, A. 1996. Liberals and Коммунисты , 2-е изд. Оксфорд: Бэзил Блэквелл. Найдите этот ресурс:

Нозик, Р. 1974. Анархия, государство и утопия . Нью-Йорк: базовый уровень Книги. Найдите этот ресурс:

Nussbaum, M.1999. Феминистка критика либерализма. Стр. 55–80 в Секс и социальная справедливость , изд. М. Нуссбаум. Оксфорд: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Oakeshott, M. 1962. Рационализм в политике. и другие очерки . Лондон: Метуэн. Найдите этот ресурс:

Okin, S. М. 1989. Правосудие, гендер и семья . Нью-Йорк: базовый уровень Книги. Найдите этот ресурс:

—1998.Феминизм и мультикультурализм: некоторые напряженность. Этика , 108: 661–84. Найдите этот ресурс:

—2002. «Хозяйки их собственная судьба: «групповые права, пол и реальные права выхода. Этика , 112: 205–30. Найдите этот ресурс:

Ophuls, W. 1977. Экология и политика Дефицит . Сан-Франциско: W. H. Freeman. Найдите этот ресурс:

Parekh, B. 2000. Rethinking Мультикультурализм: культурное разнообразие и политическая теория .Лондон: Palgrave. Найдите этот ресурс:

Pateman, C. 1988. Сексуальный контракт . Cambridge: Polity. Найдите этот ресурс:

Patton, P. 2006. После лингвистического черед: постструктуралистская и либерально-прагматическая политическая теория. Стр. 125–41 дюйм Оксфордский справочник политической теории , изд. Дж. С. Дризек, Б. Хониг и А. Филлипс. Оксфорд: Oxford University Press, найдите этот ресурс:

Pettit, P.1997. Республиканизм: A Теория свободы и правительства . Oxford: Oxford University Press, найдите этот ресурс:

(стр.87) Филлипс, A. 1995. Политика присутствия: Политическая Представление пола, этнической принадлежности и расы . Оксфорд: Оксфордский университет Press. Найдите этот ресурс:

Pitkin, H. 1966. Обязательство и согласие II. Обзор американской политической науки , 60: 39–52.Найдите этот ресурс:

Plumwood, V. 2002. Экологическая культура: The Экологический кризис разума . Нью-Йорк: Routledge. Найдите этот ресурс:

Pogge, T. W. 2002. Бедность в мире и права человека: обязанности космополитов и Реформы . Молден, Массачусетс: Бэзил Блэквелл. Найдите этот ресурс:

Поппер, К. Р. 1957. Бедность историзма . Лондон: Рутледж и Кеган Пол.Найдите этот ресурс:

Цена, Р. и Реус-Смит, К. 1998. Опасные связи? Критическая международная теория и конструктивизм. Европейский журнал международных отношений , 4: 259–94. Найдите этот ресурс:

Rancière, J. 1989. Ночи труда: мечта рабочих в XIX веке Франция , пер. Дж. Друри. Филадельфия: издательство Temple University Press.Найдите этот ресурс:

—1999. Несогласие , пер. Дж. Роза. Миннеаполис: University of Minnesota Press. Найдите этот ресурс:

Rawls, J. 1969. Обоснование гражданское неповиновение. Стр. 240–55 в Гражданское неповиновение: теория и практика , изд. Х.А. Беду. Нью-Йорк: Пегас. Найдите этот ресурс:

–1971. Теория Правосудие .Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

–1993. Политические Либерализм . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета. Найдите этот ресурс:

–1997. Возвращение к идее общественного разума. Юридический университет Чикагского университета Обзор , 94: 765–807. Найдите этот ресурс:

–1999. Закон народов . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

Riker, W.Х. 1982 а . Двухпартийная система и закон Дюверже: очерк о история политической науки. Обзор американской политической науки , 76: 753–66. Найдите этот ресурс:

—1982 b . Либерализм против популизма: противостояние теории демократии и теория социального выбора . Сан-Франциско: W. H. Freeman. Найдите этот ресурс:

Roemer, J.E. 1982. A General Теория эксплуатации и класс 900 18. Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет Press. Найдите этот ресурс:

— (ред.) 1986. Analytical. Марксизм . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Rogin, M. 1987. Рональд Рейган Фильм и другие эпизоды политической демонологии . Беркли: University of California Press. Найдите этот ресурс:

Rorty, R.1983 г. Постмодернистский буржуазный либерализм. Философский журнал , 80: 538–89. Найдите этот ресурс:

—1989. Случайность, Ирония, и Солидарность 900 18. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Rothstein, B. 2005. Производит ли политология технически грамотных варваров? Европейский Политология , 4: 3–13. Найдите этот ресурс:

Sandel, M.1982. Либерализм и Пределы правосудия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Scanlon, T. M. 1998. What We В долгу друг перед другом . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

Schaar, J. 1970. The Berkeley бунт и не только. В очерках политики и образования в технологической Общество , изд. Дж. Шаар и С.Волин. Нью-Йорк: Винтаж. Найдите этот ресурс:

Scheuerman, W. E. 2006. Критическая теория за пределами Хабермаса. Стр. 85–105 в Оксфорд Справочник по политической теории , изд. Дж. С. Дризек, Б. Хониг и А. Филлипс. Оксфорд: Оксфордский университет Press. Найдите этот ресурс:

Schmitt, C. 1985. Политические Богословие: четыре главы о концепции суверенитета , пер. G. Schwab.Кембридж, Массачусетс: MIT Press. Найдите этот ресурс:

Schumpeter, J. A. 1942. Капитализм, социализм и демократия . Нью-Йорк: Харпер. Найдите этот ресурс:

Сен, А. 1980. Равенство чего? В Лекции Таннера о человеческих ценностях , изд. С. МакМуррин. Кембридж: Кембридж University Press. Найдите этот ресурс:

—1992. Неравенство пересмотрено . Оксфорд: Оксфордский университет Нажмите.Найдите этот ресурс:

Шклар, J. 1964. Законничество . Кембридж, Массачусетс: Гарвардский университет Press. Найдите этот ресурс:

Skinner, Q. 1998. Liberty before Либерализм . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Strauss, L. 1953. Natural Right и История . Чикаго: University of Chicago Press. Найдите этот ресурс:

. (стр.88) Санштейн, К.R. 1990. После правых Revolution . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

–1993. Частичное Конституция . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

Taylor, C. 1975. Hegel . Нью-Йорк: Cambridge University Press. Найдите этот ресурс:

-1979. Интерпретация и науки о человеке. В Interpretive Social Science: A Читатель , изд.П. Рабинов и В. М. Булливан. Лос-Анджелес: Университет California Press. Найдите этот ресурс:

—1989. Перекрестные цели: либерально-коммунитарные дебаты. Стр. 159–82 в Либерализм и нравственная жизнь , изд. Н. Розенблюм. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. Найдите этот ресурс:

—1994. Политика признания. В г. мультикультурализм и «Политика Признание », изд.А. Гутманн. Princeton, NJ: Princeton University Press. Найдите этот ресурс:

Tully, J. 1995. Странное разнообразие: конституционализм в эпоху разнообразия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

—2002. В несвободы современных людей по отношению к идеалам конституционной демократии. Modern Law Review , 65: 204–28. Найдите этот ресурс:

Van Parijs, P.1995. Настоящая свобода для всех: что (если что-то) может оправдать капитализм? Oxford: Oxford University Press. Найдите этот ресурс:

Virno, P. 2004. A Grammar of the Multitude . Cambridge, Mass: Semiotext (e). Найдите этот ресурс:

Waldron, J. 1993. Liberal Rights: Сборник статей 1981–1991 гг. . Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Найдите этот ресурс:

Walker, R.Б. Дж. 1993. Внутри / снаружи: Международные отношения как политическая теория . Кембридж: Cambridge University Press. Найдите этот ресурс:

Walzer, M. 1967. Обязательство не подчиняться. Этика , 77: 163–75. Найдите этот ресурс:

—1970. Обязанности: Очерки непослушания, войны и гражданства . Кембридж, Mass .: Harvard University Press. Найдите этот ресурс:

—1990.В коммунитарная критика либерализма. Политическая теория , 18: 6–23. Найдите этот ресурс:

White, S. 2000. Поддерживающее утверждение: сильные стороны слабой онтологии в политике Теория . Princeton, NJ: Princeton University Press. Найдите этот ресурс:

Wolff, R.P., Moore, B., Jr., and Маркузе, Х. 1965. Репрессивная толерантность . Бостон: Маяк. Найдите этот ресурс:

Wolin, S.1960. Политика и мировоззрение . Бостон: Литтл, Браун. Найдите этот ресурс:

–1969. Политическая теория как призвание. Обзор американской политической науки , 63: 1062–82. Найдите этот ресурс:

Янг, И. М. 1990. Правосудие и Политика различий . Принстон, Нью-Джерси: Принстонский университет Press. Найдите этот ресурс:

Zerilli, L. 1994. Означающая женщина: культура и хаос в Руссо, Бёрке и Милле .Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета. Найдите этот ресурс:

–2006. Феминистская теория и канон политической мысли. Стр. 106–24 в Оксфорде Справочник по политической теории , изд. Дж. С. Дризек, Б. Хониг и А. Филлипс. Оксфорд: Оксфордский университет Press.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.