Задолженность по банкам: Юником24: Финансовый маркет

Задолженность по банкам: Юником24: Финансовый маркет
Июн 18 2021
alexxlab

Содержание

Как узнать в каком банке задолженность – и есть ли она вообще

Есть несколько способов, которые помогут узнать в каких банках остались долги. К основным относятся отправка запроса в БКИ, обращение в банк и проверка информации через сервис судебных решений.

Проверка через БКИ

Физические лица могут узнать состояние своей кредитной истории бесплатно 2 раза в год. Чтобы сделать это, для начала необходимо уточнить, в каком из существующих БКИ содержится информация о конкретном заемщике. Проще всего сделать это через специальный сервис на сайте Центрального Банка или портал «Госуслуги».

После получения нужной информации останется только обратиться в Бюро кредитных историй, в котором хранятся данные, и получить информацию обо всех имеющихся и оформленных ранее займах. Сделать это можно обратившись в офис Бюро кредитных историй, отправив запрос письмом, телеграммой или по электронной почте, онлайн через партнера БКИ.

Кредит «Простой и удобный» от 6.1% для заёмщиков с хорошей КИ.

Узнать по фамилии долги банкам по кредитам невозможно. БКИ предоставляет данные только после проведения идентификации клиента, так как отчет содержит конфиденциальную информацию.

Обращение в банк

После получения информации об имеющейся задолженности нужно обратиться в само банковское учреждение. В зависимости от того, действительно ли заемщик сам оформлял кредит, возможно два варианта дальнейшего развития событий:

  1. Если кредит был оформлен самим человеком. В таком случае необходимо оплатить задолженность, чтобы избежать начисления штрафов и пени, ухудшения кредитной истории и дальнейших разбирательств с финансовой организацией. Для гарантии того, что кредит полностью закрыт, необходимо взять выписку по счету или справку об отсутствии задолженности.
  2. Если человек стал жертвой мошенников. При наличии открытого кредита, который заемщик в самом деле не оформлял, необходимо сразу же обратиться в правоохранительные органы и службу безопасности банка.

Проверка судебных решений

Такой способ поможет узнать о давней задолженности, по которой уже состоялось судебное заседание и дело о взыскании было передано в Федеральную службу судебных приставов. Уточнить информацию можно через интернет на официальном сайте ФССП.

Здесь же хранятся данные не только о кредитных, но и других долгах: неуплаченных налогах, штрафах ГИБДД и т. д.

Кредиты от банка Пойдем — Первый добрый банк

Зачем проверять наличие задолженностей

Такая необходимость может возникнуть в нескольких случаях:

  1. Чтобы убедиться в полном погашении кредита. Дополнительные проверки покажут, не были ли начислены штрафы, пени и т. д. Такое случается, когда последний платеж не успевает вовремя поступить на счет кредитной организации.
  2. Если есть подозрения о мошеннических действиях. Актуально в случаях, когда человек терял паспорт или другие удостоверяющие личность документы.
  3. Если несколько банков РФ отказали в выдаче кредита. Обычно причины отказа не разглашаются, но всем известно, что на принятие финансовым учреждением решения влияет не только уровень заработной платы, но и состояние кредитной истории потенциального заемщика. В случае постоянных отказов есть смысл проверить свою КИ на наличие забытых задолженностей или тех, о которых человек и вовсе не знает.

Хорошие приемы для плохих долгов

Организации, предлагающие кредиты, — банки, розничные сети, электроэнергетические компании и т.д. — идут на всякие ухищрения в попытках захватить долю рынка. Они месяцами обсуждают, взывать ли к тщеславию или рачительности потребителей, продавать ли кредиты через интернет или по телефону и какая кредитная карта — розовая или фиолетовая — больше понравится покупателям. Но когда нужно получить деньги от тех, кто не удосуживается вовремя платить по кредиту, их маркетинговая смекалка вдруг куда–то девается.

Очень часто проблеме сбора невозвращенных долгов не придают должного значения. В одном азиатском банке коллекторский отдел по значимости приравнен к подразделению, которое рассылает ежемесячные выписки по счетам. Руководитель другого банка признался, что в отдел по сбору долгов у них ссылают ненужных сотрудников— досиживать до пенсии.

Тем не менее сбор задолженности — неотъемлемая часть работы любой организации, предлагающей кредиты или платежи в рассрочку, в том числе розничных сетей, больниц, электроэнергетических и телефонных компаний. Эта проблема особенно остро стоит на развивающихся рынках: здесь информация о клиентах зачастую скудна, а правовые системы неэффективны. В передовых компаниях к сбору просроченной задолженности относятся как к еще одной возможности увеличить прибыль и, если подходить к делу с умом, получить весомую прибавку. Мы уверены, что в этой сфере многое еще можно совершенствовать. По нашим оценкам, на развивающихся рынках у компании есть шанс сократить общие потери по розничным кредитам не менее чем на 30% за счет более грамотной сегментации клиентов и более продуктивной работы рядовых сотрудников фронт–офисов. В России один финансовый институт вдвое уменьшил эти потери, по–особому работая с разными группами должников, изменив систему стимулирования специалистов– коллекторов и применяя к проштрафившимся заемщикам новые методы вроде гибких систем выплаты кредита.

Оказалось, что и на развитых рынках невозвращенные вовремя долги зачастую собирают не слишком умело и тут тоже непочатый край работы. Чтобы сократить ощутимые убытки, возникающие из–за неэффективных методов, высшее руководство компаний должно требовать, чтобы коллекторские отделы трудились так же производительно и качественно, в том числе с аналитическими данными, как и другие подразделения. Топ–менеджеры часто опасаются, что более решительные действия в отношении неплательщиков подорвут репутацию их компаний, хотя тщательная сегментация должников и гибкие методы работы с ними — иначе говоря, применение давления только там, где это оправданно, — помогли бы снизить эти риски.

Истоки проблемы

На развивающемся рынке ситуация в типичном банке примерно такая: ежемесячно не оплачивается около 8—10% балансов по кредитным картам и до 20% этих сумм в итоге списывается — списанные суммы одного азиатского банка составили в 2005 г. почти половину его чистой прибыли. У небанковских учреждений, предлагающих рассрочку платежей за продукты и услуги, дела обстоят еще хуже.

Отчасти это объясняется тем, что менеджеры обычно относятся к просроченным кредитам и списанным суммам как к операционным затратам, считая, что тут вряд ли что можно сделать. А руководителей высшего звена в основном заботят рост и продажи. Они не осознают всей выгоды эффективных действий по сбору просроченных долгов и полагают, что жесткая политика отрицательно отразится на реноме компании. Более того, этой эффективностью трудно управлять, поскольку она во многом зависит от внешних факторов, таких как подъем экономики. В итоге коллекторские отделы не видят заинтересованности руководства в лучших результатах, а потому и не стараются их добиваться.

Это проблема, общая для всех стран, но на развивающихся рынках есть свои трудности. Во–первых, здесь кредитные организации знают гораздо меньше о своих клиентах, чем их коллеги из развитых стран. Информацию, предоставленную заявителями, трудно проверить, да и та, что есть, может в дальнейшем оказаться бесполезной, если заемщик не в состоянии выплатить кредит. У некоторых банков нет телефонных номеров почти половины клиентов — мы не раз убеждались в этом сами. Нередко предъявляют поддельные документы; не существует открытых баз данных, а значит, почти невозможно проверить адреса; там, где людям платят «в конверте», не получить достоверных сведений о доходах. Более того, в развивающихся странах нет кредитных бюро, и потому клиенты не считают нужным «держать в порядке» свою кредитную историю, а компании не могут проверить ее.

Кроме того, законодательство многих развивающихся стран часто препятствует сбору просроченной задолженности. Например, не разрешается накладывать арест на активы или заработную плату злостного должника. Нормативные акты порой намеренно (или ненамеренно) ставят банки в почти безвыходное положение. Скажем, в России финансовые учреждения не могут списывать невыплаченную часть ссуды до истечения полного срока договора, поскольку в соответствии с налоговым законодательством такие списания считаются не убытками, а подлежащей налогообложению прибылью. Все это еще больше затрудняет реструктуризацию и урегулирование долгов.

Компаниям из развивающихся стран обычно не остается ничего другого, как полагаться только на себя: коллекторских агентств, действующих на законных основаниях, слишком мало, а вторичные рынки просроченных задолженностей находятся в зачаточном состоянии. Более того, в их распоряжении только самые беззубые методы борьбы с неплательщиками, и понятно, что толку от них мало,
особенно по сравнению с эффективностью приемов подпольных ростовщиков и других нелегальных кредиторов.

Чтобы защитить свои интересы, банкам и кредитным организациям нужно основывать свою стратегию сбора задолженности на четкой сегментации клиентов и безупречно ее реализовывать. Они должны отказаться от идеи, что решительная политика в отношении неплательщиков слишком опасна для их репутации. Наоборот, тщательная сегментация и грамотные меры позволяют компаниям выявлять должников на самой ранней стадии и предлагать им гибкие условия, особенно если люди временно оказались в трудном положении. Жесткие действия уместны только в отношении самых злостных неплательщиков, к остальным стоит применять более мягкие меры.

Компании, которые научатся возвращать свои деньги, станут не только более рентабельными, но и более подготовленными к выходу на другие рынки[1]. Например, во всем мире коллекторские подразделения, похоже, слишком отстали от жизни, и им еще только предстоит освоить современные средства связи, которыми вовсю пользуется молодежь. На новых рынках некоторые банки направляют должникам SMS–сообщения, но в Европе и Северной Америке не торопятся задействовать этот канал. А электронная почта и возможности интернета до сих пор не попали в поле зрения банков.

Классификация должников

Не все должники одинаковы, даже те, кто систематически не платит по кредитам. Большинство людей, берущих ссуды или покупающих товары в кредит, рассчитывают выполнить свои обязательства. Наш опыт показывает, что до 70% должников — добропорядочные мужчины и женщины, которые не смогли вовремя внести деньги, но намерены сделать это как можно скорее. Еще 10—20% — это те, кто оказался в трудном положении, например потерял работу или заболел и временно остался без средств.

Остальные 10—20% вряд ли собираются платить, они либо сознательно идут на мошенничество, либо надеются на снисходительность банков. На развивающихся рынках бороться с этими людьми особенно трудно: как мы уже говорили, из–за отсутствия кредитных бюро и подобных организаций почти невозможно отслеживать таких клиентов, а неэффективная правовая система еще больше осложняет жизнь банкам.

Тем не менее на развивающихся рынках коллекторские отделы совершают ошибку, когда всех неплательщиков стригут под одну гребенку. Обычно сотрудники банка начинают звонить заемщику, скажем, спустя пять дней после истечения срока платежа. Вежливые напоминания из колл–центра или отделения продолжаются еще два–три месяца. Если и к этому времени деньги не поступают, клиентом начинает заниматься сотрудник, который действует более решительно и может прибегнуть к юридическому давлению.

Но тут возникают две проблемы. Во–первых, зря тратятся ресурсы, поскольку в 70% случаев банки в первые дни после истечения срока платежа звонят людям, которые заплатят и без этого. Во–вторых, коллекторы, предполагая, что большинство клиентов не относятся к категории злостных должников, обычно разговаривают с ними весьма вежливо и тем самым невольно утверждают самых отъявленных неплательщиков в мысли, что, если они не заплатят, им ничего не будет,— это доказывают эксперименты. Один южнокорейский банк, например, не стал звонить клиентам в первые две недели после просрочки— и получил на 3% больше денег. Руководители колл–центров обманываются, думая, что раз большую часть просроченных платежей все–таки удается собирать, значит, вежливое обращение с неплательщиками— залог успеха. Но ведь многие из этих людей заплатили бы так или иначе.

Кредитный кризис, который разразился в Южной Корее в 2003—2004 гг., дал нам редкую возможность проанализировать поведение должников двух местных банков. Наше исследование показало: чтобы добиться оптимальных результатов в сборе просроченной задолженности, нужно по–разному работать с разными группами неплательщиков (см. схему).

Первый банк предложил всем своим клиентам упрощенную схему возвращения долга, она предполагала небольшие ежемесячные платежи; второй банк настаивал на полном возмещении долгов, о каких–либо гибких схемах не шло и речи. Примерно для половины клиентов гибкий график имел решающее значение: перейдя на него, первый банк вернул себе примерно 50% непогашенной задолженности, а второй — только 5%. Однако второй группе клиентов — это примерно четверть заемщиков, которых мы изучали, — гибкая схема просто дала возможность отложить выполнение своих обязательств, что вылилось для банка в ненужные риски и убытки. Если банку, действовавшему жестко, удалось вернуть все долги этой группы, то в банке, который предпочитал более мягкие решения, картина была иной: многие клиенты этой же группы за несколько месяцев не выплатили кредиты даже по гибкой схеме, и в итоге банк получил только 70% причитавшихся ему денег. С остальными клиентами оба банка работали одинаково успешно.

Вместо того чтобы задним числом реагировать на сам факт задолженности, банкам следует активнее использовать такие маркетинговые аналитические инструменты, как, например, кластерный анализ, чтобы более детально сегментировать неплательщиков в зависимости от их поведения, и разработать балльную систему оценки для сегментации должников в будущем. Такая система — а ее нужно создавать, опираясь на знание местного рынка, — может оказаться полезной даже при самых скудных доступных данных. Скажем, с ее помощью кредитный департамент одной бразильской розничной компании стал эффективно сегментировать получателей кредита на основании всего лишь 20 типов сведений (эту информацию собирают в основном по заявкам на получение кредита).

Балльная система оценки нужна прежде всего для того, чтобы на основании демографических данных и кредитной истории клиентов можно было определять вероятность оплаты задолженности каждым из них. Например, клиенты, которые давно уже перешли в разряд постоянных или обычно опаздывают с платежами
на один–два дня, получат высокие баллы по этой шкале. Вообще, в числе «отличников» и «хорошистов» окажется большинство провинившихся должников, а значит, банку в отношении этих людей не стоит ничего предпринимать, пока просрочка не превысит двух недель.

Эта система позволяет оценить вероятность полной неуплаты долга остальными 20—30% клиентов. Чем выше будут их баллы — возможно, из–за уже невыполненных обещаний вовремя погасить платеж, — тем более жестко должны действовать сотрудники банка в первые две недели просрочки: часто звонить клиентам по телефону, доставлять им заказной почтой или курьером уведомления и даже приходить к ним домой или на работу (учитывая низкую стоимость рабочей силы на развивающихся рынках, такие визиты могут оказаться экономически весьма эффективными). Сотрудники, ответственные за сбор невыплаченных кредитов, должны также добиваться обещаний по уплате долга и тщательно контролировать, насколько они выполняются, объяснять, к каким последствиям может привести невыполнение обязательств, применять более жесткие меры, предусмотрев их четкую последовательность по принципу ужесточения наказания.

Если большинство кредиторов как на развивающихся, так и на развитых рынках стараются защитить себя от убытков с помощью базовой сегментации неплательщиков, то самые прогрессивные начинают применять более совершенные принципы сегментации по модели поведения. Пользуясь всеми существующими аналитическими и маркетинговыми методами — исследование рынка (например, опросы неплательщиков), разработка новых предложений (гибкие схемы оплаты для клиентов, испытывающих временные финансовые затруднения), кредиторы наверняка перестанут классифицировать своих должников только по одному признаку — степени нежелания должника платить — и смогут составить более полную картину по различным группам и разработать методы, предназначенные для каждой из них.

Один банк из Азиатско–Тихоокеанского региона с помощью системы балльной оценки и методов сегментации должников по модели их поведения выявил группу клиентов, у которых к моменту задержки с невыплатой кредита на сберегательных счетах были очень большие остатки. До этого банк списывал 18% задолженности таких клиентов, поскольку многие снимали деньги со своих сберегательных счетов, прежде чем банк начинал активно действовать, чтобы вернуть просроченные долги. Разработав новый принцип сегментации, банк начал обзванивать этих клиентов буквально через несколько дней после неуплаты. Коллекторы, пользуясь специально составленной для таких случаев «шпаргалкой», убеждали их оплатить весь остаток по кредиту, незамедлительно перечислив средства с помощью так называемого телефонного бэнкинга (технологии предоставления банковских услуг на основании распоряжений, передаваемых клиентом по телефону). В результате почти все клиенты этой группы оплатили свои долги.

Для поведенческой сегментации молодых клиентов нужны особые параметры: бессмысленно пытаться их отнести к той или иной категории на основании таких факторов, как риск невозврата долга или желание/нежелание заплатить. Стратегия сбора просроченной задолженности с клиентов этого сегмента должна заключаться в обучении их базовым навыкам финансового планирования и привлечении внимания к тому, какие последствия повлечет за собой невыполнение финансовых обязательств. Чтобы помочь молодым клиентам прежде всего не пропускать сроки платежей, кредитные организации могли бы, например, присылать им SMS–сообщения, как только остатки по счетам или совокупные недельные траты по кредитным картам превышают заранее определенные пороговые значения, и применять инструменты управления задолженностью. Один австралийский банк рассылал всем своим молодым неплательщикам брошюры по финансовому планированию. Действуя таким образом, банк не только минимизирует убытки, но и укрепляет свою репутацию ответственного кредитора.

Централизация и эффективность

Банки развивающихся стран должны не только совершенствовать принципы сегментации неплательщиков, но и более эффективно собирать просроченные долги. Многим из них стоило бы передать ответственность за это направление из отделений в централизованный департамент (исключение составляют микрокредитные операции — тут многое зависит от личных взаимоотношений). Когда сбором просроченной задолженности занимаются сами отделения, начинается разнобой, поскольку у каждого есть собственные правила и методы. Сотрудники по продажам, которые в отделениях при необходимости выполняют еще и функции коллекторов, плохо умеют это делать и чувствуют себя не в своей тарелке, когда им приходится «прорабатывать» тех клиентов, которым они сами же и выдавали кредит. Часто привязка стратегии к местным условиям дает хорошие плоды, однако на многих развивающихся рынках децентрализация коллекторской деятельности представляется нецелесообразной: во–первых, трудно гарантировать высокое качество аналитической работы; во–вторых, это ведетк разбазариванию ресурсов; и, в–третьих, здесь нет квалифицированных исполнителей.

Что же касается централизованных коллекторских отделов, то они могут набирать профессионалов, специально обученных работать даже с самыми злостными неплательщиками. Поскольку они все проходят одинаковую подготовку, то и действуют в унисон, хорошо понимая стратегию банка и обладая полной информацией о клиентах (например, клиент не выплачивает кредит, но он взял ипотеку, и по ней у банка претензий нет). Для совершенствования квалификации коллекторов, особенно начинающих, важно не только формальное обучение, но и помощь наставников. Но в развивающихся странах у руководителей отделений, которые должны сами собирать задолженность, нет даже самых элементарных инструментов (вроде программного обеспечения, позволяющего прослушивать телефонные звонки в колл–центре), чтобы они могли контролировать работуновичков.

Централизация также способствует более четкому управлению эффективностью. Можно разработать ключевые показатели эффективности для сотрудников, единственная задача которых — собирать просроченную задолженность. На уровне отделений сделать это невозможно, потому что в этом случае коллекторская деятельность часто оказывается лишь одной из многих функций сотрудника. Имеет значение и технологическая оснащенность. Если у банка есть централизованный департамент по сбору просроченной задолженности, то для него приобретают специализированное оборудование, например номеронабиратели, с помощью которого коллектор может делать вдвое или втрое больше звонков должникам. Специализированное программное обеспечение позволяет контролировать производительность отдельных сотрудников на основании таких критериев, как количество звонков в час, полученных от должников обещаний заплатить, выполненных обещаний, суммы, собранные на одно выполненное обещание о погашении задолженности. Когда коллекторы территориально разобщены, такое вряд ли возможно.

Если у компании есть четкие критерии оценки производительности труда, то она может платить сотрудникам, исходя из результатов их работы. Коллекторы–передовики часто приносят банку в несколько раз больше денег, чем их отстающие коллеги, а значит, они должны получать значительные премии, соответствующие их успехам. Хотя оплата труда в зависимости от результатов работы нередко противоречит стандартному принципу формирования заработной платы в банке, руководители отделов по сбору просроченной задолженности должны поощрять лучших сотрудников, чтобы они не ушли к конкурентам. Один южнокорейский банк пошел на крайние меры и привязал всю зарплату своих коллекторов к эффективности их работы — его руководство хотело заставить сотрудников вести себя более решительно. Чтобы сотрудники не «зарывались» и четко соблюдали корпоративную политику в отношении сбора долгов, компаниям следует проверять, как они выполняют установленные правила, например прослушивать их телефонные звонки должникам, не предупреждая их об этом заранее.

Централизация сулит еще одну выгоду. Она поощряет дружеское и продуктивное соперничество коллег. Банкам проще нацелить персонал на повышение эффективности: например, можно устраивать конкурсы на лучшего сотрудника или команду с вручением призов победителям.

***

Банки и другие кредитные учреждения часто задвигают коллекторские отделы по сбору просроченной задолженности в самые дальние углы и не обращают на них особого внимания. Тем не менее, резко сократив величину сумм, списанных по безнадежным долгам, грамотные сотрудники могут значительно повысить рентабельность кредитных операций. Но этого не произойдет, если высшее руководство не будет требовать от коллекторских отделов такой же качественной работы, как и от других, и если эти отделы будут по–прежнему воспринимать всех
должников на одно лицо.

 

Тобиас Баер (Tobias Baer) — младший партнер McKinsey, Тайбэй
Рами Карджян (Rami Karjian) — партнер McKinsey, Сиэтл
Петр Романовски (Piotr Romanowski) — партнер McKinsey, Варшава

Банки в России ждут роста просроченной задолженности по кредитам. До сих пор она снижалась

  • Ольга Шамина
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Grigory Sysoev/TASS

Последний год уровень просроченной задолженности россиян перед банками сокращался, но в ближайшие месяцы возможен разворот — просрочка начнет расти. Именно этого ожидают в нескольких крупных российских банках.

Причина — рост закредитованности населения.

«Просрочка по кредитам без обеспечения перестала снижаться и, скорее всего, начнет возрастать уже во втором полугодии», — сказал первый заместитель председателя правления Совкомбанка Сергей Хотимский. Он объясняет это ростом соотношения сумм кредитов к доходам.

В Росбанке видят рост средней суммы кредита, которая попадает в просроченную задолженность, а также объема просроченных кредитов в других банках, рассказывает заместитель директора департамента по работе с просроченной задолженностью Росбанка Евгений Сеньковский.

«Тенденция связана с общим уровнем долговой нагрузки клиентов, особенно в сегментах потребительских кредитов и кредитных карт», — сказал Сеньковский.

Источник в Альфа-банке рассказал Би-би-си, что сейчас уровень просроченной задолженности находится на низком уровне и продолжает снижаться, но в банке ждут разворота на рынке в ближайшие месяцы: «просрочка» может постепенно начать расти. Это опять же связывают с общей закредитованностью населения.

«Розничный кредитный портфель в последние годы растет очень высокими темпами — свыше 20%. У отдельных банков рост более 50%. Реальные располагаемые доходы населения при этом не растут. Это означает, что возрастает долговая нагрузка: люди отдают в погашение кредитов все большую часть своих доходов», — сказал начальник управления кредитных рисков розничного сегмента Райффайзенбанка Алексей Крамарский.

По его словам, доля плохих кредитов по рынку в целом сейчас находится на исторически минимальном уровне. «Есть вероятность, что бурный рост портфеля отчасти скрывает рост неплатежей», — полагает он.

В «Тинькофф» и Россельхозбанке заявили, что уровень просрочки по кредитам сокращается, в этих банках не ответили на вопрос об их ожиданиях относительно будущего.

В Сбербанке, крупнейшем банке по объему выданных кредитов в России, не видят признаков ухудшения качества обслуживания долга. Там полагают, что качество кредитов даже улучшается благодаря хорошему росту номинальных зарплат — на 9,9% в 2018 году и на 6,6% за первые четыре месяца 2019 года.

В Объединенном кредитном бюро зафиксировали рост просроченных кредитов в абсолютных значениях: в мае 2019 году всего было просрочено 12 млн 335 тысяч кредитов, а в мае 2018 года 11 млн 882 тысячи кредитов.

Если говорить про уровень просрочки, то доля кредитов, просроченных на 90 дней и более, в общем объеме кредитования снизилась — до 11,9% в мае 2019 года с 12,6% в мае 2018 года. Доля просроченных кредитов наличными выросла снизилась с 18,4% в мае 2018 года до 17,5% в этом году. На кредиты наличными приходится чуть менее половины всей просроченной задолженности.

Что про это говорят чиновники

Президент России Владимир Путин в ходе «Прямой линии» на прошлой неделе затронул проблему потребительского кредитования. Он заявил, что банки предоставляют кредиты «под залог 40% заработной платы», что, по его мнению, довольно рискованно.

«ЦБ должен обратить на это внимание, потому что нам не нужно в экономике надувать этих «пузырей», — заявил Путин.

Увеличением кредитной нагрузки Путин также объяснил и падение реальных доходов населения. Они в январе-мае этого года снизились на 2,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Незадолго до выступления Путина о проблемах кредитования заявил первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов. По его словам, рост потребительского кредитования негативно влияет на динамику реальных располагаемых доходов населения: население все большую часть своих доходов отдает на погашение кредитов.

А министр экономического развития Максим Орешкин на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге заявил, что из-за неконтролируемого роста потребительского кредитования российская экономика может оказаться в рецессии в 2021 году.

«Конечно, потребительское кредитование растет высокими темпами, и мы его пытаемся охладить. Совершенно ложно и неправильно считать, что сейчас уже есть риски финансовой стабильности или риски пузыря», — заявила в ответ Орешкину глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

В последние несколько лет ЦБ действительно принимает меры по охлаждению рынка кредитования. С 1 октября ЦБ собирается вводить в регулирование показатель долговой нагрузки и полной стоимости кредита. От них будут зависеть коэффициенты риска по кредитам. Это означает, что для банков обслуживание таких кредитов будет дороже.

С 1 апреля этого года ЦБ уже повысил коэффициенты риска по потребительским кредитам на 30%.

По данным ЦБ, на начало мая годовой прирост розничного кредитования составил 23,8%. Он обогнал по темпам роста ипотечный портфель. Потребкредитование обогнало ипотеку впервые с 2013 года, уточнил РБК главный экономист «ВТБ Капитала» по России и СНГ Александр Исаков.

Из доклада регулятора следует, что постепенно происходит «насыщение» населения кредитами, а значит, что рост кредитования к концу года будет замедляться.

Как готовятся к росту кредитования

Коллекторы пока не видят, что объем просроченных долгов у банков ухудшается, рассказал Би-би-си глава «Национальной ассоциации коллекторских агентств» Эльман Мехтиев.

По его словам, банки обычно работают по модели, когда часть портфеля они отдают коллекторам, а часть оставляют себе. Это, по его словам, стимулирует конкуренцию между агентствами и внутренними службами, что заставляет их лучше работать.

У большинства банков, опрошенных Би-би-си, есть собственная служба взыскания. В большинстве случаев усиливать ее банки не собираются.

Если «просрочка» по кредитам действительно повысится, то со временем часть ее банки могут отдать коллекторам, ждет Мехтиев.

«Любой кредитор сначала пытается сам разобраться, что происходит, и считает, что сам он сможет решить. И только со временем он понимает, что нет ничего нового под Луной, а с теми проблемами, с которыми сталкивается этот банк, уже какой-то банк уже столкнулся», — объясняет он.

Виталий Мутко: Доля просроченной задолженности по ипотеке в России не превышает 1,5%

Условия обработки персональных данных

Я даю согласие АО «ДОМ.РФ», адрес 125009, г. Москва, ул. Воздвиженка, д. 10 (далее – Агент), а также банкам-партнерам и другим контрагентам Агента (далее – Партнер/Партнеры):

На обработку всех моих персональных данных, указанных в заявке, любыми способами, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение, обработку моих персональных данных с помощью автоматизированных систем, посредством включения их в электронные базы данных, а также неавтоматизированным способом, в целях продвижения Агентом и/или Партнером товаров, работ и услуг, получения мной информации, касающейся продуктов и услуг Агента и/или Партнеров.

На получение от Агента или Партнера на мой номер телефона, указанный в настоящей заявке, СМС-сообщений и/или звонков с информацией рекламного характера об услугах АО «ДОМ.РФ», АКБ «РОССИЙСКИЙ КАПИТАЛ» (АО) (их правопреемников, а также их надлежащим образом уполномоченных представителей), Партнеров, в том числе путем осуществления прямых контактов с помощью средств связи. Согласен (-на) с тем, что Агент и Партнеры не несут ответственности за ущерб, убытки, расходы, а также иные негативные последствия, которые могут возникнуть у меня в случае, если информация в СМС-сообщении и/или звонке, направленная Агентом или Партнером на мой номер мобильного телефона, указанный в настоящей заявке, станет известна третьим лицам.

Указанное согласие дано на срок 15 лет или до момента отзыва мной данного согласия. Я могу отозвать указанное согласие, предоставив Агенту и Партнерам заявление в простой письменной форме, после отзыва обработка моих персональных данных должна быть прекращена Агентом и Партнерами.

Параметры кредита для расчета ставки:

при первоначальном взносе 30%, срок — 15 лет.

Обязательное страхование недвижимости, личное — по желанию (при отсутствии ставка повышается). Доход подтверждается справкой 2-НДФЛ.

161 Федеральный закон

Федеральный закон от 24.07.2008 № 161-ФЗ «О содействии развитию жилищного строительства» регулирует отношения между Единым институтом развития в жилищной сфере, органами государственной власти и местного управления и физическими и юридическими лицами.

Закон направлен на формирование рынка доступного жилья, развитие жилищного строительства, объектов инженерной, социальной и транспортной инфраструктуры, инфраструктурной связи. Содействует развитию производства строительных материалов, конструкций для жилищного строительства, а также созданию парков, технопарков, бизнес-инкубаторов для создания безопасной и благоприятной среды для жизнедеятельности людей.

161-ФЗ устанавливает для ДОМ.РФ полномочия агента Российской Федерации по вовлечению в оборот и распоряжению земельными участками и объектами недвижимого имущества, которые находятся в федеральной собственности и не используются.

Коллектор для должника: как работают взыскатели долгов в России

Коллекторский рынок в России появился в начале 2000-х годов вместе с развитием в нашей стране системы розничного кредитования. Банкам нужно было эффективно взыскивать долги со своих клиентов, для чего кредитные организации стали создавать дочерние предприятия, специализирующиеся именно на работе с недобросовестными заемщиками. Первой такой компанией стало «Агентство по сбору долгов банка «Русский стандарт», зарегистрированное в 2001 году. Профессиональное коллекторское агентство появилось в России только в 2004 году. Тогда учредили Финансовое агентство по сбору платежей. А уже к 2007 году на рынке сбора неоплаченных долгов работало от 50 до 100 организаций. Такая деятельность долгое время не регулировалась специальными нормативными актами. 

Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), а также Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса (АРКБ) совместно с двумя российскими банковскими объединениями подготовили в 2009 году проект закона «О деятельности по взысканию просроченной задолженности». Параллельно свой вариант документа на обсуждаемую тему представило и Минэкономразвития. Их инициатива предусматривала, что право взыскивать долги должны иметь только те коллекторские агентства, которые являются участниками саморегулируемой организации (СРО). Коллекторов также собирались обязать страховать свою ответственность и создавать компенсационные фонды для граждан на основе взносов. Но эти предложения так и остались на бумаге. 

Судебная практика в этой сфере тоже формировалось противоречиво. С одной стороны, Президиум ВАС в информационном письме от 30 октября 2007 года № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК» разрешил банкам продавать права требования долгов другим компаниям, которые не являются кредитными организациями. С другой – Пленум Верховного суда в своем постановлении от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» указал, что такие задолженности банк может продавать другим фирмам только с согласия самих должников. 

Правила для взыскателей 

Первой успешной попыткой урегулирования стал принятый в 2013 году ФЗ «О потребительском кредите». В этом законе впервые появилось описание того, как коллекторы должны общаться с должниками, рассказывает Дмитрий Чуприс, заместитель гендиректора по правовым вопросам коллекторского агентства «Центр ЮСБ» . Документ фактически узаконил деятельность коллекторов. Новеллы разрешили передавать просроченную задолженность по потребительским кредитам третьим лицам. В то же время для взыскателей проблемных долгов ввели ограничения: запретили звонить должникам после 22:00 и раньше 8:00, а в праздничные дни после 20:00 и до 9:00. 

Через два года после принятия такого акта обновилась и судебная практика. ВС признал, что банки могут продавать коллекторам долги своих клиентов, но только те, которые уже успели «просудить» (дело № 89-КГ15-5). ВС подчеркнул, что на такие сделки кредитным организациям не нужно получать согласие у граждан-заемщиков. Такое одобрение понадобится лишь в том случае, когда попытки банка вернуть свои деньги еще не перешли в судебную плоскость, отметила судебная коллегия по гражданским делам уже в другом споре (дело № 14-КГ15-27). 

Следующий этап для рынка коллекторских услуг наступил после принятия в 2016 году ФЗ-230 «О защите прав и законных интересов физлиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности». В законе прописали два варианта общения коллекторов с должниками: 1) Непосредственное взаимодействие – личные встречи, телефонные переговоры. 2) Отправка писем, телеграмм по месту жительства, текстовых и голосовых сообщений по сетям электросвязи и подвижной радиотелефонной связи (СМС, электронная почта). А полномочия по контролю за коллекторским рынком дали ФССП. Приставам разрешили проверять взыскателей проблемных долгов и выписывать административные протоколы за нарушения новых правил общения с должниками. Кроме того, ФССП стала вести реестр коллекторских организаций, в который на настоящий момент входит 210 компаний.

Что коллекторам запрещено делать по закону

1) Посылать электронные письма и СМС-сообщения более 16 раз в месяц (в сутки не более двух). Звонить чаще одного раза в сутки и назначать больше одной личной встречи в неделю.

2) С 22:00 до 8:00 в рабочие дни и с 20:00 до 9:00 в выходные и нерабочие праздничные дни встречаться с должником или поручителем лично, звонить по телефону и посылать СМС-сообщения .

3) Встречаться лично либо звонить заёмщику или поручителю, если срок исполнения обязательства по кредитному договору еще не наступил. Исключение составляют случаи, когда банк имеет право требовать досрочного возврата всего кредита, если должник просрочил обязательные выплаты. 

4) Совершать действия по возврату кредитной задолженности с намерением причинить вред заемщику или  поручителю: угрожать им расправой или порчей имущества.

5) Злоупотреблять правом в иных формах. То есть неограниченное количество раз в день звонить заемщику или требовать с него необоснованную сумму платежа.

6) Разглашать персональные данные должника и банковскую тайну.

Источник: ФЗ-230 «О защите прав и законных интересов физлиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности».

По словам Чуприса, основная часть фирм, работающих на рынке взыскания долгов, и до этих нововведений контактировала с должниками так, как сейчас это предусматривает закон. Но эксперт признает, что раньше случались отдельные перегибы при общении с недобросовестными заемщиками: «Бывал переход на личности в ходе телефонных переговоров, угрозы личного характера, использовали автодозвон без ограничений по частоте и времени суток, рассылали нелицеприятные для должника сообщения в соцсетях среди его друзей». С вступлением в силу ФЗ-230 от подобных подходов коллекторам пришлось отказаться. Вместе с тем в новеллах есть и некоторые неопределенности, замечает Чуприс: «Например, отсутствует однозначная трактовка понятия «психологическое давление».

Эти нормы принимались как средства PR-воздействия на общество и отрасль. ФЗ-230 отвечает на актуальные запросы беднеющего населения именно перед выборами в Госдуму. Но реально большая часть его положений вступила в силу лишь с 1 января 2017 года. Законодатель выбрал максимально жесткий вариант регулирования, который привел к тому, что небольшие региональные коллекторы прекратили работать на простых кредиторов и ушли с рынка или «переквалифицировались» в юристов/медиаторов.

Дмитрий Жданухин, гендиректор Центра развития коллекторства, глава Ассоциации корпоративного коллекторства

Артем Кадников, юрист Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) 22место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 30место По количеству юристов 39место По выручке Профайл компании × , наоборот, уверяет, что методы работы на этом рынке за последние пару лет существенно не изменились, несмотря на ограничения. По его словам, за два года коллекторы почистили свои ряды от наиболее «оголтелых» представителей профессии и научились применять закон в своих интересах, продолжая пользоваться правовой безграмотностью населения. 

Если же какие-то правовые положения кажутся коллекторам слишком формальными и мешающими их работе, то они не стесняются их оспаривать в судебном порядке. Так, в конце весны этого года коллекторскими агентствами «Сентинел кредит менеджмент» и «Активбизнесколлекшн» удалось убедить Верховный суд в законности слишком частых беспокойств должников. Нижестоящие инстанции оштрафовали компании за то, что те отправляли СМС-сообщения проблемным заемщикам чаще двух раз в сутки. Однако ВС отменил такое взыскание и признал законным послание из нескольких СМС, если они объединены общим смыслом и отправлены с интервалом в несколько секунд по «не зависящим от компании причинам» (дела № А75-5864/2017 и № А75-9021/2017). Такой набор СМС-сообщений будет считаться за одно. Благодаря этому коллекторы смогут писать длинные тексты должникам.

Поэтому плюсы от новелл юрист видит в другом: «Если раньше коллекторы ограничивались работой с должниками, то теперь они стали обращаться к процедуре банкротства, выступая представителями заимодавцев или выкупая долг и становясь полноправными кредиторами». И такое направление уже предусматривает определенный профессиональный навык и наличие нормальной репутации, подчеркивает Кадников.

В ФЗ-230 прописали банальные вещи. И от этого методы работы коллекторов никак не поменялись. Те, кто хотел мучить и пытать должников, продолжают это делать. Те, кто отправлял СМС-сообщения ночью или звонил после полуночи – и сейчас так поступают. Только вместо требования вернуть долг – поздравляют проблемных заемщиков с праздниками. Но должник понимает цель звонка. А пожаловаться на это гражданину формально нельзя.

Александр Титовский, учредитель коллекторского агентства «Илма»

В работе коллекторов есть и тенденции, которые не связаны с принятием законодательных изменений. Не проходит мимо их сферы развитие новых технологий. Правда, автоматизацию себе могут позволить пока лишь крупные игроки. Директор дивизиона «Розничный сбор» департамента по работе с проблемными активами Сбербанка Денис Кузнецов сообщает, что они планируют до конца года перевести около 90% низкорискованных звонков клиентам на роботов-коллекторов. Речь идет об общении с теми должниками, вопросы по задолженности которых не требуют глубокой компетенции от сотрудников банка. 

Факт

Такую части от фактически взысканного забирает коллектор в качестве цены за свои услуги.

Кузнецов утверждает, что зачастую должники не могут определить, что общаются с роботом, а не сотрудником банка. Автоматизация именно этого вопроса в работе коллекторов ожидаема. Ведь именно телефонные переговоры являются самым популярным и эффективным способом, чтобы убедить заемщиков вернуть деньги, замечает Александр Титовский, учредитель коллекторского агентства «Илма». Чуприс объясняет это тем, что личное общение оказывает сильное эмоциональное воздействие на должников.

Что в приоритете у коллекторов

Факт

За такую цену коллекторы покупают долги. Самая высокая стоимость у «просуженной» коммунальной задолженности.

Охотнее всего коллекторы выкупают долги по тем соглашениям, где положительное судебное решение легко спрогнозировать – это договоры займа и кредитные договоры, говорит Кадников. Поэтому обычно стараются приобретать банковские задолженности, подтверждает Титовский. На втором месте по привлекательности займы микрофинансовых организаций, продолжает он. Не менее популярны и долги ЖКХ, отмечает эксперт: «Правда, с ними есть своя проблема – нельзя продать задолженность по коммуналке, пока она не «просужена». 

Покупать долги, которые возникли из договоров поставки или оказания услуг, стараются реже, так как нужно доказывать  неисполнение обязательств по ним, объясняет Кадников. А если право требования приобретается уже после судебного решения, то коллекторы определяют, получится ли реально взыскать задолженность, добавляет эксперт: «Смотрят, есть ли достаточно имущества у должника».

Планы реформирования

Объемы работы у коллекторов в ближайшее время могут только увеличиться. Глава ФССП Дмитрий Аристов заявил, что нагрузка на российских приставов постоянно растет, поэтому было бы логично передать часть работы частным организациям. Оптимизировать работу ведомства предлагается путем привлечения частных коллекторов. Им точно не разрешат заниматься исполнением всех решений, но кое-какие могут передать. В частности, те, которые принимаются в третейских судах. При этом «частников» пустят взаимодействовать только с юридическими лицами, граждан реформа точно не коснется. О точных сроках реализации этой инициативы говорить пока рано, так как еще нет ее концепции. ФССП пока общается с экспертным сообществом и обсуждает идею со службами взыскания из других стран, рассказал Аристов. 

Законодательство

У коллекторов и юристов отношение к этой теме противоречивое. Советник юстиции 3-го класса, бывший пристав Алексей Шарон поддерживает это нововведение, объясняя свою позицию тем, что государство не может полноценно обеспечить систему принудительного исполнения судебных актов по гражданским спорам: «Это очень дорогостоящий процесс, его бюджет будет сравним с бюджетом на военные нужды страны». А Жданухин считает, что схема работы частных приставов особо не стыкуется с системой деятельности коллекторских агентств. Если инициативу ФССП все же внедрят на практике, то большой вопрос возникнет с ограничением работы частных приставов по регионам, предупреждает он: «Иначе у нас по всей стране могут начать работать частные приставы с Кавказа». Вот и Кадников полагает, что на сегодняшний момент передавать права на взыскание некоторых долгов от ФССП к коллекторским агентствам преждевременно. Это может привести к злоупотреблениям со стороны взыскателей проблемных долгов, резюмирует он. 

Почему банки списывают безнадежные долги?

Что такое списание?

Долг, который не может быть взыскан или взыскан с должника, является безнадежным долгом. В соответствии с методом резерва или резерва, предприятия кредитуют категорию «Дебиторская задолженность» в балансе на сумму непогашенной задолженности. Дебетовая запись на ту же сумму вводится в столбец «Резерв на сомнительные счета», чтобы сбалансировать баланс. Этот процесс называется списанием безнадежных долгов.

По методу прямого списания безнадежная задолженность списывается на расходы. Компания кредитует счет дебиторской задолженности в балансе и дебетует счет расходов по безнадежной задолженности в отчете о прибылях и убытках. При этой форме бухгалтерского учета в балансе отсутствует раздел «Резерв на сомнительные счета».

Ключевые выводы

  • Когда компания не ожидает взыскания долга, долг становится безнадежным и списывается.
  • Чтобы занять более привлекательную позицию и уменьшить свои налоговые обязательства, банки часто списывают «токсичные» ссуды — наиболее распространенную форму безнадежных долгов для банка.
  • Согласно GAAP, банки обычно обязаны хранить резервы на случай плохих ссуд.
  • При списании безнадежной задолженности часть долга взыскивается, а часть списывается, обычно в рамках урегулирования.

Как банки списывают безнадежные долги

Банки предпочитают никогда не списывать безнадежные долги, поскольку их ссудные портфели являются их основными активами и источником будущих доходов. Однако «токсичные» ссуды — ссуды, которые невозможно получить или которые необоснованно сложно получить — очень плохо отражаются на финансовой отчетности банка и могут отвлекать ресурсы от более производительной деятельности.

Банки используют списание, которое иногда называют «списанием», чтобы удалить ссуды из своих балансов и уменьшить свои общие налоговые обязательства.

Пример списания банком безнадежной задолженности

Банки никогда не предполагают, что они заберут все предоставленные ссуды. Вот почему общепринятые принципы бухгалтерского учета (GAAP) требуют от кредитных организаций создания резерва на случай ожидаемых будущих безнадежных ссуд. Это также известно как скидка на безнадежные долги.

Например, фирма, которая дает ссуды на сумму 100 000 долларов, может иметь скидку на 5% или 5 000 долларов по безнадежным долгам. Как только ссуды предоставлены, эти 5000 долларов немедленно принимаются в качестве расходов, поскольку банк не дожидается фактического дефолта. Оставшиеся 95 000 долларов США отражаются в балансе как чистые активы.

Если окажется, что дефолтов заемщиков больше, чем ожидалось, банк списывает дебиторскую задолженность и берет на себя дополнительные расходы. Таким образом, если банк имеет невыплаченные ссуды на сумму 8000 долларов, он списывает всю сумму и берет дополнительные 3000 долларов в качестве расходов.

Списание и списание

Когда долги списываются, они удаляются как активы из баланса, поскольку компания не ожидает взыскания оплаты.

Напротив, когда безнадежный долг списывается, часть стоимости безнадежного долга остается в качестве актива, потому что компания рассчитывает вернуть его. Та часть, которую компания не рассчитывает получить, списывается.

Например, рассмотрим банк, предлагающий клиенту возможность погасить его долг в соответствии с мировым соглашением.Банк может предложить клиенту единовременное предложение о выплате 50% для выполнения своих долговых обязательств. В случае принятия, выплаченная 50% -ная часть переводится из Счета к получению в Наличные, а неоплаченная часть списывается с суммой, зачисляемой из Счета к получению и дебетованием резерва по сомнительным счетам или списанием расходов на счет расходов по безнадежным долгам.

Особые соображения

При списании проблемной ссуды кредитор получает налоговый вычет из суммы ссуды.Банки не только получают вычеты, но и могут взыскивать долги и получать от них доход. Другой распространенный вариант — это продажа банками безнадежных долгов сторонним коллекторским агентствам.

Списание долгов

Начиная более двух десятилетий назад Всемирный банк в партнерстве с Международным валютным фондом (МВФ) и международным сообществом работал с развивающимися странами над сокращением их долгового бремени. Цель этой работы — помочь им бороться с бедностью и внести свой вклад в достижение Целей устойчивого развития (2015-2030).

Работа Всемирного банка по облегчению долгового бремени делится на две основные категории:

  1. Многосторонний и двусторонний долг . В 1996 году Всемирный банк и МВФ выступили с Инициативой в отношении бедных стран с крупной задолженностью (БСКЗ) в ответ на накопление неприемлемого долга развивающихся стран в 1970-х и 1980-х годах. Он призвал всех кредиторов к добровольному списанию долга и дал странам, имеющим на это право, новый старт в отношении внешней задолженности, которая ложилась слишком большим бременем на ресурсы для обслуживания долга.В 2006 году, признавая, что страны, вышедшие из программы HIPC, изо всех сил пытаются добиться прогресса в достижении Целей развития тысячелетия (ЦРТ) ООН, был начат второй этап списания долгов, чтобы помочь в достижении этих целей. Это известно как Многосторонняя инициатива по облегчению бремени задолженности (MDRI), которая предлагала полное списание долга по приемлемой задолженности от Международной ассоциации развития (МАР) Всемирного банка, МВФ, Африканского фонда развития и Межамериканского банка развития, принадлежащих малоимущим компаниям. страны с доходом, завершившие процесс HIPC.В совокупности инициативы MDRI и HIPC предоставили облегчение долгового бремени на сумму около 99 миллиардов долларов США.
  2. Коммерческий долг . В 1989 году Правление МБРР и МАР утвердило механизм сокращения долга (DRF) для средств стран, входящих в состав только МАР, который предоставляет субсидии правительствам, имеющим на это право, для выкупа — с большой скидкой — долгов перед внешними коммерческими кредиторами. С момента своего создания DRF поддержал 25 операций по обратному выкупу в 22 странах, входящих в состав МАР, погасив около 10 долларов США.3 млрд. Основной суммы внешнего коммерческого долга и более 3,5 млрд. Долларов США в виде просроченной задолженности по выплате процентов и штрафов. С момента своего создания DRF поддерживал операции и оказывал техническую помощь 18 странам, которые являются частью Инициативы HIPC.

ПУТЬ ВПЕРЕД

По мере созревания инициатив по облегчению долгового бремени международное сообщество сосредоточило внимание на укреплении связи между облегчением долгового бремени и усилиями по сокращению бедности. Однако остаются проблемы, связанные с тем, чтобы долговое бремя не вернулось к неприемлемым уровням.Помимо облегчения долгового бремени, обеспечение долгосрочной устойчивости долга требует усилий со стороны заемщиков, кредиторов и доноров по поощрению осмотрительного заимствования, соответственно льготного финансирования, устойчивого экономического роста, диверсификации экспорта и расширения доступа к рынкам в развитых странах.

100-процентное аннулирование долга? Ответ МВФ и Всемирного банка — Краткий обзор МВФ

В конце прошлого тысячелетия международному сообществу удалось достичь амбициозной и важной цели в нашей общей борьбе с нищетой.В 1999 году мы взяли на себя обязательство «глубже, шире и быстрее» облегчить долговое бремя каждой стране, имеющей право на получение помощи, что могло бы направить ресурсы на улучшение перспектив для бедных слоев населения. К концу июня 2001 г. были заключены соглашения с 23 странами, 19 из которых находятся в Африке, с предоставлением помощи по облегчению долгового бремени на сумму около 34 миллиардов долларов. И мы полны решимости помочь остающимся ХИПК сделать все необходимое для облегчения бремени задолженности в рамках Инициативы.

Прогресс, достигнутый на сегодняшний день, является решающим шагом в борьбе с бедностью, но еще многое предстоит сделать.Глубокая озабоченность гражданского общества во многих странах подтолкнула международное сообщество к действиям в рамках Инициативы HIPC. Теперь некоторые участники кампании по облегчению долгового бремени призывают полностью списать все долги HIPC. Некоторые сосредотачивают свои усилия на международных финансовых институтах. Действительно ли это лучший способ обеспечить наличие ресурсов для борьбы с бедностью и содействия развитию в странах с низкими доходами?

В данной записке рассматриваются последствия предложений о 100-процентном списании многостороннего долга.Во-первых, облегчение долгового бремени рассматривается в контексте широкой стратегии борьбы с бедностью. Во-вторых, в нем рассматривается существующий подход к облегчению долгового бремени бедных стран в рамках Инициативы HIPC. В-третьих, он обращается к фундаментальному вопросу о том, что можно получить от такого предложения. Наконец, рассматриваются последствия для финансирования развития, включая то, кто в конечном итоге будет платить.

I. Стратегия сокращения бедности

Многие факторы способствуют возникновению бедности в развивающихся странах: экономическая и политическая история, плохое экономическое управление, слабое управление, вооруженный конфликт и такие внешние факторы, как ухудшение условий торговли и климатические проблемы.Примерно в половине из 80 беднейших стран неприемлемо высокий внешний долг также стал ключевым препятствием для развития.

Сокращение масштабов нищеты в мире является сегодня центральной задачей развития. Для этого нам необходимо реализовать всеобъемлющую стратегию по сокращению бедности, основанную на двух столпах внутренних усилий всех HIPC, направленных на создание основы для устойчивого роста в интересах бедных, и на более решительной поддержке со стороны международного сообщества. .

Лидеры Африки подтвердили ответственность своих стран за устранение местных препятствий на пути сокращения масштабов нищеты.Они признают важность поддержки реформ, чтобы избежать непосильного долгового бремени и восстановить доверие инвесторов. Их усилия должны быть сосредоточены на реализации национальных стратегий сокращения бедности и роста. Это означает создание потенциала реализации социальной политики, более эффективное управление расходами и многие другие элементы экономической, социальной, политической и институциональной реформы. Со своей стороны , международное сообщество должно отреагировать, предоставив дополнительную официальную помощь в целях развития на соответствующих условиях, открыв рынки для бедных стран, оказав помощь в наращивании потенциала и предоставив целенаправленное облегчение долгового бремени.

Инициативу HIPC следует рассматривать как часть этого комплексного подхода. Он устраняет задолженность как препятствие в борьбе бедных стран с бедностью. Он создает основу для решительных стран, поддерживаемых международным сообществом, для преодоления других препятствий на пути выхода из нищеты.

II. Инициатива HIPC: что было сделано?

Действующие соглашения с 23 странами, упомянутыми выше, с другими источниками облегчения бремени задолженности, сокращают их общий долг на две трети, в результате чего их задолженность становится ниже среднего уровня для всех развивающихся стран.Сбережения денежных средств в связи с обслуживанием долга в этих странах также значительны — около 1,1 миллиарда долларов США ежегодно в течение следующих трех лет. Платежи по обслуживанию долга в процентах от экспорта, ВВП и государственных доходов резко упадут.

Это настоящий прогресс. Одна из важных причин, по которой Инициатива работает, заключается в том, что впервые облегчение долгового бремени осуществляется в рамках прозрачных и всеобъемлющих рамок, которые, что особенно важно, предусматривают равноправное участие всех сторон. Также уникальным является то, что помощь предоставляется только тем странам, которые продемонстрировали приверженность и способность эффективно использовать ресурсы.Эти принципы отражают тот факт, что облегчение долгового бремени обходится дорого. В мире ограниченных ресурсов развития крайне важно обеспечить, чтобы облегчение бремени задолженности действительно изменило жизнь бедных к лучшему.

Эти страны получали в среднем около 10 миллиардов долларов в год в виде грантов и льготных займов. После учета облегчения бремени долга HIPC их обязательства по обслуживанию долга упадут до менее 2 миллиардов долларов в год (из которых 10 процентов причитаются Всемирному банку, а 12 процентов — МВФ).Кроме того, ряд правительств-кредиторов недавно заявили о своем намерении обеспечить дополнительное сокращение долга помимо Инициативы HIPC. Это отрадные инициативы, хотя важно, чтобы облегчение не компенсировалось сокращением потоков помощи. Приведенные выше цифры иллюстрируют важность поддержания новых потоков помощи, если облегчение бремени долга должно способствовать усилиям по сокращению бедности: сокращение всего лишь на 10 процентов новых потоков свело бы на нет выгоды от облегчения бремени долга HIPC, а полное списание долга было бы компенсируется 20-процентным сокращением потоков помощи.Поскольку полное списание долга потребует согласованных действий со стороны всех кредиторов, многие из которых продолжают оказывать помощь, полное списание может серьезно подорвать общий поток финансовой поддержки беднейших стран.

III. Полное облегчение долгового бремени многосторонними учреждениями — поможет ли это атаковать мировую бедность?

Каков аргумент в пользу полного списания долга? Некоторые утверждают, что дальнейшее сокращение обязательств по обслуживанию долга позволит ХИПК делать больше инвестиций, связанных с бедностью.Но Инициатива HIPC уже меняет картину. На данный момент после списания долга предполагается, что социальные расходы в 23 упомянутых выше HIPC будут расти в среднем примерно на 1,7 миллиарда долларов США в год в течение 2001–2002 годов. Большая часть этих ресурсов будет направлена ​​на здравоохранение, образование, программы по ВИЧ / СПИДу, базовую инфраструктуру и реформу управления. И вопреки заявлениям некоторых сторонников долговых кампаний, HIPC будут тратить в среднем гораздо больше, а не меньше на приоритетные социальные инвестиции, чем на обслуживание долга.После облегчения бедствий эти страны потратят около 2 процентов ВВП на обслуживание долга, что намного ниже уровня других развивающихся стран, по сравнению с примерно 7 процентами на социальные расходы.

Безусловно, ХИПК постоянно нуждаются в целевых инвестициях, которые приносят пользу бедным. Но критический вопрос заключается в том, является ли полное списание долга наиболее эффективным и справедливым способом поддержки этих усилий.

Сокращение долга в рамках Инициативы HIPC следует рассматривать как разовое мероприятие, первый шаг к тому, чтобы HIPC могли встать на ноги.Их стратегии роста и сокращения бедности нуждаются в финансовой поддержке, что для многих будет означать потребность в гораздо более высоком уровне льготной официальной помощи на многие годы вперед. Со временем они смогут получить доступ к частному международному капиталу, включая как прямые инвестиции, так и дальнейшие заимствования.

Кредит является незаменимым средством финансирования развития и на протяжении десятилетий помогал развивающимся странам стать активными участниками мировой экономики. Однако это должно происходить в атмосфере взаимного доверия.Он должен быть на соответствующих условиях, он не должен использоваться чрезмерно и не должен становиться неуправляемым для должника. Точно так же кредиторы должны быть уверены в том, что ссуды могут и будут возвращены.

Некоторые возражают против самой концепции заимствования бедных стран для своего развития. Но заимствования остаются важной частью внешней помощи. Фактически, ХИПК уже получают значительные чистые переводы помощи в виде очень льготных кредитов, особенно от многосторонних организаций.Большинство многосторонних организаций, в том числе Всемирный банк через МАР и МВФ через ПРГФ, предоставляют ресурсы бедным странам в рамках соглашений о сотрудничестве на весьма льготных условиях. Это уникальный источник льготного финансирования для наиболее нуждающихся стран мира , который работает по принципу, согласно которому развивающиеся страны занимают и возвращают средства из одних и тех же источников финансирования. Статус привилегированного кредитора МВФ, Всемирного банка и других международных финансовых организаций гарантирует, что они могут продолжать оказывать финансовую поддержку своим членам на устойчивой основе даже в очень сложных обстоятельствах.

Конечно, хорошие результаты от заимствований наблюдались не везде. Некоторые страны по разным причинам не добились значительных успехов. В HIPCs результатом является неприемлемый долг. Международное сообщество несет коллективную ответственность за решение этой проблемы. Инициатива HIPC делает это. Но мы также должны быть там, чтобы поддерживать будущие потребности развития всех стран. Вот почему цель Инициативы состоит в том, чтобы помочь странам в достижении приемлемого уровня долга, и она ориентирована конкретно на бедные страны с наибольшей задолженностью.Полное списание долга только для этих стран будет происходить за счет других стран-заемщиков, включая страны, не относящиеся к бедным странам, в которых проживает 80 процентов бедняков развивающихся стран. Те, кто призывает к 100-процентной отмене только для HIPC, должны признать, что это было бы несправедливо для других бедных стран.

IV. Сохранение потенциала для финансирования развития

Сторонники 100-процентного списания долга должны честно оценивать затраты.Общий государственный внешний долг стран с низкими доходами составляет около 460 миллиардов долларов. ХИПК и многие другие бедные страны будут полагаться на внешнее финансирование для удовлетворения своих потребностей в области развития еще долго. Растущая часть этой потребности удовлетворяется двусторонними и многосторонними агентствами на льготных условиях. Полная отмена может поставить под угрозу эти средства. Это также подорвало бы доверие существующих и потенциальных инвесторов, чьи средства жизненно важны для долгосрочного развития стран с низкими доходами.

Помимо потоков от двусторонних доноров, единственное другое льготное финансирование поступает от многосторонних агентств, в первую очередь многосторонних банков развития и МВФ. Эти льготные потоки финансируются двумя основными способами: (i) бюджетные ассигнования развитых стран; и (ii) погашение льготных кредитов, ранее предоставленных этими агентствами. Конечно, сообщество акционеров могло бы выделить специальные бюджетные ассигнования на оплату дополнительных расходов по облегчению долгового бремени или нового финансирования со стороны многосторонних агентств, но в настоящее время страны-доноры не поддерживают такие меры.В этих обстоятельствах, как повлияет на эти учреждения полное списание долга перед этими учреждениями?

МАР финансирует почти половину своих новых обязательств (около 6,5 миллиардов долларов США в год) за счет выплат и инвестиционного дохода. Поскольку у МАР нет резервов на покрытие убытков, возникающих по ее кредитам членам, это означает, что списание приведет к прямому снижению способности МАР в будущем предоставлять кредиты бедным странам. Фактически, кредиты сократятся вдвое.В качестве альтернативы, чтобы сохранить будущее кредитование МАР на этом уровне, взносы развитых стран должны были бы удвоиться, что представляется маловероятным.

Региональные банки развития (IDB, AfDB, AsDB) также имеют «мягкие» окна кредитования и сталкиваются с еще большими ограничениями, поскольку они также зависят от вкладов развитых стран. Действительно, перед АфБР по-прежнему стоит непростая задача по обеспечению полного финансирования своей доли затрат на БСВЗ в рамках существующих договоренностей.Полное аннулирование долга, вероятно, нанесет вред этим учреждениям.

Фонд МВФ по сокращению бедности и обеспечению роста также финансируется за счет взносов и заемных ресурсов. Хотя сейчас он близок к тому, чтобы стать постоянным объектом, его будущая деятельность будет финансироваться исключительно за счет повторного размещения. Аннулирование долга истощит ресурсы фонда PRGF Trust и приведет к закрытию фонда. Ресурсов для будущего льготного кредитования МВФ не останется, и МВФ придется отказаться от предоставления льготной поддержки своим беднейшим членам.

Но как насчет нельготных ресурсов и многосторонних? Часто задается вопрос, могут ли «жесткие» кредитные линии многосторонних банков развития и МВФ оплачивать списание долга, обеспечиваемое «мягкими» кредитными окнами, помимо существенных взносов в МАР и HIPC, которые уже вносятся из чистой прибыли МБРР. Дело в том, что окна жесткого кредитования уже используют свой оплаченный капитал и резервы для поддержки кредитования развивающихся стран-членов.Резервы создаются под ожидаемые убытки, связанные с рисками на балансах многосторонних банков развития, и не могут использоваться для списания убытков на других балансах, не подвергая учреждение риску банкротства.

Собственный капитал МБРР привлекается в размере примерно 5: 1 за счет выпуска долговых обязательств с рейтингом AAA. Следовательно, его способность предоставлять ссуды будет уменьшена на 5 долларов на каждый доллар, распределенный на облегчение долгового бремени в отношении балансов льготных кредиторов.Кроме того, вполне вероятно, что списание приведет к ослаблению позиции собственного капитала Банка и, следовательно, к увеличению стоимости кредитования его заемщиков. Аннулирование долга со значительным сокращением заимствований по более высокой цене окажет серьезное влияние на имеющих право на получение кредитов заемщиков МБРР, в которых проживает 80 процентов беднейшего населения мира.

МВФ : Для Фонда полное списание долга при отсутствии полного финансирования со стороны двусторонних доноров нанесло бы серьезный ущерб, кардинально изменив его роль в качестве якоря для международной финансовой системы на основе возобновляемого характера его ресурсов.Аннулирование долга не только устранит кредитование PRGF, но и нанесет ущерб финансовой целостности Фонда. Золотые резервы МВФ — это фундаментальная сила его финансового положения, повышающая доверие к МВФ и возможность помочь его более широкому членскому составу в кризисных ситуациях. Решение участников 1999 года использовать в качестве единовременной исключительной меры доход от инвестирования прибыли от ограниченных внебиржевых продаж золота для финансирования вклада МВФ в Инициативу HIPC обошлось учреждению и его финансовым учреждениям. члены.Дополнительные продажи поставят под угрозу уверенность членов в прочности Фонда и, следовательно, его способность предоставлять ссуды.

V. Путь вперед

Мы добились значительного прогресса в реализации расширенной инициативы HIPC, но еще многое предстоит сделать. Следующая задача — продвинуться вперед с соглашениями о облегчении бремени задолженности для тех стран, которые еще не получили права на облегчение бремени бедности из-за конфликта или серьезных проблем с управлением. Поскольку страны привержены миру и стабильности, мы считаем, что помощь ХИПК может способствовать переходу от конфликта к устойчивому развитию, и мы надеемся как можно быстрее продвинуться вперед с этими странами.Но мы рассчитываем не только на облегчение долгового бремени, но и на то, чтобы поддержать их развитие в долгосрочной перспективе.

Мы считаем, что лучший способ для международного сообщества поддержать стратегии сокращения бедности в странах с низкими доходами — это открыть их рынки для экспорта из бедных стран и увеличить новые льготные потоки. Г-н Келер и г-н Вулфенсон указали, что они с радостью присоединились бы к кампании, чтобы убедить промышленно развитые страны перейти к давней цели ООН в отношении официальной помощи в целях развития — 0.7 процентов ВНП в течение десяти лет. При нынешнем уровне внешней помощи около 0,24 процента ВНП разница между цифрами составляет 100 миллиардов долларов в год, что намного больше, чем чистые потоки, генерируемые даже самыми амбициозными предложениями по облегчению долгового бремени. Это финансирование необходимо дополнить более широким доступом к рынкам промышленно развитых стран, чтобы развивающиеся страны могли заработать себе дорогу в мировой экономике. Это цели, которые стоит стремиться к достижению целей международного развития.

Расходы

британских банков по кредитам COVID-19 могут вырасти на фоне опасений по поводу повышения налогов

Банки в США.По словам аналитиков, К. столкнется с резким увеличением затрат на взыскание кредитов, обеспеченных государством, в то время как широко распространенные дефолты также могут привести к повышению налогов.

На данный момент банки распределили почти 45 миллиардов фунтов стерлингов в виде возвратных кредитов или BBL меньшим фирмам в условиях пандемии. Ссуды на сумму до 50 000 фунтов стерлингов гарантированы государством на 100%, но ответственность за сбор погашения лежит на банках. Эти ссуды подлежали погашению под 2,5% в мае, чуть больше года с момента создания схемы, но теперь канцлер Риши Сунак продлил крайний срок первого погашения по ссудам еще на шесть месяцев.

В случае дефолта компаний банкам «придется обратиться к правительству с просьбой возместить им плохую ссуду», — сказал в интервью аналитик Redburn Фахед Кунвар.

«Это, вероятно, испортит отношения между правительством и банками … давайте не будем забывать, что банкам выручил черный ход — коэффициент достаточности капитала банков вырос примерно на 100 базисных пунктов, что является одним из худших показателей. рецессии в истории. Когда эти убытки начнут приходить на государственный баланс, возникнут опасения, что произойдет увеличение корпоративного налога », — сказал он.

UK Finance, представляющая банковскую отрасль, работает над схемой создания специального механизма с участием банков и специализированных фирм по взысканию долгов для взыскания долгов по неоплаченным BBL. Однако не все крупные банки стремятся подписаться на эту схему, и The Times сообщила, что от схемы, скорее всего, откажутся.

Служба разрешения споров для бизнеса, группа, созданная при поддержке банков для разрешения споров, подсчитала, что 43% заемщиков не намерены возвращать ссуды.Дэн Фрумкин, генеральный директор Metro Bank PLC, заявил S&P Global Market Intelligence в прошлом году, что он ожидает, что «значительная сумма» кредитов обанкротится.

Малые предприятия в Великобритании имеют больше долгов, чем раньше, при этом 40% считают это бремя «неуправляемым».
Источник: Getty Images

«Неуправляемая задолженность»

Федерация малого бизнеса заявила в декабре 2020 года, что доля малых фирм, имеющих какую-либо форму долга, выросла до 69% с 56%, а доля, описывающая свой долг как «неуправляемый», составила 40% с 13% во время пандемии. .

«Бремя административных расходов на банки заметно возрастет, потому что банки окажутся под давлением, если они будут воспринимать агрессивные действия по принуждению к дефолту по этим BBL», — сказал Кунвар.

Он сравнил потенциальные ловушки для банков, стремящихся взыскать безнадежные долги, с проблемами Royal Bank of Scotland, ныне NatWest Group PLC, после финансового кризиса 2008 года, когда его глобальную группу реструктуризации обвинили в том, что она подталкивала компании, для помощи которых она была создана в реструктуризацию, а затем получение прибыли за счет покупки активов по сильно заниженным ценам.В отчете Управления финансового надзора, опубликованном десятью годами позже, говорится, что в группе существуют «широко распространенные и систематические» проблемы, но не обнаружено никаких доказательств того, что банк искусственно создавал проблемы для здоровых компаний.

«Административное бремя на банки — потому что они должны убедиться, что они понимают природу выявленных дефолтов, и когда вызывать дефолт, а когда нет — будут означать, что расходы банков возрастут», — сказал Кунвар.

Британские банки уже облагаются дополнительным сбором в размере 8% от прибыли сверх налога на прибыль в размере 19%, в то время как существует также банковский сбор, налог на U.К. обязательства 0,1%.

Аналитик

Investec Ян Гордон сказал, что расходы банков могут вырасти по мере восстановления BBL, отметив, что банки рассматривают возможность совместной работы по восстановлению испорченных BBL. Он также обеспокоен тем, что банки могут столкнуться с повышением налогов.

«Если и когда он взорвется и правительство столкнется с серьезными убытками, возможно, будет получено вознаграждение за услугу, тогда могут ли они рассматривать банки как цель, от которой можно возместить убытки? Да. Я тоже предполагаю, что мы увидим некоторое движение вверх. налог на прибыль.Я определенно рассматриваю это как риск «, — сказал Гордон в интервью.

Стандартный подход

И правительство, и банковский сектор согласились с тем, что стандартизированный подход к взысканию долга имеет смысл.

Однако некоторые из крупных банков не хотят присоединяться к финансовому проекту Великобритании, например, с одним ведущим банком, который отказался назвать свое имя, пока продолжались переговоры, заявив S&P Global Market Intelligence, что это всего лишь один из множества рассматриваемых вариантов. .

Metro Bank, который в третьем квартале 2020 года предоставил 1,3 миллиарда фунтов стерлингов в виде BBL, сообщил S&P Global Market Intelligence, что намерен придерживаться финансовой схемы Великобритании.

UK Finance заявила, что ее схема все еще находится в процессе формирования.

«Детальный дизайн коллективного подхода к взысканию долга все еще находится в разработке. Это обеспечит последовательный подход к работе с непогашенными BBL, однако отдельные кредиторы могут захотеть иметь собственное мнение о взыскании долга», — сказал представитель.

Более крупные банки предоставили большинство BBL, что соответствует их большей доле в кредитовании малого бизнеса. Например, Lloyds Banking Group PLC предоставила ссуду в виде BBL на 8,4 млрд фунтов стерлингов в конце третьего квартала 2020 года, но сейчас эта сумма увеличилась до более чем 9 млрд фунтов стерлингов более чем 300 000 фирм.

Между тем NatWest сообщила, что в конце третьего квартала предоставила кредиты BBL на 7,9 млрд фунтов стерлингов, но по состоянию на начало февраля одобрила 291 000 заявок на общую сумму 8 фунтов стерлингов.92 миллиарда. Barclays PLC, которая одобрила BBL на 9,2 миллиарда фунтов стерлингов в третьем квартале, теперь одобрила 10,36 миллиарда фунтов стерлингов для более чем 330 000 клиентов. HSBC Holdings PLC предоставила 6,3 миллиарда фунтов стерлингов в третьем квартале 2020 года.

Трамп имеет полмиллиарда кредитов в срок. Они могут быть его самым большим конфликтом интересов. — Мать Джонс

Позвольте нашим журналистам помочь вам разобраться в этом шуме: подпишитесь на информационный бюллетень Mother Jones Daily и получайте обзор важных новостей.

Выиграйте или проиграйте в ноябре, одно для Дональда Трампа не изменится: в течение следующих нескольких лет его компания должна погасить ряд колоссальных долгов. До окончания теоретического второго срока его компании придется рефинансировать — или, при гораздо менее вероятном сценарии, выплатить — почти полмиллиарда долларов в виде займов, связанных с некоторыми из его самых ценных активов, включая Башню Трампа. Эти долги назревают в опасный момент для Трампа, чьи отели и курорты страдают от снижения доходов. И это было до того, как пандемия коронавируса ударила по индустрии гостеприимства в целом и по Trump Organization в частности, вынудив полностью или частично закрыть большинство ее отелей и курортных объектов.

В формах раскрытия финансовой информации Трамп сообщил, что у него было 14 кредитов на 12 объектов недвижимости. По крайней мере, шесть из этих кредитов, составляющих около 479 миллионов долларов долга, подлежат погашению в течение следующих четырех лет. Некоторые из них гарантированы самим Трампом, а это означает, что кредитор может заняться своими личными, а не корпоративными активами в случае дефолта. Если он удержит Белый дом, рефинансирование этих долгов может вывести его конфликт интересов до абсурдных высот. Как общественность узнает, все ли увеличиваются эти сделки или же Трамп получает выгодные условия от банка, который хочет сотрудничать с президентом? И что может пожелать кредитор взамен помощи Трампу из финансового кризиса?

Крупнейшим кредитором Трампа является Deutsche Bank, который в конце 1990-х годов сделал ставку на девелопера, чья история корпоративных банкротств сделала его неприкасаемым для большинства других кредиторов.Хотя Трамп и находящийся во Франкфурте банк заключили несколько прибыльных сделок, в конце концов подразделение коммерческого кредитования Deutsche на собственном горьком опыте узнало одну причину, по которой другие банки считали его персоной нон грата: если кредиторы подталкивают его к платежам, Трамп дает отпор. В 2008 году, после того как он объявил дефолт по кредиту на строительство своего отеля и кондоминиума в Чикаго, он подал многомиллиардный иск, обвинив Deutsche Bank и других в причастности к недавнему финансовому кризису, который он обвинил в своей неспособности выплатить ссуду.

Тем не менее, подразделение частного банковского обслуживания Deutsche, обслуживающее состоятельных клиентов, продолжало предоставлять Трампу ссуды в размере 125 миллионов долларов в рамках двух займов для финансирования покупки и ремонта его гольф-курорта Doral в 2012 году. Это означает, что процентная ставка колеблется в зависимости от рыночных условий, которые, по словам кредитных экспертов, обычно указывают на то, что это ссуды только под проценты. Если это так, то Трамп, вероятно, не выплатил большую часть основной суммы долга, если вообще выплатил, и будет должен что-то около 125 миллионов долларов, когда срок погашения займов наступит в 2023 году.

В 2014 году Трамп взял отдельный плавающий заем в частном банке Deutsche для финансирования строительства своего роскошного отеля в Вашингтоне, округ Колумбия. Остаток этого долга в размере 170 миллионов долларов подлежит выплате в 2024 году. В этом году Трамп также будет должен Deutsche от 25 до 50 миллионов долларов в связи с его отелем и комплексом в Чикаго.

Трамп получил дополнительные ссуды от компании Ladder Capital, финансовой фирмы, которая специализируется на объединении коммерческого долга с ценными бумагами с ипотечным покрытием.Такие компании, как Ladder, часто являются кредиторами последней инстанции для людей и компаний, которые по тем или иным причинам испытывают трудности с получением денег в традиционных банках (кхм, Трамп). Такие фирмы готовы делать рискованные ставки, потому что они секьюритизируют долг и перекладывают ответственность за него на инвесторов. У Трампа есть два кредита Ladder со сроком погашения в течение следующих нескольких лет: ипотечный кредит на 100 миллионов долларов только под проценты на Trump Tower и ссуду примерно на 13 миллионов долларов от Trump Plaza. Кредит Trump Tower будет увеличен в сентябре 2022 года.

Крупные беспроцентные ссуды Трампа — обычное дело для крупных застройщиков, которые, в отличие от вашего типичного домовладельца, не стремятся выплатить ипотечный кредит за свою собственность. Застройщики обычно берут новые ссуды только под проценты по мере наступления срока погашения старых, в некоторых случаях используя растущую стоимость недвижимости для извлечения дополнительных денежных средств. У Трампа, например, уже давно есть ипотечный кредит на Trump Tower, он никогда не выплачивал его и периодически увеличивал размер кредита при рефинансировании.

«Я думаю, что любой банк в Соединенных Штатах, о котором я только могу вспомнить, ответил бы точно так же: он токсичен.

Но в нынешних обстоятельствах — когда Трамп — громоотвод для разногласий, экономика колеблется, а его компания не в лучшем положении — Трампу может быть нелегко убедить Deutsche или Ladder в необходимости рефинансирования.

Страдая от собственных шатких финансов и серии скандалов, связанных с мошенничеством с процентными ставками, отмыванием денег и другими сомнительными методами, Deutsche пережила несколько трудных лет. Его связи с Трампом усугубили его беды, сделав его магнитом для повесток в суд от комитетов Конгресса, а также большого жюри Нью-Йорка, ищущих финансовые отчеты Трампа.

Еще до того, как Трамп был избран, руководители Deutsche испортили отношения, отклонив запрос Трампа о ссуде на сумму более 10 миллионов долларов в начале 2016 года, сообщает New York Times . Среди прочего их беспокоило, как это будет выглядеть, если Трамп объявит дефолт и банку придется преследовать активы президента США. В его последнем финансовом отчете больше не упоминаются брокерские и сберегательные счета в частном банке Deutsche, что говорит о том, что он больше не является его клиентом.

Нэнси Уоллес, профессор финансов в сфере недвижимости Калифорнийского университета, школа бизнеса Haas в Беркли, говорит, что проверка, с которой столкнулся Deutsche Bank, может отпугнуть другие банки.«Я думаю, что любой банк в Соединенных Штатах, о котором я только могу вспомнить, ответил бы точно так же: он токсичен. Подвергать себя такому надзору в нынешних нормативных условиях для кредиторов, которые достаточно велики, чтобы предоставить ему капитал, — это просто неудача ».

Майк Оффит, бывший руководитель Deutsche Bank, который был одним из банкиров Трампа в 1990-х годах, прогнозирует, что, если Трамп останется на своем посту, Deutsche предоставит ему краткосрочное продление, пока он не уйдет с должности. Но это не принесет счастья.

«Им просто нужно сделать простую вещь — расширить ее», — говорит Оффит. «Еще больше проблем, если они попытаются лишить президента права выкупа. Удачи с этим. Таким образом они будут возвращаться в новости каждый день ». (Deutsche Bank отказался комментировать, будет ли он продлевать или рефинансировать ссуды Трампа.)

Эксперты по коммерческому кредитованию говорят, что такая фирма, как Ladder Capital, которая полагается на более хладнокровные финансовые расчеты, может быть более склонна к кредитованию Трампа.Но из-за того, что из-за пандемии его бизнес сильно пострадает в ближайшие годы, Трампу, возможно, не понравятся условия, которые могут быть менее благоприятными, чем условия его первоначальных займов. (Лестница не ответила на вопросы Mother Jones . Ни Trump Organization, ни внешний советник компании по этике, ни Белый дом не ответили.)

Кевин Риордан, давний директор по финансам в сфере недвижимости и директор Центра недвижимости Университета Рутгерса, говорит, что Ladder преуспела в своих предыдущих отношениях с Трампом, но он отмечает, что экономика изменилась.Ladder и ее конкуренты в сфере коммерческих ценных бумаг, обеспеченных ипотекой, могут предоставлять ссуды только при наличии рынка облигаций на недвижимость, который может иссякнуть во время финансового кризиса. «Сегодня это совсем другая игра», — говорит он. Он добавляет, что в последние годы индустрия cmbs в значительной степени прекратила финансирование полей для гольфа — поскольку это сезонный бизнес, они не считаются беспроигрышным вариантом.

«С 2012 года мир сильно изменился, и я думаю, что Организация Трампа не подходит для этого нового мира», — говорит Уоллес.«Это не значит, что нет какой-то частной инвестиционной компании, которая была бы очень соблазнительной, если бы он был готов заплатить очень высокий купон».

Частные инвестиционные компании специализируются на использовании плохих ситуаций — покупке недвижимости и долгов, которые большинство фирм Уолл-стрит не коснется. Дело не в том, что они не осознают опасности; условия заключаемых ими сделок часто рассчитаны на то, чтобы они так или иначе вернули свои деньги. И они, не колеблясь, пойдут за неплатежеспособным заемщиком — возможно, даже за президентом.

«Есть так много оппортунистических кредиторов. Все они будут делать это », — говорит Оффит, отмечая, что хедж-фонды также могут вести дела с Трампом. «Они ссужали Теду Банди. Им все равно «.

В любом случае, ссуды, которые Трамп должен выплатить в ближайшее время, представляют собой беспрецедентное этическое минное поле, изобилующее потенциальными конфликтами интересов и возможностью коррупции. «Это очень обескураживает», — говорит Вирджиния Кантер, главный советник по этике наблюдательной группы «Граждане за ответственность и этику» в Вашингтоне и бывший юрист по этике в Министерстве финансов и Комиссии по ценным бумагам и биржам.«Я уверен, что в некотором смысле лучшее, что может случиться, — это то, что он не выиграет переизбрание».

Поскольку Всемирный банк подталкивает других к списанию долга, он не участвует

Вид на штаб-квартиру Всемирного банка в Вашингтоне, округ Колумбия Фото: Дебора Кампос / Всемирный банк / CC BY-NC-ND

ВАШИНГТОН. заявляя о побуждении двусторонних и частных кредиторов к более активным действиям по облегчению долгового бремени, он утверждает, что это не должно быть частью существующих инициатив по приостановлению долга.

Страны мира с самыми низкими доходами должны Всемирному банку в этом году около 4 миллиардов долларов в счет выплат по обслуживанию долга, и некоторые защитники утверждают, что, поскольку финансирование имеет решающее значение, Всемирному банку следует, по крайней мере, рассмотреть возможность приостановления этих платежей для обеспечения дополнительной ликвидности. Это происходит на фоне опасений, что меры Всемирного банка по борьбе с COVID-19 слишком медленны и могут не доходить до наиболее уязвимых слоев населения.

«Мы считаем, что банку необходимо обратиться за списанием долгов, а не просто просить об этом у других».

— Хайме Атьенса, руководитель отдела долговой политики, Oxfam

«Ускорение потока средств в беднейшие страны мира — отличный шаг, который может уменьшить побочное воздействие пандемии в таких ключевых секторах, как здравоохранение и образование, но и в беднейших странах. также срочно нуждаются в ликвидности, которую обеспечивает приостановка обслуживания долга », — говорится в заявлении Гейл Смит, президента и главного исполнительного директора ONE Campaign.

«Не сумев приостановить выплаты по обслуживанию долга, Всемирный банк снимает инструмент со стола в то время, когда беднейшим странам мира — так же, как и более богатым странам — необходимо стабилизировать свою экономику и отреагировать на пандемию», — сказал Смит.

В период с апреля по сентябрь Всемирный банк выделил более 8 миллиардов долларов на финансирование беднейших стран, участвующих в Инициативе по приостановке обслуживания долга G-20, включая 2,6 миллиарда долларов в виде грантов, сообщил Devex представитель Всемирного банка в электронном письме.По словам пресс-секретаря, Всемирный банк предоставляет гранты, ссуды с почти нулевой процентной ставкой и ссуды с длительным сроком погашения, которые имеют решающее значение для стран с крупной задолженностью.

«Всемирный банк согласился с нашими акционерами в том, что наша роль во время кризиса состоит в том, чтобы заранее выделить ресурсы, чтобы обеспечить своевременный и значительный положительный финансовый приток в страны, не увеличивая долговую уязвимость», — сказал представитель.

Всемирный банк утверждал, что он обеспечивает чистые положительные потоки в эти страны, предлагая дополнительное финансирование COVID-19, и приостановка обслуживания долга может поставить под угрозу его кредитный рейтинг AAA и ограничить или сделать его финансирование более дорогим в будущем, согласно пояснительная записка, выпущенная в июле.

«Приостановление обслуживания долга МБР, вероятно, сократит чистое финансирование стран МАР за счет подрыва привлекательности долга МБР, включая долг МАР, и значительного увеличения стоимости финансирования МАР и МБРР. Учитывая, что МАР и МБРР имеют небольшую маржу для покрытия своих административных расходов », — говорится в записке.

Далее объясняется, что долгосрочные издержки приостановки обслуживания долга перевесили бы краткосрочные выгоды. Банк обеспокоен тем, что, если он предложит приостановку долга, в то время как частные кредиторы по-прежнему не будут участвовать в DSSI G-20, банк поставит под угрозу режим своего привилегированного кредитора, что означает, что он получит возврат в первую очередь — ключевой фактор в поддержании его рейтинга AAA. в записке сказано.

«Наша способность выделять рекордные суммы во время кризиса была бы намного меньше, если бы мы поставили под угрозу наш доступ к рынку, приостановив выплаты по долгам без поддержки акционеров, чтобы сделать МБРР и МАР единым целым», — заявил представитель Всемирного банка.

Достигает ли Всемирный банк ускоренного финансирования COVID-19 наиболее уязвимых слоев населения?

Некоторые группы гражданского общества предупреждают, что организация уделяет приоритетное внимание скорости, а не обеспечению помощи тем, кто наиболее уязвим к пандемии.

Несмотря на то, что банк уделяет особое внимание чистым положительным потокам и поддержке стран, анализ, проведенный Центром глобального развития, показывает, что есть страны, которые платят Всемирному банку по долгам больше, чем получают поддержку.

Получайте самые важные заголовки о разработке на свой почтовый ящик каждый день.

Спасибо за подписку!

Например, Сальвадор выплатит Всемирному банку 0,15% своего ВВП в счет обслуживания долга в этом году, но до сих пор не получил финансирования.По данным CGD, другие страны, включая Йемен, Индонезию и Украину, платят банку больше, чем получают.

«До сих пор складывалось впечатление, что существует отрицание этой проблемы и что банк напрямую оказывает давление на других и пытается уйти, не выполняя при этом свою роль», — сказал Devex Хайме Атьенса, руководитель отдела долговой политики Oxfam. .

«Мы считаем, что банку необходимо обратиться за облегчением долгового бремени, а не просто запрашивать его у других», — сказал Атиенца, добавив, что банк может изучить несколько способов сделать это, но ему необходимо принять решение и начать действовать.

В своем коммюнике на этой неделе Группа двадцати заявила, что приветствует обязательства многосторонних банков развития перед странами с самыми низкими доходами, но также заявила, что они должны сделать больше, в том числе предоставить более подробную информацию обо всех новых ресурсах, которые предоставляются на страна по стране.

«Защищая свои текущие рейтинги и низкую стоимость финансирования, МБР поощряют продолжать свои коллективные усилия по поддержке DSSI, в том числе путем предоставления чистых положительных потоков странам, имеющим право на DSSI, в течение периода приостановки, включая период продления. », — говорится в сообщении.

Коммюнике Комитета развития Всемирного банка, опубликованное в пятницу, выпустило аналогичное сообщение, призывающее МБР пойти дальше, изучить дополнительные предложения по чрезвычайному финансированию COVID-19, повысить качество данных о долге и улучшить раскрытие информации о долге.

«В условиях высокого уровня государственного долга, сокращения экономики и растущего финансового давления мы признаем, что лечение долга, выходящее за рамки DSSI, может потребоваться в каждом конкретном случае», — говорится в коммюнике по вопросам развития.

Ранее на этой неделе G-20 согласовала «в принципе» общую основу для обработки долга и будет работать над деталями процесса сокращения и реструктуризации долга на встрече в ноябре.

Даже если Всемирный банк не участвует в приостановлении обслуживания долга, поскольку разговоры о более широкой реструктуризации или прощении долга продолжаются, многосторонние банки развития, включая Всемирный банк, «должны быть частью процесса сокращения долга, как это делает частный сектор», Об этом Devex сообщил исполнительный директор Jubilee USA Network Эрик ЛеКомпте.

«Если мы действительно хотим всеобъемлющего решения, все долги должны быть на столе для облегчения и реструктуризации», — сказал он.

окт.19, 2020: В эту статью добавлены комментарии Всемирного банка.

Печать статей для совместного использования с другими является нарушением наших условий и политики авторских прав. Воспользуйтесь параметрами публикации в левой части статьи. Подписчики Devex Pro могут публиковать до 10 статей в месяц с помощью инструмента публикации Pro ().

Сколько денег мир должен Китаю?

В то время как роль Китая в мировой торговле широко освещается и вызывает политическую поляризацию, его растущее влияние в международных финансах остается более неясным, в основном из-за отсутствия данных и прозрачности.За последние два десятилетия Китай превратился в крупного мирового кредитора, сумма непогашенных требований в настоящее время превышает 5% мирового ВВП. Практически все эти кредиты являются официальными, поступают от правительства и контролируемых государством организаций.

Наше исследование, основанное на новом всеобъемлющем наборе данных, показывает, что Китай предоставил развивающимся странам намного больше кредитов, чем было известно ранее. Это систематическое занижение данных о китайских кредитах создало проблему « скрытых долгов » — это означает, что как страны-должники, так и международные организации имеют неполное представление о том, сколько стран всего мира должны Китаю и на каких условиях.

В общей сложности китайское государство и его дочерние компании предоставили около 1,5 триллиона долларов в виде прямых займов и торговых кредитов более чем 150 странам по всему миру. Это превратило Китай в крупнейшего официального кредитора в мире, превосходящего традиционных официальных кредиторов, таких как Всемирный банк, МВФ или все правительства-кредиторы ОЭСР вместе взятые.

Несмотря на большие масштабы бума зарубежного кредитования Китая, официальных данных о связанных с этим потоках и запасах долга не существует. Китай не сообщает о своем международном кредитовании, а китайские кредиты буквально проваливаются через трещины традиционных учреждений, занимающихся сбором данных.Например, рейтинговые агентства, такие как Moody’s или Standard & Poor’s, или поставщики данных, такие как Bloomberg, сосредотачиваются на частных кредиторах, но кредитование Китая финансируется государством и, следовательно, вне их поля зрения. Сами страны-должники часто не собирают данные о задолженности государственных компаний, которые являются основными получателями китайских займов. Кроме того, Китай не является членом Парижского клуба (неформальной группы стран-кредиторов) или ОЭСР, которые собирают данные о кредитовании официальными кредиторами.

Чтобы восполнить этот недостаток знаний, мы начали многолетний сбор данных. Мы собрали данные из сотен первичных и вторичных источников, собранных академическими учреждениями, аналитическими центрами и государственными учреждениями (включая историческую информацию Центрального разведывательного управления). Полученная в результате база данных дала первую полную картину накоплений и потоков внешней задолженности Китая по всему миру, включая почти 2000 кредитов и почти 3000 грантов с момента основания Народной Республики в 1949–2017 годах.Большинство китайских займов помогли профинансировать крупномасштабные инвестиции в инфраструктуру, энергетику и горнодобывающую промышленность.

Что мы узнали о внешнем кредитовании Китая

Наши данные показывают, что почти все кредиты Китая предоставляются правительством и различными государственными организациями, такими как государственные предприятия и государственные банки. Бум зарубежного кредитования Китая уникален по сравнению с оттоком капитала из США или Европы, который в значительной степени осуществляется частным сектором. Мы также показываем, что Китай имеет тенденцию предоставлять ссуды на рыночных условиях, то есть по процентным ставкам, близким к ставкам на рынках частного капитала.Другие официальные организации, такие как Всемирный банк, обычно предоставляют ссуды по льготным ставкам, процентным ставкам ниже рыночных и с более длительными сроками погашения. Кроме того, многие китайские кредиты обеспечены залогом, что означает, что выплаты по долгам обеспечиваются доходами, например доходами от экспорта сырьевых товаров.

Народная Республика всегда была активным международным кредитором. В 1950-х и 1960-х годах, когда он ссужал деньги другим коммунистическим государствам, на Китай приходилась небольшая доля мирового ВВП, поэтому кредитование практически не влияло на структуру глобальных потоков капитала.Сегодня китайское кредитование является значительным по всему миру. Последним сопоставимым всплеском оттока капитала по инициативе государства стало кредитование США разрушенной войной Европы после Второй мировой войны, включая такие программы, как план Маршалла. Но даже тогда около 90% из 100 миллиардов долларов (в сегодняшних долларах), потраченных в Европе, составляли гранты и помощь. Мало что было сделано на рыночных условиях и с такими условиями, как обеспечение.

На стороне заемщика долг быстро накапливается: по нашим оценкам, для 50 основных развивающихся стран-получателей средний размер долга перед Китаем увеличился с менее чем 1% ВВП страны-должника в 2005 году до более чем 15% в 2017 году. .Десяток из этих стран задолжали Китаю не менее 20% своего номинального ВВП (Джибути, Тонга, Мальдивы, Республика Конго, Кыргызстан, Камбоджа, Нигер, Лаос, Замбия, Самоа, Вануату и Монголия).

Что еще более важно, наш анализ показывает, что 50% кредитов Китая развивающимся странам не регистрируются, а это означает, что эти объемы долга не фигурируют в источниках данных «золотого стандарта», предоставленных Всемирным банком, МВФ или рейтинговыми агентствами. . Незарегистрированное кредитование Китая выросло до более чем 200 миллиардов долларов США по состоянию на 2016 год.

Скрытые долги и скрытые риски

Неспособность объяснить эти «скрытые долги» Китаю искажает взгляды официального и частного секторов по трем существенным причинам. Во-первых, официальная работа по надзору затрудняется, когда неизвестна часть долга страны. Оценка бремени погашения и финансовых рисков требует подробных знаний обо всех непогашенных долговых инструментах.

Во-вторых, частный сектор будет недооценивать долговые контракты, такие как суверенные облигации, если он не сможет понять истинный объем долгов, которые государство должно.Эта проблема усугубляется тем фактом, что многие китайские официальные кредиты содержат положения о залоге, так что в случае проблем с погашением может быть оказано предпочтение Китаю. В результате частные инвесторы и другие конкурирующие кредиторы могут недооценивать риск неисполнения своих требований.

И, в-третьих, прогнозисты мировой экономической активности, не знающие о резких скачках и остановках китайского кредитования, упускают важный фактор колебания, влияющий на совокупный мировой спрос. Можно было бы взглянуть на всплеск кредитования 1970-х годов, когда богатые ресурсами страны с низким уровнем дохода получили большие суммы синдицированных банковских кредитов от США.S., Европа и Япония, для создания соответствующего прецедента. Этот цикл кредитования плохо закончился, когда цены на сырьевые товары и экономический рост резко упали, а десятки развивающихся стран объявили дефолт во время последовавшего спада.

Но ссуды для развивающихся стран — это лишь один элемент внешней кредитной деятельности Китая. При добавлении портфельных долгов (включая 1 триллион долларов долга Казначейства США, приобретенного центральным банком Китая) и торговых кредитов (для покупки товаров и услуг), совокупные требования правительства Китая к остальному миру превышают в общей сложности 5 триллионов долларов.Другими словами, по состоянию на 2017 год страны мира имели задолженность перед Китаем более 6% мирового ВВП.

Еще одним важным элементом присутствия Китая в мировых финансах является растущая сеть своп-линий Народного банка Китая (НБК). Своп-линии центрального банка можно понимать как постоянные кредитные линии, по которым центральные банки соглашаются обменивать свои валюты для облегчения торговых расчетов и удовлетворения потребностей в ликвидности. По состоянию на 2018 год НБК подписал соглашения об обмене с более чем 40 центральными банками (от Аргентины до Украины), предоставляя право обменивать более чем U.550 миллиардов долларов их собственной валюты за китайскую валюту (юань или юань). В результате страны, испытывающие финансовые затруднения, могут обратиться к Китаю раньше международных финансовых институтов, включая МВФ. С 2013 года Аргентина, Монголия, Пакистан, Россия и Турция использовали свои своповые линии в юанях в периоды рыночных бедствий.

Почему это важно? Кредитование МВФ является прозрачным и обычно зависит от плана по совершенствованию национальной политики. Это не всегда верно для китайского кредитования, которое вызывает важные вопросы о старшинстве кредиторов.Например, если страна, имеющая задолженность перед Китаем, обращается к МВФ, должностные лица должны знать, что любые средства, выделяемые МВФ, могут быть использованы для выплаты другому официальному кредитору, Китаю, а не для ослабления рыночной напряженности.

Забегая вперед, мы обнаруживаем, что отток кредитов из Китая заметно замедлился с 2015 года параллельно с продолжающимся замедлением роста внутренней экономики Китая. Мы также задокументировали недавний всплеск числа кредитных событий по китайским займам, которые не фигурируют в отчетах международных рейтинговых агентств.С 2011 года два десятка развивающихся стран реструктуризировали свой долг Китаю. Это недавнее увеличение частоты реструктуризации суверенного долга Китая может иметь благоприятное толкование, но, учитывая более медленный рост и более низкие цены на сырьевые товары в последние годы, это вполне может быть признаком назревающих проблем с ликвидностью и платежеспособностью во многих развивающихся странах. На этом фоне требуется гораздо больше работы для анализа характеристик и потенциального воздействия кредитования Китая во всем мире.Если роль Китая в международных финансах будет оставаться в тени, глобальная оценка рисков и работа по надзору в стране останутся опасно незавершенными.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.